Девять недель крови и славы
Варшавское Восстание 1944 день за днем.

Эпилог


          Подошла к концу крупнейшая городская битва II мировой войны, которую вели бойцы движения сопротивления против немецкой армии. Генрих Гиммлер сравнил ее с битвой за Сталинград. Несколько десятков тысяч повстанцев выступили против регулярных военных отрядов.
Уровень военной подготовки повстанцев был разный. Рядом с имеющими опыт уличных боев отрядами Кедива на баррикадах сражались добровольцы, которые только во время восстания впервые взяли в руки оружие.
          Против них выступили немецкие отделы жандармерии и полиции, имеющие опыт сражений с партизанами карательные отряды, солдаты элитарной танково-парашютной дивизии "Германн Геринг".
          Сокрушительной была диспропорция в вооружении. В момент начала восстания оружие было едва ли у каждого 10 повстанца. Остальные должны были захватить оружие у немцев или взять у погибших товарищей. Потом ситуация немного улучшилась, частично благодаря союзническим сбросам и пополнениям из партизанских отрядов, спешивших на помощь сражающемуся городу. Зато повстанцам все время досаждала хроническая нехватка боеприпасов. Противник располагал тяжелым автоматическим вооружением, поддержкой артиллерии, танков и авиации. Бой, который шел в таких неравных условиях и планировался первоначально на несколько дней, продолжался 9 недель.
          Немцы понесли значительные потери. Около 10.000 солдат было убито, 9.000 ранено, а 7.000 признано пропавшими. Повстанцы потеряли около 16.000 погибших, 15.000 пошло в плен. Наибольшие потери понесло гражданское население, среди которого погибли около 150.000, из них 50.000 были убиты в течение нескольких первых дней восстания в беспримерной акции геноцида на Воле. Солдатня Райнефарта убивала там беззащитных мужчин, женщин и детей. От пуль погибали раненые, больные, врачи, ксендзы, монахини. Тела жертв обливали бензином и сжигали на кострах.
          Если рассматривать число жертв во время варшавского восстания отдельно, то оно кажется огромным. Однако если сравнить его с действительностью, в которой Польша жила в течение 6 военных лет, эти пропорции несколько изменяются.
          Во время II мировой войны польский народ потерял более 6,8 миллионов граждан. Это были жертвы концентрационных лагерей (в том числе большое количество польских граждан еврейского происхождения), умершие и убитые в гетто, расстрелянные в многочисленных экзекуциях, заключенные, замученные в тюрьмах, крестьяне из уничтоженных деревень. К этому следует прибавить партизан, погибших в боях с оккупантами, а также польских солдат, которые погибли, сражаясь на многих фронтах в Европе и Африке. В самой Варшаве в упомянутый период погибло или было убито около 850.000 ее жителей.
          Если сравнить дневные потери польского народа за период всей II мировой войны с дневными потерями Варшавы во время восстания, окажется, что первые были выше. Впрочем, это не должно вызывать особого удивления. Гитлеровцы с момента начала войны последовательно реализовали политику массового уничтожения поляков, стремясь в рамках плана Drang nach Osten получить свободные территории для целей III Рейха.
          Во второй половине 1944 года Варшава должна была быть превращена в крепость, которая должна была остановить ожидаемое советское наступление. Об этом может свидетельствовать, в том числе, факт призыва в конце июля 1944 r. 100.000 жителей города на постройку укреплений. В условиях осажденного города, под обстрелом артиллерии и авиабомбежками потери среди гражданского населения наверняка были бы высокими. Примером может быть осажденный Вроцлав. В случае Варшавы оккупанта наверняка не волновала судьба мирных жителей.
          О целях немцев свидетельствует также их поведение после капитуляции восстания. Ввиду бездеятельности советских войск, стоящих на правом берегу Вислы, немцы более трех месяцев уничтожали город, реализуя директиву Генриха Гиммлера, велевшего сравнять с землей непокорную столицу завоеванной Польши. Районы, охваченные восстанием, были уничтожены в 85%.
Многие годы длится спор о восстании. Его следует расмотреть в нескольких аспектах.


Военный аспект

          С чисто военной точки зрения решение о начале восстания было наивным и опиралось на слабых предпосылках. Диспропорция сил была огромной. Внезапная атака на немцев была бы обоснована только в том случае, если бы в ее результате были заняты мосты через реку, и началось бы немедленное наступление на город советских танковых сил, двигающихся с востока к Висле. Это требовало бы полного сотрудничества и координации действий Красной Армии и Армии Крайовой.
          Примерно в то же время началось восстание в Париже, в западной части Европы. После нескольких дней боев в Париж вошли союзнические танки, немцы сдались, и восстание завершилось победой. Конечно, в польских условиях все было совершенно иначе. Советские танки дошли почти до восточных границ Варшавы (на расстояние чуть более двадцати километров) и остановились … из-за отсутсвия топлива.
          Прошло более месяца, когда в сентябре советские отряды несколько продвинулись вперед, занимая Прагу и доходя до линии Вислы. Здесь они окончательно остановились на несколько месяцев. Немцы взорвали варшавские мосты, делая переправу невозможной. Попытки оказать помощь сражающимся повстанцам во второй половине сентября сопровождающими Красную Армию отрядами Народного Войска Польского, предпринятые в результате давления польских солдат, уже не могли серьезно изменить ситуацию. Десанты в районах на левом берегу Вислы, практически захваченных немцами, были разгромлены. Решение об оказании помощи повстанцам стоило командующему отрядами НВП генералу Берлингу должности.
          Англичане и американцы проводили в это время крупную военную операцию – высадку в Нормандии. В нее были вовлечены крупные силы, и участие в каком-либо ином предприятии было невозможно. Несогласованное начало варшавского восстания было встречено западными союзниками с недовольством. Результатом, в том числе, были серьезные проблемы с организацией сбросов оружия и снаряжения с союзнических самолетов для сражающейся Варшавы.
          1 Отдельная Парашютная Бригада генерала Сосабовского, использование которой предполагалось в операции "Буря" и которая должна была десантироваться в районе Кампиноса для оказания поддержки сражающейся Варшаве, была использована в операции Маркет-Гарден под Арнем.
          В сложившейся военной ситуации феноменом можно считать факт, что восставшая Варшава сражалась 63 дня.


Политический аспект

          Начало варшавского восстания было важным элементом борьбы за польские государственные интересы. Следует помнить, что Республика Польша была единственным государством завоеванной немцами Европы, которое не подписало акта о капитуляции перед гитлеровской Германией. В Лондоне действовало польское правительство в эмиграции, а в стране структуры Польского Подпольного Государства.
          Одной из предпосылок восстания было то, что власть в столице должны были перенять учреждения, подчиненные эмиграционному правительству, демонтируя таким образом правопреемственность польского государства.
          Находящееся в стране руководство Армии Крайовой в то время не знало о настоящих целях Сталина и постановлениях тайных договоров, подписанных на конференции в Тегеране. За цену участия советской России в уничтожении III Рейха западные союзники передали в сферу влияния Сталина страны Восточной и Центральной Европы, в том числе Польшу. В этой ситуации Сталин абсолютно не был заинтересован в том, чтобы оказывать какую-либо помощь сражающейся Варшаве. Совсем наоборот, он заявил, что дистанцируется от "варшавской авантюры".
          Свое отношение к Армии Крайовой и польским патриотам он показал раньше. Партизанские отряды АК, принимавшие вместе с Красной Армией участие в освобождении Вильно и других городов на Кресах, были затем окружены и разоружены НКВД. Партизан или заставляли вступать в отряды Народного Войска Польского, или вывозили в лагеря.
          Такая же ситуация сложилась под Варшавой. После того, как отряды Красной Армии дошли до линии Вислы, НКВД систематически арестовывал солдат из правобережных отрядов АК "Обруч" на основе ранее подготовленных списков. В Рембертове был создан специальный лагерь, где сидели аковцы. Часть заключенных была отбита в результате смелой операции по освобождению лагеря. Остальных вывезли в советские лагеря. Репрессии по отношению к аковцам позже продолжало "польское" Управление Безопасности.
          С политической точки зрения начало восстания в принципе было выгодно Сталину. Не предпринимая никаких мер, связанных с оказанием помощи повстанцам, руками немцев он решал проблему, которую ему пришлось бы позднее решать самому. Физическое уничтожение политически враждебного элемента - активной и сознательной части общества происходило в этом случае без его непосредственного участия.
          В существующей в то время ситуации в высшей степени двузначной была позиция западных стран, для которых Польша была союзником, несущим значительные военные тяготы, и которая к тому же стала союзником раньше, чем Советская Россия, с которой западные союзники начали сотрудничать только после нападения немцев на Россию в 1941 г. Во имя собственных интересов Англия и Соединенные Штаты позволили иностранной державе значительно ограничить суверенность Польши на несколько десятков лет.


Эмоциональный и моральный аспект

          До сих пор среди историков продолжается спор о целесообразности и неизбежности начала Варшавского Восстания.
          По мнению еще живущих его участников восстание должно было начаться. Этого требовали польские государственные интересы. Поляки имели право и обязанность сражаться за свою свободу. Любой ценой они должны были показать миру, что являются хозяевами этой земли и, несмотря на все препятствия, останутся ими.
          В течение 5 долгих лет войны польский народ безжалостно преследовали гитлеровские оккупанты, которые намеренно уничтожали польскую интеллигенцию, убивали молодежь. Людей принуждали работать сверх сил. Не было польской семьи, в которой кто-нибудь не погиб бы от рук гитлеровцев. Поколение "Колумбов", рожденное и воспитанное в Польше, которая после более 100 лет неволи и разделов обрела независимость, не могло с этим примириться. Молодые люди, воспитанные на благородных идеалах патриотизма и чести, вступили в бескомпромиссную, хотя и неравную борьбу с оккупантом.
          За годы оккупации скопилась огромное количество ненависти к врагу. Это напряжение должно было найти выход, несмотря на то, будет отдан приказ или нет. Когда, наконец, пришло время, взрыв был неизбежен. Народ пошел бы в бой даже без приказа.
          Судьбы уцелевших повстанцев были разными. Несколько тысяч попали в лагеря для военнопленных. Часть из них после окончания войны решила остаться в эмиграции, остальные вернулись в страну. Часть солдат АК вышла после капитуляции с гражданским населением и продолжала потом подпольную деятельность.
          Солдаты Армии Крайовой были препятствием для новой власти, реализующей свои намерения в соответствии с политикой Сталина в отношении Польши. Власть и аппарат безопасности начали беспощадную борьбу с ними, заранее считая их врагами, которых следует просто уничтожить.
          Многие герои периода оккупации и восстания были арестованы и осуждены в сфальсифицированных политических процессах. Их обвиняли в шпионаже и даже в коллаборационизме с гитлеровцами. Польских патриотов присуждали к смертной казни или многолетнему заключению. Многие смертные приговоры были приведены в исполнение.
          Остальных преследовали и всячески усложняли им жизнь. Бывшие аковцы не могли поступить в высшие учебные заведения, получить работу, подвергались притеснениям. К ним относились как к гражданам низшей категории. Такая ситуация продолжалась десятилетиями.
          Правду о Варшавском Восстании замалчивали и искажали, умаляя его значение и даже высмеивая. Существующая в то время власть предпочла бы, чтобы будущие поколения просто забыли о нем.
          Это, однако, оказалось невозможно. Народ, а в особенности население Варшавы, помнили о своих героях. Начиная с 1945 года, возле повстанческих могил каждый год 1 августа собирались толпы, чтобы почтить память погибших. Появлялись памятные таблицы, увековечивающие места повстанческих боев. Сначала их размещали на стенах костелов и внутри храмов. Часто августовские встречи превращались в патриотические демонстрации, участники которых подвергались репрессиям со стороны Управления Безопасности. На кладбищах арестовывали непокорных поляков.
          Ситуация постепенно изменялась. Спустя годы бывших "бандитов" и "карликов реакции" реабилитировали (некоторых посмертно), возвращали им воинские звания и награды. Многие из них не дождались этой минуты, поскольку прошло много времени.
          После нескольких десятков лет подчинения иностранной державе свободная Республика Польша должна выполнить свой долг перед героями августа 1944 г.. Их усилия и самоотверженность должны навсегда остаться в памяти будущих поколений и быть примером для подражания. Идеалы, представителями которых были солдаты Армии Крайовой, варшавские повстанцы, стали одним из образцов при создании уникального общественного движения "Солидарность".
          После многих лет проблем и неудач, наконец, появился Музей Варшавского Восстания. Его современная, нетрадиционная форма привлекает внимание молодого поколения и приближает правду о тех временах. Музей также получил признание поколения повстанцев.
          Повстанческий этос по-прежнему жив в польском обществе. Появляются организации, целью которых является сохранение патриотических традиций и памяти о великом порыве. Со временем они заменят инициативу еще живущих участников восстания, которые в неизбежном порядке, свойственном течению времени, постепенно переходят на "вечную стражу". Одной из таких организаций является Общество Памяти Варшавского Восстания 1944, созданное в 2004 г. по инициативе Союза Варшавских Повстанцев.

обработка: Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова



Copyright © 2015 SPPW1944. All rights reserved.