Биографии повстанцев

майор Вацлав Хойна, псевдоним "Хородыньски"



Вацлав Хойна,
псевдоним "Маевски", "Молоток", "Сьверчиньски", "Сьверк", "Хородыньски",
солдат АК, майор.


         Вацлав Хойна родился 4 августа 1907 г. в Засланье на Волыни. Его отец Цезари был государственным служащим, мать Хелена Пашалис-Якубович герба Якубович, была внучкой ссыльного участника Январского Восстания.
         Вацлав учился в Государственной гимназии в Остроге, а с пятого класса в Государственной гимназии в Здолбунове, где в 1927 получил аттестат зрелости. Он очень хорошо знал латинский и греческий.



         В 1928 Вацлав закончил ШПП (Школу подхорунжих пехоты) в Коморове возле Острова, а в 1930 Школу подхорунжих артиллерии в Торуни.





Свидетельство об окончании школы подхорунжих и офицерский патент


         После ее окончания в августе 1930 г. Вацлав получил назначение в 4-й Куявский полк легкой артиллерии, где вскоре стал командиром батареи. Полк стоял в Иновроцлаве. 1 января 1934 г. полковник Кароль Хауке Босак присвоил ему звание поручика.



Подпоручик Вацлав Хойна на меневрах в 1933г.

         Вацлав Хойна был страстным спортсменом, занимался фехтованием, вольтижировкой, прыжками через препятствия на лошади, ездил на лыжах и коньках, занимался полетами на планерах.



Вацлав Хойна во время конных соревнований в 1933 г.

         Вацек не придавал значения денежным вопросам: в 1939 г. он выиграл главный выигрыш в лотерею ... купил новые лыжи, а остальные деньги сунул в ящик стола. Он был так занят спортом, что не нашел времени на то, чтобы положить деньги в банк или вложить куда-нибудь. Во время войны деньги обесценились.





Удостоверение пилота планера


         Вацлав также был страстным охотником, несколько раз побеждал в охоте на лис на своем любимом коне (Blackie/Blaki), а ранее Аните.



вырезка из местной газеты о скачках св. Губерта (Хойна занял второе место)




удостоверение охотничьей секции Вацлава Хойны, 1938 г.


                  

приглашение на бал 59 полка IV полка легкой артиллерии (для А. Дзикевича с семьей перед свадьбой с Марией, 1934 г.).

         В ноябре 1934 г. поручик Вацлав Хойна женился на Марии Дзикевич (после получения разрешения от полковника К. Хауке Босака, который согласно традиции заранее познакомился с будущей невестой и ее родителями).



Свадебная фотография, 1934 г..




Куявская газета, 27 ноября 1934 г.

         В декабре 1936 г. родилась дочь Кристина, а в январе 1938 г. вторая дочь Анна.



Дочери супругов Хойна, Кристина и Анна, весна 1939 г.



Поручик Вацлав Хойна с женой Марией в Солянках, 1936 г.

         Бывали также совместные поездки с тестем, Анджеем Дзиковским, живущим в Иновроцлаве художником и скульптором.



Вацлав Хойна с Анджеем Дзиковским в Морском Оке, 1936 г.


  

фотографии избранных работ Анджея Дзикевича, касающиеся курорта Солянки в Иновроцлаве

Сентябрьская кампания

         Во время сентябрьской кампании 1939 г. поручик Вацлав Хойна был командиром 2 батареи, заместителем командира и и.о. командира I-го дивизиона 4-го Куявского полка легкой артиллерии 4 дивизии пехоты Армии Поморье под командованием генерала Владислава Бортновского. Со своим отрядом он принимал участие в битве под Бзурой. В докладе о Сентябрьской кампании он с сожалением прокомментировал плохое вооружение, которое они получили (среди прочего испанский револьвер времен I мировой войны). Его отчет об участии в сентябрьской кампании 1939 г. хранится в IPMS (Польский Институт и Музей им. генерала Сикорского).



поручик Вацлав Хойна, 1939 г.



утреннее сообщение от 1 сентября, переданное жене: "Война. Я назначен командиром батареи...

         После проигранного сражения Вацлав попал в плен. Во время перевозки военнопленных в офлаг он бежал из поезда под Кутно. Несмотря на сильную стрельбу, он не был ранен. Вацлав скрывался в крестьянском доме, но хозяева выдали его немцам, и он был вновь арестован.
         Вацлав попал на пункт предварительного заключения для военнопленных, где начал симулировать болезнь и был переведен в лазарет для больных пленных. Оттуда его выписали с ложным диагнозом: тиф, который поставил немецкий врач, облегчая Вацлаву побег (между ними установились дружеские отношения, когда Хойна показал врачу фотографию своих двух маленьких дочерей, которые были такого же возраста, как дети немца). Вацлав вернулся в Иновроцлав, где несколько недель работал рабочим на фабрике соды в Монтвах. Вскоре его предупредили, что им интересуется гестапо.

           


           

отчет о сентябрьской кампании и пребывании в плену



отчет Я. Костшака о боях 4 полка легкой артиллерии во время сентябрьской кампании


Период оккупации

         Вацлав остановился у своей двоюродной сестры – Зофии, урожденной Кенстович, а также ее мужа Станислава Колонна-Валевского.
         Станислав до войны был директором водочной фабрики "Хабербуш-Шилле" в Варшаве. Он привлек Хойну к участию в создающемся подполье. Из его квартиры можно было наблюдать за варшавским гетто. Станислав под лестницей в тайнике хранил секретные документы.
         Станислав был членом СВБ (Związek Walki Zbrojnej, ZWZ - Союз Вооруженной Борьбы). Он был арестован гестапо в присутствии жены Софии 12.01.1942 в 6.30 утра. Сперва ему выбили передние зубы и разгромили квартиру. Уходя он шепнул жене, что даже если его посадят на лезвие бритвы, он ничего не скажет.
         Станислав попал на Павиак, а потом в Освенцим, который пережил. Его близкие родственники были убиты украинцами во время резни на Волыни в 1943 г. После войны, будучи директором Польмос Зелена Гура, разработал рецептуру рябиновки на коньяке.



Фотографии из лагерных документов Станислава Колонна-Валевского

         Еще в октябре 1939 г. Хойна попал в подпольную ячейку Союза вооруженной борьбы — СВБ, членом которой был до августа 1940 г. (см. личную анкету, стр. 1). Весной 1940 г. из крестьянской организации "Рацлавице" выделяется и начинает самостоятельную деятельность Польская вооруженная организация — ПВО (Polska Organizacja Zbrojna - POZ). В ее ряды вступает много молодых офицеров, которые очень тяжело перенесли сентябрьское поражение и достаточно критически оценивали военную деятельность высших офицеров. К ПВО присоединяется много небольших подпольных организаций: Польская боевая организация (Polska Organizacja Bojowa), Военная организация свободы «Знак» (Wojskowa Organizacja Wolności "Znak"), часть Союза вооруженного действия (Związek Czynu Zbrojnego (ZCZ), часть Тайной армии Польша (Tajna Armia Polska (TAP), часть Гвардии национальной обороны (Gwardia Obrony Narodowej (GON), часть Военной организации «Волки» (Organizacja Wojskowa "Wilki"), а также часть "Подъема" ("Pobudka"). Новая организация после объединения приняла название Польская вооруженная организация «Знак» (Polska Organizacja Zbrojna "Znak" (POZ "Znak").
         Хойна действует в ПВО с марта 1940 г. до 1941 г. (см. Главная аттестационная комиссия АК). Комендантом I Округа ПВО Варшава-город становится дипломированный капитан Вацлав Янашек ("Ярына", "Радомски", "Болек"). Начальником штаба был капитан Станислав Стечковски "Загоньчик", а начальником II Отдела – разведка и контрразведка - был назначен капитан Вацлав Хойна ("Сьверчински", "Сьверк", "Маевски", "Молоток", "Хородыньски"). В этом составе штаб действовал в период с марта 1940 до декабря 1941 года. В декабре 1941 г. капитан Вацлав Хойна был назначен комендантом варшавского повета ПВО. В округе ПВО Варшава-город готовили саперов, водителей, артиллеристов. Капитан Вацлав Хойна сформировал и подготовил в Легионове артиллерийский дивизион.
         Польская военная организация, реализуя директиву Главного Коменданта СВБ генерала Стефана Ровэцкого "Грота", налаживает весной 1940 г. сотрудничество с этой организацией (сохранился только один отчет о встрече Хойны с Гротом-Ровэцким). Велась подготовка к объединению двух организаций. Часть офицеров ПВО действовала одновременно в структурах СВБ. Комендант I Округа ПВО Варшава-город, дипломированный капитан Вацлав Янашек "Болек", входит в состав "штаба диверсии" Союза Возмездия СВБ (будущего Кедива). В его руках находятся координация и тактично-оперативное сотрудничество в сфере текущей вооруженной борьбы.
         С января 1941г. Хойна состоит в Польском повстанческом союзе (P.Z.P. (Polski Związek Powstańczy, кодовое название АК). Присягу у него принял Вацлав Янашек (Саперный батальон, майор Ярына/Болек); Кедив 53. Другие источники сообщают, что капитан Вацлав Хойна в апреле 1941 г. вступил в СВБ-АК, присягу у него принимал Вацлав Янашек. В этот период он принимает и готовит к подпольной деятельности парашютистов, а также контролирует закупку оружия (см. Главная аттестационная комиссия АК), также он проходит двухлетний дивизионный курс командиров при 34 дивизионе. Кроме того, Хойна сотрудничает, в том числе, с отделом артиллерии ГК АК в области обучения.
         Выполняя директивы ГК АК, в 1942 г. Майор Вацлав Хойна, выполняя соглашение о слиянии, передал 31 октября 1942 г. в Армию Крайову солдат и снаряжение из 7 центров, находящегося под его командованием варшавского повета, действовавших в Радости, Прушкове, Влохах, Ожарове, Рембертове, Легионове, а также Пястове.
         Принимая командование в повете, он получил задание организации структур, сложное как из-за разрозненных кадров, так и из-за определенных помех в организационной связи, вызванных предыдущими арестами. Порученную задачу он выполнил успешно.
         11 ноября 1942 Хойна получил звание капитана.
         Еще до операции слияния, вместе со своим начальником майором Вацлавом Янашеком, Хойна принимал активное участие в деятельности структур СВБ. После слияния организаций он перешел в Кедив ГК АК, где с декабря 1942 г. занимал должность начальника I Организационного отдела "Магистрат", "Громада", который был ячейкой легализации Кедива.




Памятный ринграф от сотрудников I Отдела

         I Отдел состоял из двух отделений. Организационно-кадровое отделение возглавлял начальник Отдела, Вацлав Хойна. В сферу его обязанностей входили все организационные и кадровые вопросы Кедива. Отделением легализации (в I Отделе) руководил с июня 1943 г. заместитель начальника Отдела подпоручик/поручик Станислав Вежиньски "Клара", отвечавший за обеспечение документами текущей деятельности Кедива. Непосредственным командиром был "Радослав", а высшим командиром "Нил".
         Вацлав Хойна по договоренности с майором Янашеком был также ответственным за архив ГК АК; хранить архив ему помогала в частности связная "Хэся" – Янина Стэмпневска, которая затем была главной связной Хойны во время Варшавского Восстания. После войны она была награждена Крестом Виртути Милитари V класса.
         В 1941 г. ГК СВБ создала организацию "Веер" для проведения диверсий в тылу восточного фронта. Отряды ПВО многократно поддерживали операции диверсионных отрядов "Веера". Позже ГК СВБ приняла решение передать задачи "Веера" созданному "Кедиву" – Руководству диверсии. Среди группы из нескольких офицеров, ликвидировавших "Веер", был также капитан Вацлав Хойна, занимавший должность начальника I Отдела – Организационного — в Кедиве ГК АК.



удостоверение с фальшивым местом рождения Вацлава Хойны

         За свою деятельность в ПВО Хойна был награжден Золотым Крестом Заслуги с мечами
         В ходатайстве о награждении, подписанном 5 мая 1944 г., майор Вацлав Янашек, псевдоним "Болек" пишет:
         "Сьверчиньски", "Маевски", "Сьверк" (ныне "Хородыньски"), капитан артиллерии действительной службы, 1942, до войны командир батареи 4 полка легкой артиллерии, во время войны командир батареи и и.о. командира дивизиона 4 полка легкой артиллерии, ныне Кедив 81 - начальник I. После кампании 39 г. бежал под Кутно из поезда — транспорта, направлявшегося в офлаг. I 40 г. - Союз вооруженного действия Варшава, III 40 г. ПВО - II Отдел, XII 41 г. - комендант повета Варшава ПВО, XII 42 г. Кедив 81 - начальник I. Двухлетний дивизионный курс командиров дивизиона при 34.
         Обоснование: Работает в трудных условиях, имея в распоряжении ничтожные материальные средства, благодаря энергии, а также рвению имеет очень большие заслуги в организационно-подпольной работе, особенно на посту коменданта повета Варшавы. Упорядочил существующие в отдельных населенных пунктах отряды, проводя (инспекционно) отбор элементов, представляющих реальную ценность для нашей работы. Передал в ППС (Польский повстанческий союз, кодовое название СВБ, АК) полностью упорядоченную территорию. Одновременно все свободные минуты посвящал сформированному им дивизиону артиллерии на территории Легионова, постоянно сотрудничая в учебно-издательской области с артиллерийским отделом".


         Личные документы периода оккупации находятся в фондах Военного бюро исторических исследований, III/21/15, k.32-36.



ходатайство о награждении Вацлава Хойны

         Во время оккупации Вацлав Хойна все время находился в Варшаве. Несколько раз он убегал от немцев, в том числе после задержания во время облавы выскочил на улице Длугой из быстро едущего и хорошо охраняемого немцами грузовика, в котором ехал с другими арестованными. Несмотря на сильный обстрел, ему удалось убежать. В облавах ему также удавалось подкупать немцев, ему очень везло.
         Также Хойна несколько раз пробирался в гетто в Варшаве, чтобы организовать поставки оружия. Согласно воспоминаниям его дочери Кристины, сильнее всего он был потрясен видом детей, умиравших от голода на улицах напротив многочисленных кафе и ресторанов, в которых развлекались другие обитатели гетто. Во время оккупации его разыскивало гестапо, поэтому он постоянно менял место жительства в Варшаве и ее окрестностях. Из документации следует, что одним из адресов была ул. Краевского 2, а также ул. Козетульского 1/8 на Жолибоже, где он скрывался у двоюродной сестры Марии Якубович-Детлофф.

Судьба родных во время оккупации

         Вышеупомянутая квартира принадлежала брату и невестке Марии Якубович-Деттлофф, Зыгмунту Якубовичу и Ирэне Кемпиньской. Зыгмунт, который, будучи пилотом, защищал Варшаву в 1939 г., попал в плен к немцам и до конца войны находился в офлаге Вольденберг Ост, который в 1945 г. освободили русские. Его жена Ирэна, до войны юрист в МИД, в 1939 г. с Юзефом Бэком добралась до Лондона, где оставалась до конца войны. Ее отец, Владислав Кемпиньски, друг эрцгерцога Карла Ольбрахта Габсбурга, был вывезен из усадьбы в Мощанице в концентрационный лагерь в Дахау, а позже в Маутхаузен-Гузен.
         Двоюродная сестра Мария Якубович-Деттлофф с 1943 до начала Варшавского Восстания, рискуя жизнью своей и дочерей (Ольги и Лилианы), прятала в квартире на Жолибоже трех евреев: Станиславу Рыбиньску, Мариану Шованс и девочку-сироту. Ее дочери большую часть дня посвящали на то, чтобы добыть продовольствие для укрывающейся троицы, подготовили разные тайники на случай обыска. Во время Варшавского Восстания Мария потеряла все имущество, с дочерью Ольгой бежала из транспорта в концлагерь Равенсбрюк. Во время грозы в вагоне кто-то выбил отверстие, через которое вместе с другими заключенными обе смогли выскочить.
         Ее муж, полковник Влодимеж Деттлофф, в 1939 г. был командиром кавалерийского полка в Плоцке; еще во время сентябрьской кампании он попал в офлаг Вольденберг-Вест, в котором находился до освобождения американцами в 1945 г. Тогда союзники назначили его военным комендантом (Military Town Major) в Венеции, Равенне и Анконе. В 1945 г. дочь Ольга перебралась к нему в Италию, в 1946 г. они вместе выехали в Лондон (затем Ольга переехала к тетке Марии Деттлофф-Мацишевской в США, а Влодимеж вернулся к жене в Польшу).


Мария Якубович и Влодимеж Деттлофф в 1935 г.



портрет Марии Якубович


         Упомянутой Марии Деттлофф-Мацишевской, вместе с мужем генералом Феликсом Мацишевским и 4-летним внуком Феликсом, в 1941г. подполье дало возможность совершить безумно опасный вылет на самолете для эмиссаров из оккупированной Польши во Францию. Они остановились в Ницце в семье известного архитектора Адама Деттлоффа; несмотря на слежку гестапо, перебрались в Португалию, откуда на маленькой рыбацкой лодке среди немецких подлодок, топивших союзнические корабли, доплыли до Англии. В конце концов, они добрались до США, где с июля 1939 г. находилась их дочь Тереса с мужем Артуром Хиршбандт-Мацишевским (во время войны они вместе основали известную электронную компанию A.R.F., которая некоторое время составляла конкуренцию IBM. После войны президент Эйзенхауэр принимал их в Белом Доме).
         В свою очередь муж Янины Якубович, второй двоюродной сестры Вацлава Хойны, майор Ян Брыда был убит в 1940 г. в Харькове советами (он был командиром 1 батальона 72 пехотного полка, в котором также служил капитан Якуб Вайда, отец режиссера Анджея Вайды; брат Яна, майор Михал Брыда, сражался под Монте-Кассино в 3 дивизии Карпатских стрелков II Корпуса).
         Во время оккупации Вацлава Хойну прятал также ксендз иезуит Владислав Дзикевич (дядя жены), который был настоятелем в кафедральном соборе Иоанна Крестителя на Старом Мясте (а ранее последним иезуитским начальником в гимназии отцов иезуитов в Хырове). Среди прочего, он добывал продовольствие во время Варшавского Восстания.
         Мария Хойна, жена Вацлава Хойны, еще в сентябре 1939 г. вместе с дочерьми и семьями других офицеров отправилась за армией в направлении Варшавы, забирая с собой самое ценное имущество, поскольку армия предоставила им конный транспорт. На полдороге конвой подвергся бомбардировке. Командир стоявших поблизости немецких войск повел себя исключительно тактично в отношении жен офицеров, настоятельно советуя не ехать в подвергавшуюся сильным бомбежкам Варшаву. Всю обратную дорогу Мария была свидетелем постоянных бомбежек мирного населения, во время одной из них она едва уцелела. Мария на обратном пути оставила везенное ею имущество в деревне, откуда родом была ее няня. Все ящики таинственным образом пропали во время войны. В Иновроцлав она возвращалась пешком несколько десятков километров, с дочерьми, одной из которых было 1,5 а другой 2 года, потеряв все, включая драгоценности, которые Мария распродала, чтобы купить еду для детей. Сразу же после возвращения немцы выселили ее из дома, а ее родителей из квартиры, вывозя всех в Радомск. Затем они нашли приют у дяди Михала Дзикевича в Кракове.
         Михал, который был военным врачом, после падения Львова в 1939 г. планировал бежать с армией в Румынию. Жена Михала, спонтанно разыскивая мужа, пережила бомбежку во время поездки из Кракова во Львов. Михал неожиданно на улице во Львове среди убегающей в панике толпы узнал свою жену с сыном и решил, что они вместе вернутся в Краков, чтобы затем искать пропавших во время поездки двух старших дочерей.


Михал Дзикевич, дядя Марии, в 1920 г. во время войны с большевиками



Мария Дзикевич с родителями и дядей Владиславом Дзикевичем


         Всю оккупацию Мария Хойна с дочерьми, свекром и свекровью провела в Кракове. Ежедневно она работала официанткой в популярном кафе "Пани" на улице св. Яна 17, куда нанимались жены польских офицеров, которые для польского подполья следили за приходящими туда немцами. В этом кафе работала также мать Влодимежа Деттлоффа, англичанка Хелен Херфорт (ее невестка руководила этим кафе).
         Хелен была дочерью английского офицера, который служил при дворе императора Карла I Габсбурга в Вене. Хелен очень хорошо знала немецкий язык, зато польский очень слабо, притворяясь польской официанткой, она подслушивала разговоры немцев, что было очень опасно.
         В свою очередь Мария Хойна по пути на работу часто "теряла" продукты в тех местах, где на уличных работах работали голодные евреи. Также, проезжая на трамвае возле гетто, она выбрасывала в окно продукты, впрочем как и многие другие пассажиры. Это был ритуал — при звуке проезжающего трамвая внезапно десятки рук из-за стены гетто поднимались вверх в ожидании этой помощи. Терять или перебрасывать продукты было опасно, поэтому надо было рискнуть, используя невнимательность немцев-охранников. Мария Хойна также преподавала на тайных комплетах.


  

свидетельство от 1945 г., подтверждающее, что Мария Хойна преподавала на тайных комплетах

         Во время оккупации Мария дважды навестила Вацлава Хойну в Варшаве, останавливаясь в квартире Колонна-Валевских. Во время оккупации Вацлав иногда навещал семью в Кракове. Тогда дочери называли его "дядя", чтобы не выдать кто он такой из-за следящего за ним гестапо. Последний визит к ним закончился прыжком из окна с большой высоты, когда к дому подъехало гестапо.

Варшавское Восстание

         Когда началось Варшавское Восстание, отряды Кедива вошли в состав Группировки "Радослав". В ее рядах сражались батальоны "Зоська" и "Парасоль", "Метла", "Чата 49", "Диск", "Коллегиум А". Командиром Группировки "Радослав" был Ян Мазуркевич "Радослав". Его заместителем и начальником штаба был Вацлав Янашек "Болек". Начальником связи был Вацлав Хойна "Хородыньски".
         В "Заметках о ходе повстанческих операций Группировки "Радослав'", которые он написал вместе с поручиком Станиславом Вежиньским (своим заместителем в Кедиве) в лагере Мурнау, Хойна пишет о себе выборочно:
         1 августа
         в 12 часов принял участие в совещании, на котором присутствовали подполковник Радослав, майор Болек, майор Скиба, командир батальонов Борода капитан Ян, "Парасоля" капитан Брыль, "Метлы" капитан Небора, командир отряда прикрытия подпоручик Татарин, командир резерва капитан Сава (Метэк), интендант поручик Щенсны. Совещание прошло в квартире доктора Скибы, на ул. Кручей 42 или 46. На совещании сообщили час К и час В (начало восстания).
         ...В качестве места сбора командования Группировки Радослав перед часом К (концентрация) после предварительной разведки был определен дом на ул. Окоповой 16/17, там вкратце были оговорены вопросы связи с ГК. Это касалось главным образом руководства женской связи доктора Пшемыславы и связной Малгожаты.
         В 16 на месте расквартирования командования Группировки Радослав, Окопова 41 угол Мирецкого (дом выбран и обследован капитаном "Хородыньским", присутствуют подполковник Радослав, майор Болек, заместитель группы прикрытия подпоручик Татарин, руководитель подпольного производства снабжения "Депо" подпоручик Рэмбиш.
         В 16.40 под командованием подполковника "Радослава" капитан "Хородыньски" принимает участие в операции захвата автобуса с боеприпасами на Окоповой 41, таким образом начиная Восстание до часа В (17.00).
         В 21:00 капитан "Хородыньски" первым устанавливает связь с Главным Командованием ОКО, на фабрике Зеленевского на Дельной, где находился Бор-Коморовски.



захваченная у немцев "Пантера"

         Описание в Заметках о ходе повстанческих операций Группировки "Радослав".
         "Около 9-10 часов сообщение о 3 танках типа Пантера в направлении ул. Карольковой к ул. Мирецкого. Противотанковая группа занимает свои позиции на этажах дома Окопова 41.
         На приближающиеся танки бросили несколько филипинок и бутылок с зажигательной смесью, затем после брошенного "гаммона" первый танк вспыхивает, оба танка сворачивают на ул. Окоповую, где экипаж горящего танка переходит в неповрежденный, и разворачивают в сторону пл. Керцели. На баррикаде Окопова-Мирецкого танк снова попадает под обстрел и, окутанный клубами дыма, въезжает в сад, прилегающий к Окоповой 41, и останавливается. Экипаж сдается.
         Второй танк рядом с фабрикой Пфейфера, частично поврежденный и покинутый экипажем, захвачен Бородой. В это время Парасоль захватывает автомобиль с боеприпасами для танка Пантера в количестве 206 снарядов.
         Поручик Вацек из моторизованного отряда Бороды организует быстрый ремонт обоих танков и сразу же формирует экипаж. С помощью водителя из экипажа танка и гражданского монтера получается 3.8."




         3 сентября, во время боев на Чернякове, составляет условный код, который затем передавали связные с помощью системы сигнальных дисков (знаки кода: 5 точек, 5 тире, а также их комбинация, в общей сложности 15-20 слов, позывной — описывание кругов двумя дисками).
         5 сентября на Чернякове становится командиром резервного батальона.
         23 сентября вместе с остатками Группировки "Радослав" переходит каналами на Мокотув, становится начальником штаба коменданта 5 района Области Мокотув Округа Варшава.
         24 сентября становится командиром отрезка Области Мокотув.
         27 сентября будучи одним из последних защитников Мокотова, попадает в плен.




начало августа 1944 г. на Воле. Стоят слева направо: полковник Ян Мазуркевич, псевдоним "Радослав", майор Вацлав Хойна, псевдоним "Хородыньски", поручик Станислав Вежиньски, псевдоним "Клара"

         2.10.1944 приказом Командующего АК № 512 награжден Военным орденом Виртути Милитари V класса.
         В ходатайстве, подписанном 30 марта 1946 г. в Великобритании подполковником Ежи Кушицким, говорится:
         1) "Ночью с 1 на 2 день восстания лично устанавливает связь командования Группировки Радослав с Главным Командованием и генералом Бором [Тадэушем Коморовским], отрезанным на фабрике на Дикой [Дельной 72], прокладывая путь среди немцев...".
         2) "После ранения [24 сентября 1944] подполковника Валигуры [Ремигиуша Грохольского] лично командует отрезком в районе откоса Вислы и Круликарни, примером побуждает солдат к ожесточенному сопротивлению, не позволяя немцам ворваться на этот отрезок, что продлевает сопротивление на Мокотове с 24.09 до 28.09 1944".




Удостоверение Креста Виртути Милитари, выставленное в Лондоне


         3.10.44 присвоено звание майора.
         Во время Восстания он несколько раз чудом избежал смерти, был глубоко верующим человеком. Среди прочего, во время очередной бомбардировки, вопреки требованиям безопасности, вышел из убежища в подвале здания в арку покурить. Весь дом рухнул, передняя стена обвалилась на арку, в которой стоял Хойна, однако он единственный из полутора десятков повстанцев, прятавшихся в подвале, выжил.
         Согласно свидетельству его связной "Хэси", его откопали без сознания, но без серьезных повреждений. Этот эпизод был повсеместно известен членам Группировки "Радослав". Хойна использовал эту информацию в качестве доказательства контузии головы и потери памяти во время многочисленных допросов в УБ в послевоенные годы.
         Хойна прошел весь боевой путь Группировки "Радослав" с Воли (начал на Окоповой), через Старе Място (вошел в канал на Площади Красиньских), Чернякув, вновь прошел каналами на Мокотув и Средместье (вышел из канала на Вильчей). В каналах он заразился тифом, похудел на 30 кг. Идя каналами, он избежал смерти потому, что на голову набрасывал одеяло, которое смачивал в сточных водах, когда немцы бросали в каналы гранаты/банки с газом, поджигали бензин.



Памятный знак Группировки "Радослав", выданный посмертно в 1979 г.

         Во время Восстания Хойна передал архив ГК АК связной, которая погибла, поэтому он не знал о дальнейшей судьбе архива. Погиб также фотограф Группировки "Радослав" – по этой причине сохранилось так мало фотографий Группировки.
         В Варшавском Восстании сражался также младший двоюродный брат Хойны Ромуальд Кэнстович, псевдоним "Роман", Группировка АК "Жираф" – рота поручика "Кмитица", Группировка "Сенкевич" – Группа Север.


Плен после Восстания

         Вместе с другими участниками Восстания Хойна находился в офлагах Зандбостель и Мурнау.



идентификационная карта Вацлава Хойны из офлага

         В офлагах с Вацлавом Хойной делили участь военнопленных многие товарищи из Группировки "Радослав". Вместе они принимали участие в лагерных событиях.




Памятный билет со встречи солдат батальона "Парасоль" в офлаге Мурнау


         Во время пребывания в лагере для военнопленных Вацлав Хойна вместе с поручиком Станиславом Вежиньским "Кларой" пишет "Заметки о ходе повстанческих операций Группировки "Радослав"". . "Клара" был его заместителем в I Отделе Кедива ГК АК, а во время восстания адъютантом подполковника Яна Мазуркевича "Радослава". "Заметки" были восстановленным дневником боевых действий Группировки. Они были закончены 3 мая 1945 г. в офлаге Мурнау и опубликованы в Лондоне в 2004 г.
         29 апреля 1945 г. офлаг Мурнау был освобожден отрядами американской армии (несколькими часами ранее немцы планировали взорвать лагерь).


Пребывание в Италии и Соединенном королевстве




Временные документы военнопленного


         11 июля 1945 г. майор Вацлав Хойна получил назначение во 2 полк легкой артиллерии 3 дивизии Карпатских стрелков II Польского Корпуса в Италии.




Удостоверение памятного знака 3 дивизии Карпатских стрелков





Вацлав Хойна (первый слева) с товарищами в Италии, 1945 г.



         Там же он встретился с полковником Влодимежем Деттлоффом, мужем Марии, который после освобождения из офлага исполнял по поручению II Корпуса обязанности коменданта города (Town Major) в Венеции, Равенне и Анконе, а также с их дочерью Ольгой и Ирэной Кэмпиньской, женой двоюродного брата Зыгмунта Якубовича.





Полковник Влодимеж Деттлофф в Италии, 1945 г.; справа с дочерью Ольгой, Италия, 1945 г.

         Вместе со II Корпусом Вацлав Хойна прибыл в Великобританию.
         В январе 1946 г. он получил свидетельство Аттестационной комиссии 2 Корпуса, подтверждающее прохождение военной службы и воинское звание майора периода оккупации.



свидетельство аттестационной комиссии




аттестационное свидетельство 11.09.1945 г.

           


           


           


           


           


         После неудачных попыток забрать семью в Великобританию, он решил вернуться в страну, когда по радио услышал известие о смерти тестя Анджея Дзикевича, художника и скульптора, учителя общеобразовательного лицея имени Каспровича в Иновроцлаве.

Возвращение в Польшу

         8 мая 1947 г. вместе с группой других польских солдат Вацлав Хойна был репатриирован из Глазго в Гдыню. Затем он вернулся в Иновроцлав. Через три месяца после возвращения он был арестован УБ. Его много раз возили на допросы в Варшаву. В тюрьме на Раковецкой его допрашивал также Юзеф Ружаньски-Гольдберг, которого Хойна перехитрил, симулируя потерю памяти из-за подтвержденной контузии головы во время Восстания.
         Жена Мария, которая во время оккупации находилась в Кракове, после войны вернулась с дочерьми в Иновроцлав. Она окончила Университет имени М.Коперника в Торуни, получила степень магистра философии истории (несмотря на ежедневную работу в лицее, она 3 года дважды в неделю ездила поездом на лекции в Торуни, возвращаясь в Иновроцлав в два часа ночи; однажды она едва уцелела при нападении пьяных советских солдат благодаря помощи польского офицера).
         Мария испытывала притеснения со стороны сотрудниц УБ, а день защиты диссертации ей назначили на пятницу 13 (сдала на отлично). Одновременно она преподавала историю в женском лицее им. М. Конопницкой в Иновроцлаве. Она подвергалась систематическому контролю со стороны отдела просвещения, который обвинял ее в том, что она не проводит обучение в духе марксизма, что грозило увольнением из лицея. На протяжении всего периода сталинизма она подвергалась нападкам и травле со стороны чиновников разного уровня (сохранилась частичная переписка по этому вопросу).
         В рамках преследований за деятельность мужа семью Хойна выселили из виллы, в которой поселился убэк, помешав тем самым забрать оставленное там до войны имущество. Мария с дочерьми поселилась в квартире родителей. После многочисленных попыток убэк согласился отдать из занимаемой им виллы только пианино, которое якобы уцелело после вымышленного пожара. В квартиру родителей вселяли сменяющихся жильцов, в том числе офицера УБ с семьей, который терроризировал и запугивал Марию, заставляя ее убирать после него места общего пользования.


Мария с дочерьми в 1945 г. в Солянках



Мария играет на пианино, 20-е годы


         Вацлав Хойна после возвращения на родину не мог никуда устроиться, он брался за любую физическую работу. Его заявление на факультет математики Университета Николая Коперника в Торуни было отклонено по политическим мотивам. Благодаря помощи Яна Мазуркевича "Радослава" он получил работу в ремесленном кооперативе в Иновроцлаве, в котором он затем стал председателем. Хойна был членом Союза борцов за свободу и демократию (Związek Bojowników o Wolność i Demokrację, ZboWiD), вице-председателем в котором был "Радослав". Во время июньских событий в период Познаньской ярмарки в 1956 г. он запустил для рабочих-демонстрантов захваченный ими танк. Вацлав Хойна запретил дочерям вступать в Союз Польской Молодежи, что было связано с притеснениями в гимназии. Кристина Данута, окончив Высшую театральную школу в Кракове, стала актрисой. Младшая сестра Анна Зофия, окончила Медицинскую академию в Познани и стала врачом-окулистом.
         До конца жизни Хойна поддерживал близкие отношения с "Радославом", хотя редко приезжал в Варшаву (главным образом 1 сентября, чтобы встретиться с повстанцами на Повонзаках). Вацлав Хойна умер от сердечного приступа 2 декабря 1976 г. в больнице на ул. Линдлея в Варшаве, куда приехал на лечение, в присутствии дочери Анны и связной "Хэси". Он был похоронен на Военных Повонзках на участке 32C. На его похоронах Ян Мазуркевич "Радослав" сказал: "Вацек, не за такую Польшу ты сражался".



могила майора Вацлава Хойны на Военном кладбище на Повонзках



памятный знак Группировки Ак "Радослав"

         Майор Вацлав Хойна "Хородыньски" был награжден многочисленными наградами: Орденом Виртути Милитари V класса, Золотым Крестом Заслуги с Мечами, Крестом Отважных, The War Medal, Медалью Армии, Крестом Армии Крайовой, Крестом Повстанцев Варшавы, Партизанским Крестом.


                             

Крест Виртути Милитари и Крест Отважных





удостоверение Креста Отважных 12/9/1945 г.





Удостоверение Креста Армии Крайовой, выданное в Лондоне




Золотой Крест Заслуги с Мечами


                             

Медаль Армии и английская War Medal



                             

Крест Повстанцев Варшавы и Партизанский Крест


         Сохранилось относительно немного информации на тему деятельности В.Хойны. В 70-е годы мало говорили о подполье или Восстании, а жизнь в провинции осложняла обмен воспоминаниями. Станислав Вежиньски в 80-е годы планировал написать о нем (с этой целью он связался с Марией Хойна во время пребывания в Иновроцлаве). К сожалению, смерть помешала ему осуществить этот проект.
         Другой материал включая воспоминания о периоде деятельности в ПВО, особенно касающееся формирования и обучения дивизиона артиллерии в Легионове, планировала подготовить Ванда Кульма, в доме которой в Легионове он часто останавливался, к сожалению, смерть помешала ей осуществить эту инициативу. Также не сохранились воспоминания о связной Хойны "Хэсе" – личности исключительной отваги и многочисленных заслуга, как во время работы в Кедиве, так и во время Восстания.


Агнешка М. Лавач-Сампанис, внучка

обработка:Мацей Янашек-Сейдлиц

         P.S.

         Военное кладбище на Повонзках скрывает тайну, впрочем, не одну.
         На участке 25A покоятся 568 офицеров, подхорунжих и рядовых, погибших во время обороны Варшавы в 1939 г. Эти солдаты были первоначально похоронены в разных районах Варшавы, затем с декабря 1939 до июня 1940 магистрат эксгумировал и перезахоронил их на военном кладбище.
         На этом участке на могиле 1-14 (1 ряд, 14 могила) стоит крест с надписью "Вацлав Хойна, 32 года".




могила 25A 1-14 на Военном кладбище на Повонзках

         В двух разных публикациях можно найти подробности, касающиеся этой могилы:
         - Людвик Гловацки "Оборона Варшавы и Модлина 1939", с. 389: "- поручик артиллерии Вацлав Хойна (4 VIII 1907 - 22 IX 1939), командир 2 батареи 4 полка легкой артиллерии 4 дивизии пехоты, погиб на Белянах, I-44."
         - совместная публикация под редакцией Юлиуша Ежи Мальчевского "Коммунальное кладбище Повонзки, бывшее Военное в Варшаве", с. 220: "Хойна Вацлав (1907 - 4 IX 1939), подпоручик ВП. В 1930 окончил Школу подхорунжих артиллерии в Торуни и служил в 4 полку легкой артиллерии. Во время оборонительной войны 1939 командир 2 батареи 4 полка легкой артиллерии 4 дивизии пехоты. Погиб в Варшаве на Белянах. 25A-1-14".
         Содержание двух записей отличается друг от друга. В одной погибший назван подпоручиком, в другой поручиком. В одной погиб 4 сентября, в другой 22 сентября. Различаются также номера могил, одной из них просто нет.
         Однако самым любопытным является факт, что в могиле покоится не артиллерийский офицер Вацлав Хойна. Во время сентябрьской кампании поручик Вацлав Хойна, командир 2 батареи 4 полка легкой артиллерии 4 дивизии пехоты, сражался в Армии "Поморье" и принимал участие в битве над Бзурой. После разгрома дивизии 21 сентября он попал в плен к немцам. Солдату, который затем погиб на Белянах, он передал рапорт вместе со своими документами, с которыми тот должен был попасть в Варшаву.
         Дальнейшая его судьба описана в представленной выше биографии.
         Когда Вацлав Хойна умер в 1976 г., семья, улаживая формальности, связанные с похоронами на Военном кладбище на Повонзках, узнала, что здесь уже лежит Вацлав Хойна. С тех пор в соответствии с семейной традицией члены семьи зажигают свечки также на второй могиле, той с 1939 г.
         Неизвестно, кто и зачем сделал надпись на кресте на участке 25A, почему появилась запись, сообщающая личные данные погибшего. Вероятно, мы никогда не узнаем, кто покоится в могиле под крестом с надписью "Вацлав Хойна, 32 года".

Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова





Copyright © 2021 SPPW1944. All rights reserved.