Кладбище Повстанцев Варшавы на Воле

          Адольф Гитлер при известии о начале восстания в Варшаве впал в ярость и приказал сравнять город с землей, а его жителей уничтожить. Немцы начали скрупулезно реализовывать его директиву. Они окружили Варшаву кольцом смерти. Сокрушительное преимущество в вооружении дало им возможность засыпать город градом снарядов.
          На передовой линии повстанцы погибали от автоматных пуль, танковых и минометных снарядов. На окруженные неприятелем районы безнаказанно летавшие над Варшавой немецкие Штукасы сбрасывали бомбы. На улицах разрывались артиллерийские снаряды.
          Старе Място и Средместье немцы обстреливали реактивными снарядами, которые варшавяне называли "коровами" или "шкафами" из-за характерного звука, издаваемого во время выстрела. Это было страшное оружие. Из 6 выстреливаемых одновременно снарядов 4 были разрушительными, а 2 зажигательными. Здания, в которые они попадали, превращались в развалины, а зажигательный заряд превращал оказавшихся поблизости людей в живые факелы.



Жертва взрыва "коровы"


          Немцы также использовали в Варшаве самый тяжелый самоходный миномет под названием "Карл", который привезли из Севастополя. Его снаряды калибра 550 мм были длиной 2 м и весили 2.200 кг. В Варшаве это оружие себя не оправдало – парадоксально, оно оказалось слишком мощным. Снаряды "Карла" были предназначены для разрушения крепостных бетонных конструкций толщиной в несколько метров, соответствующим образом были подобраны взрыватели. Многие снаряды пробивали крыши и перекрытия жилых зданий и вонзались в землю, не взрываясь. Повстанцы разбирали неразорвавшиеся снаряды, используя полученный таким образом взрывчатый материал для производства гранат. Спустя несколько десятков лет после окончания войны, во время строительства метро, саперы обезвредили в окрестностях улицы Свентокшиской 2 таких неразорвавшихся снаряда.

          В захваченных районах немцы совершали неслыханные преступления. После захвата Воли, которая подверглась атаке в первую очередь, в течение нескольких дней были убиты тысячи людей, главным образом мирных жителей. Общее число жертв вольской резни точно не известно. Говорят о 50-80 тысячах убитых. Немецкие палачи расстреливали мужчин, женщин, детей, убивали беременных, больных и раненых в госпиталях, священников, пленных.




Убитые жители Воли


          Тела убитых бросали в ямы или сжигали на сложенных из трупов кострах. Для этой цели использовали специальный отряд Verbrennugskommando Warschau, состоящий из польских заложников, предназначенных на расстрел. Только в одном месте, на улице Гурчевской 51, возле железнодорожного виадука с 5 по 12 августа 1944 г. было расстреляно и сожжено 12.000 человек.
          Уцелевшее в погромах население погнали по улице Вольской в костел святого Войтеха, где был организован сборный пункт. После предварительной сортировки часть людей расстреляли, остальных отправили в специально созданный для этой цели перевалочный лагерь Durchganslager 121 в Прушкове. Оттуда после сортировки варшавян отправляли в концентрационные лагеря, на работы в Германию или расселяли на территории Генерального Губернаторства, которая еще оставалась в руках немцев. То же самое происходило в других районах, которые поочередно занимали немцы: на Охоте, Старом Мясте, Повислье, Чернякове, Мокотове и Жолибоже. Тысячи жителей Южного Средместья были убиты, а тела их сожжены в развалинах довоенного Главного Инспектората Вооруженных Сил (GISZ) и на прилегающей к нему детской площадке, находящихся в Аллеях Уяздовских на улице Багателя.

          В сражающихся районах ежедневно погибали сотни человек, главным образом мирное население. Эти потери были бы гораздо меньше, если бы не налеты немецких Штукасов. К сожалению, у повстанцев не было зенитной артиллерии. Если бы в бой вступили советские истребители, ситуация наверняка бы радикально изменилась. Это было возможно, поскольку превосходство в авиации было на стороне русских, а их полевые аэродромы находились в нескольких десятках километров от Варшавы. Можно было также бомбить немецкие аэродромы, с которых стартовали Штукасы.




Жертвы бомбежек (APW)


          К сожалению, Сталин не был заинтересован в том, чтобы помочь восставшей Варшаве, хотя за несколько дней до начала восстания радиостанция Радио Москва передавала на польском языке воззвание к жителям Варшавы, призывая их на бой с немцами. Успех восстания противоречил дальнейшим планам Сталина в отношении Польши, которые были согласованы во время тайных переговоров с правительствами Великобритании и США. Правительства этих стран, во имя собственных интересов, взамен за русское "пушечное мясо" отдали Польшу в сферу влияния советской империи.
          Советские войска еще в июле подошли к линии Вислы, но после проигранного танкового сражения свели к минимуму свою активность. Только 14 сентября 1944 г. отделы Красной Армии и 1 Армии Войска Польского после продолжавшихся несколько дней боев заняли правобережную часть Варшавы – Прагу и Грохув. Однако на этом их деятельность закончилась. Русские безучастно наблюдали из-за Вислы, как сражается и истекает кровью левобережная Варшава.
          Ситуация не изменилась и после того, как 16-19 сентября небольшие отряды 1 Армии Войска Польского, которой командовал генерал Зигмунт Берлинг, пытались десантироваться на левый берег. Десант без поддержки авиации и артиллерии закончился истреблением польских пехотинцев, которых немцы перестреляли на Чернякове, Повислье и Жолибоже.

          Сложные условия в осажденных районах Варшавы не позволяли хоронить погибших и умерших от ран варшавян на городских кладбищах. Мертвых хоронили во всех доступных местах. Временные кладбища появлялись на тортуарах, газонах, площадях и скверах, во дворах полевых госпиталей.



Временные кладбища (фот. Ф. Добжиньски, Х. Смигач)


          На улицах города вырастал лес крестов. Сначала убитых хоронили в гробах, с соблюдением религиозного и военного ритуала. Потом гробов не стало. Тела засыпали в неглубоких могилах, по мере возможности устанавливая на могилах кресты. На трупах стрались оставлять информацию, которая позволила бы идентифицировать покойного. Это были надписи на крестах, записки, которые вкладывали в карман одежды или мундира либо в бутылку, которую оставляли в могиле возле тела.




Похороны погибшего повстанца (APW)


          Солдаты регулярной армии всегда были снабжены персональными идентификаторами, так называемыми "смертными медальонами". Повстанцы по понятным причинам их не имели. Единственными документами были удостоверение АК, Ausweis, Kenkarta (удостоверение личности), школьное удостоверение и т.п.
          Когда вспыхнуло восстание, многие солдаты не успели дойти до сборных пунктов, где концентрировались их отряды. В сложившейся ситуации они присоединялись к ближайшему повстанческому отряду и с ним шли в бой. Как правило, повстанцы не знали своих настоящих имен и фамилий, только подпольные псевдонимы. В случае смерти товарищи часто не имели возможности оставить какую-либо информацию о том, как на самом деле звали погибшего. Оставался только псевдоним.
          Иногда такова же была участь мирных жителей. Часто жертва бомбежки или артобстрела оказывалась далеко от своего дома. Если у погибшего не было при себе документов, что случалось, его хоронили как неизвестного - N.N.
          Бывало, что отступающие под напором неприятеля повстанческие отряды оставляли тела своих погибших, не имея возможности забрать их и похоронить. Много людей погибло под развалинами рухнувших домов.

          После капитуляции восстания 2 октября 1944 г. повстанческие отряды пошли в плен. Оставшихся в живых мирных жителей немцы выгнали в лагерь в Прушкове. Всего через Dulag 121 в Прушкове прошло примерно 650 тысяч варшавян. Столица превратилась в безмолвное кладбище.




Выселенные жители Варшавы


          В течение следующих 3 месяцев немцы систематически грабили и уничтожали уцелевшие во время боев дома. Саперы взрывали целые кварталы зданий, предварительно забирая все, что представляло какую-либо ценность. В этот период Варшава была искалечена больше, чем во время окружения в 1939 г. и за 63 дня восстания.
          Когда 17 января 1945 г. отделы Красной Армии и подчиненные им отряды 1 Армии Войска Польского вошли в оставленную немцами Варшаву, их встретил огромное, засыпанное снегом кладбище и безмолвные, воняющие гарью развалины.



Варшава, февраль 1945; слева рынок Старого Мяста, справа улица Мостова (фот. Л. Семполиньски)


          Из-под снега торчал лес крестов, установленных на временных могилах. На улицах и в развалинах лежали непогребенные трупы, а во многих местах ветер развеивал человеческий пепел, собранный в высокие чудовищные груды.




Площадь Красиньских, май 1945 (фот. Л. Семполиньски)


          В октябре 1944 г. в Лондоне поэт Антони Слонимски написал трогательное стихотворение, посвященное участи восставшей Варшавы.

Могила Неизвестного Жителя Варшавы
Античные, нагие и огромные,
Застывшие с криком каменных губ,
Которых на триумфальных арках
Когда-то установят потомки,
Герои великих дней,
На фоне знамен и баррикад,
Античные, нагие и огромные,
О которых ежедневно сводки
Сообщали миру в новых одах,
О вас история не забудет
И народный бросит певец
Зерно вашей мученической крови
И сев страданий
И порывов
На новый Август,
Новый Сентябрь,
На новых шестьдесят три дня.

О вас история не забудет,
Но кто придет на могилы
Тех, которые робкие и бездомные
Гибли во множестве неисчислимом,
Кто вспомнит об этом миллионе?
И какой певец будет складывать
Слова горячие и неистовые
О тех, кто в тени вашей славы
Без эйфории великих подвигов
Умирал в муках ради лавров,
Что увенчали ваше чело,
Бросая массу тел своих гниющих
В дымящийся, кровавый гной истории?

Для вас моя песнь и мои слезы,
Обычные, простые, не великие.
Когда на пепелища возвратится жизнь,
На народную святую могилу,
Когда кости будут собирать с шанцев,
Чтобы из них воздвигнуть памятник славы,
Пусть на кладбищенской появится плите
Эта надпись простая, надпись кровавая:
Здесь лежит Труп
Неизвестного Жителя
Варшавы.

Mogiła Nieznanego Mieszkańca Warszawy
Antyczni, nadzy i ogromni,
Zastygli w krzyk kamiennych warg,
Których na łukach tryumfalnych ark
Ustawią kiedyś w rząd potomni,
Bohaterowie wielkich dni,
Na tle chorągwi i barykad,
Antyczni, nadzy i ogromni,
O których co dzień komunikat
Podawał światu rapsod nowy,
O was historia nie zapomni
I narodowy rzuci pieśniarz
Ziarno męczeńskiej waszej krwi
I posiew cierpień
I uniesień
Na nowy Sierpień,
Nowy Wrzesień,
Na nowych dni sześćdziesiąt trzy.

O was historia nie zapomni,
Lecz któż na grobach będzie siadał
Tych, którzy trwożni i bezdomni
Padali mrowiem niezliczonym,
Któż się o milion ten upomni?
I jaki pieśniarz będzie składał
Słowa gorące i szalone
O tych, co w cieniu waszej glorii,
Bez narkotyku wielkich czynów
Konali w męce dla wawrzynów,
Co wasze skronie ozdobiły,
Rzucając pomiot ciał swych zgniłych
W dymi±cy, krwawy gnój historii?

Dla was pieśń moja i łzy moje,
Zwyczajni, prości, nieogromni.
Kiedy na zgliszcza wróci życie,
Na narodowy święty grób,
Gdy kości będą zbierać z szańca,
Aby z nich dźwignąć pomnik sławy,
Niech na cmentarnej będzie płycie
Ten napis prosty, napis krwawy:
Tu leży Trup
Nieznanego Mieszkańca
Warszawy


          В освобожденный город сразу же начали возвращаться те, кому удалось пережить восстание и избежать немецких лагерей. Сначала они приходили с востока, переходя через скованную льдом Вислу, поскольку все мосты были взорваны отступающими немцами. Мороз в январе настолько очень сильный, что по толстому льду через Вислу ездили грузовики. Потом саперы построили понтонный мост, что облегчило переправу.

          Ранней весной самой главной проблемой, с которой пришлось столкнуться тогдашним административным властям Варшавы, было предотвращение эпидемии, которая могла вспыхнуть в любую минуту из-за огромного количества непохороненных останков. Тела погибших и убитых солдат и жителей Варшавы лежали на улицах, на лестничных клетках, в квартирах и подвалах, в развалинах разрушенных домов.
          На городских кладбищах не было достаточного количества мест, чтобы принять такое число погибших. Поэтому появилась зловещая преступная идея сжечь большую часть трупов. Проект был аморальный, поскольку напоминал о преступлениях, совершенных немцами несколько месяцев назад. К тому же, даже без учета морального аспекта этого предложения, в случае его реализации была бы потеряна возможность идентификации погибших.
          В этой драматической ситуации Ядвига Борыта-Новаковска, которая в то время руководила отделом погребений в Польском Красном Кресте, предложила временно похоронить собранные тела в братских могилах в нескольких местах города, а потом, после эксгумации, перенести их на подготовленные участки на кладбищах.
          Чтобы это сделать, надо было сначала определить, где находятся появлявшиеся во время боев могилы, и, прежде всего, где лежат непогребенные тела.

          Уже во время восстания в Варшаве начало работать Бюро Информации ПКК, которое собирало данные, касающиеся погибших и раненых повстанцев. Эти списки потом использовались в качестве основного источника сведений Архива Поисков ПКК, при помощи которого спустя многие годы после окончания войны семьи могли найти информацию о своих пропавших близких. Не удалось, к сожалению, вынести документы со Старого Мяста, а на Воле, по понятным причинам, такие данные вообще не собирались.
          После освобождения Варшавы составление учетных списков немедленно возобновилось. Вся левобережная Варшава, включая предместья, была разделена на секторы. В каждом секторе работала группа из 2 человек, которые старались обследовать все здания, строения и парки. Работа началась в конце февраля 1945 г. и продолжалась в марте. Мужественные сестры из ПКК работали в очень сложных условиях. В Варшаве в это время были сильные морозы, бушевали метели. Кроме того, большая часть города по-прежнему была заминирована, что непосредственно угрожало жизни патрулей, состоящих главным образом из женщин.
          Понимая, насколько важно для каждой семьи найти тела погибших во время восстания близких, группы пыталась получить как можно больше информации, определить, чье тело найдено в руинах, кто лежит в той или иной могиле. После каждого обследования готовился подробный рапорт, которые затем собирались в архивах ПКК. Сотрудники ПКК переписывали данные с крестов, установленных на могилах, искали документы, которые сохранились на трупах, опрашивали возвращавшихся в город жителей.

          Таким образом был собран уникальный материал о судьбах нескольких тысяч жителей Варшавы – как повстанцев, так и мирного населения. Благодаря данным из рапортов можно было установить, где погиб или был похоронен конкретный человек. Во многих случаях можно было опровергнуть первоначальные ошибочные версии, касавшиеся участи многих людей. С оригинальными рапортами можно ознакомиться в книге Роберта Белецкого "Солдаты Варшавского Восстания".




          Следует понимать, что, несмотря на усилия бригад Красного Креста, удалось установить личность лишь небольшого числа погибших. Опознание и захоронение трупов началось весной 1945 г., то есть через несколько месяцев после восстания. Время, боевые действия и многократно человеческое варварство были причиной того, что даже если во время похорон на могиле был поставлен крест с именем и фамилией погибшего, во время регистрации или эксгумации этого креста могло уже не быть.
          В соответствии с принятым решением, после завершения регистрационного учета ранней весной останки начали складывать во временных братских могилах. В качестве мест временного захоронения были выбраны Парк Красиньских, площадь Старынкевича, площадь Вильсона, Парк Дрешера, сад Института Глухонемых на площади Трех Крестов, улица Черняковская угол Окронг.




Документ о создании временного кладбища на территории Спортивного Клуба "Искра" на Воле (APW)


          Возле многих останков, похороненных во время Восстания, оставляли бутылки с документами. Во время эксгумации эту бутылку не всегда удавалось найти, а если могила была общей, не всегда было известно, к какому трупу какие данные относятся. При транспортировке останков идентификационные жетоны часто терялись. Поэтому в итоге лишь небольшое количество погибших можно было похоронить под собственной фамилией.

          Уже в июле 1945 г. появилась идея создания Кладбища погибших во время Восстания 1944 г. Выбором места для нового кладбища занялось Бюро Восстановления Столицы (Biuro Odbudowy Stolicy - BOS). В сентябре 1945 г. BOS обратился в Городское староство Варшава-Запад с обоснованием выбора территории для будущего кладбища. Была выбрана территория 8 га на Воле возле католического вольского кладбища. В обосновании было написано, что это место находится по соседству с редутом Совиньского, историческим памятником ноябрьского восстания, и местами мученичества августовского восстания.




Документ от 14 ноября 1945 г., в котором изложены детали создания военного кладбища на Воле (APW)

          Полковник Ян Мазуркевич "Радослав", командир Группировки "Радослав", который в это время занимался организацией повстанческих участков на Военном Кладбище на Повонзках, обратился к архитекторам профессору Ромуальду Гутту и Алине Шольц с просьбой о создании проекта кладбища.
          Концепция пары замечательных архитекторов предполагала преобразование территории между католическим кладбищем на Воле и улицей Редутовой в живописное кладбище-парк. Широкая центральная аллея должна была идти параллельно южной стене Вольского Кладбища до улицы Редутовой.
          В центре аллеи должен был быть создан курган с пеплом убитых и сожженых жителей Варшавы, который венчала часовня-мавзолей (в виде саркофага с балдахином, опирающемся на четырех колоннах), одновременно являющаяся полевым алтарем. Прямоугольные участки с индивидуальными и братскими могилами планировалось разделить рядами деревьев. Надгробия должны были иметь форму одинаковых крестов, аналогичным установленным на кладбище в Пальмирах (также проект Гутта и Шольц). Некрополь должен был быть огорожен скромной и эстетичной оградой с посаженными вдоль нее вьющимися растениями либо с прилегающей живой изгородью. Дополнительным достоинством был расположенный на территории кладбища пруд.




Проект военного кладбища на Воле, разработанный Ромуальдом Гуттом и Алиной Шольц (APW)

          Торжественное освящение и открытие некрополя, который был назван сначала Кладбищем Погибших во время Восстания, а с середины 50-х Кладбищем Варшавских Повстанцев, состоялось 29 ноября 1945 г. в 11.00. Уже в ноябре начались захоронения останков, которые собирали с территории всей Варшавы. Сначала хоронили тех, чьи тела лежали сверху, в развалинах и домах в разных частях города.




Информация об открытии кладбища Варшавских повстанцев на Воле (APW)

          Наряду с этим продолжалось определение характера и размеров нового кладбища, которое должно было стать военным кладбищем. Основным акцентом должна была стать монументальная аллея с рядом памятников, которая заканчивалась площадью для торжественных церемоний и богослужений. Кладбище должно было занимать площадь 13 га.




Документ от 4 декабря 1945 г. относительно деталей недавно открывшегося военного кладбища на Воле (APW)

          В Варшаву после скитаний и лагерей для военнопленных возвращались солдаты Армии Крайовой. Члены Кедива и недавно созданной организации "Nie" участвовали в поиске и идентификации останков солдат, погибщих во время Восстания, их сохранении в рамках работ, проводимых Польским Красным Крестом, либо захоронении на кладбищах, если бы это было возможно. Работу координировал полковник Ян Мазуркевич "Радослав".
          Солдаты Кедива из батальонов "Зоська", "Метла" и "Парасоль" принимали активное участие в акции поисков и идентификациии останков погибших солдат АК, прежде чем те попадали в общие могилы, подготовленные на территории Старого Мяста, в парке Красиньских и на Чернякове, на берегу Вислы. Бригадой ПКК, которая сотрудничала с солдатами "Метлы", руководила Анна Пиа-Мыцельска (также солдат АК), которая подписывала свои протоколы буквами "АМ" с начальной датой 24 марта 1945 года.
          Несмотря на нехватку людей, транспортных средств и административные трудности, весной и летом 1945 г. удалось похоронить определенное количество солдат-повстанцев на Военном Кладбище на Повонзках, в местах, согласованных с ксендзом М. Жемральским, приходским священником прихода святого Йозафата. Особенно торжественные похороны состоялись во второй половине февраля 1945 года, когда коллеги хоронили на Военном Кладбище на Повонзках тело старшего инструктора капитана Анждея Ромоцкого, псевдоним "Морро", командира роты "Руды" в батальоне "Зоська".
          На переломе 1945/1946 гг., несмотря на серьезные препятствия со стороны тогдашних властей, повстанческому окружению удалось добиться создания на Военных Повонзках 11 повстанческих участков, где стали хоронить найденных и идентифицированных солдат отдельных группировок и батальонов.

          После открытия в ноябре 1945 г. кладбища на Воле власти направляли туда тела всех погибших во время восстания, как гражданского населения, среди которого было больше всего жертв, так и солдат АК. В скором времени мест на предварительно выделенных участках не осталось. Уже в феврале 1946 г. Городское похоронное бюро обратилось в Бюро Восстановления Столицы с просьбой срочно разметить очередные участки, угрожая остановкой эксгумаций.




Документ от 1 февраля 1946 г. о нехватке мест для захоронений на кладбище на улице Вольской (APW)

          Ввиду растущей неприязни люблинского правительства и его представителей в Варшаве к Армии Крайовой, ее погибших солдат охотнее всего хоронили на вольском Кладбище Повстанцев Варшавы как безымянных мирных жителей. Роль Варшавского Восстания 1944 г. систематически умалялась, а количество его участников старались любой ценой уменьшить.
          Могил на вольском кладбище постоянно прибывало. В феврале 1945 г. было обнаружено большое количество человеческого пепла в подвалах бывшего Главного Инспектората Вооруженных Сил в Аллеях Уяздовских. В связи с этим было принято решение постороить на кладбище на Воле каменную гробницу объемом более десяти квадратных метров, в которой пепел будет захоронен.




Документ от 26 марта 1946 г. относительно сооружения гробницы для человеческого пепла (APW)

          Самая массовая и волнующая траурная церемония состоялась 6 августа 1946 г. Через весь город направилась похоронная процессия, везущая останки и пепел людей, убитых и сожженных немцами во время Восстания на Воле, в окрестностях Павиака, резиденции гестапо в аллее Шуха и в развалинах довоенного Главного Инспектората Вооруженных Сил в Аллеях Уяздовских.




Информация о богослужении за упокой души польских мученников, убитых и сожженых немцами во время Варшавского Восстания (APW)




Отчет о подготовке к погребению нескольких тонн человеческого пепла, июль 1946 г. (APW)




Ведомость о проведении эксгумаций человеческого пепла



          На военных открытых автомобилях везли 117 больших гробов-урн, возле которых стояли в почетном карауле сестры из Польского Красного Креста. Автомобили медленно проезжали вдоль рядов стоящих на тротуарах жителей Варшавы, которые собрались, чтобы почтить память мучеников. Среди убитых были также взятые немцами в плен повстанцы.
          Похоронная процессия достигла Кладбища Повстанцев Варшавы, где 12 тонн человеческого пепла были сложены в огромной могиле размером 4x6 м. Могила какое-то время была открыта, поскольку в течение нескольких месяцев туда складывали пепел из других варшавских районов, с Чернякова, с Жолибожа. В общей сложности под курганом почило около 20 тонн человеческого пепла.




Отчет о похоронах (APW)


          Согласно данным, в конце августа 1946 на Кладбище Варшавских Повстанцев на Воле похоронено примерно 10.000 эксгумированных останков, не считая пепла, сложенного в специальном склепе. Планировалось огородить кладбище каменной оградой.




Статья от 23 августа 1946 г. о кладбище погибших во время восстания (APW)


          Весной 1947 г. начался второй этап эксгумационных работ. Были открыты общие могилы, в которые в 1945 г. временно перенесли тела погибших в разных районах Варшавы. Созданный в конце 1945 г. Союз Участников Вооруженной Борьбы за Независимость и Демократию взял на себя квалифицирование погибших во время восстания солдат из разных отрядов, сражавшихся в 1944 г. в Варшаве.

          Уже во время транспортировки тел во временные общие могилы в 1945 году был допущен ряд нарушений. Оставленные рядом с телами бутылки с фамилиями не всегда находили, и останки с временных кладбищ попадали в братские безымянные могилы. При повторной эксгумации в 1947 r. этот процесс усугубился. Часто также выбрасывались обнаруженные на телах документы. Все большее количество погибших считались безымянными.




Статья об эксгумации останков из больницы святого Станислава на Воле, январь 1947 г. (APW)


          Это не было случайностью. Тогдашние власти не были заинтересованы в сохранении памяти о Варшавском Восстании, а особенно о массовом участии в нем солдат Армии Крайовой. Поэтому правление Военного Кладбища на Повонзках препятствовало дальнейшим погребениям аковцев, направляя их тела на кладбище на Воле, где останки часто лежали долгое время ничем не защищенные, без гробов. В часовне на кладбище на Повонзках складывали тела, не захороненные с осени 1946 г.
          18 апреля 1947 г. Союз остановил дальнейшие эксгумации аковцев в парке Красиньских, не давая согласия на их захоронение на Военном Кладбище. Останки должны были хоронить исключительно в общих могилах на вольском кладбище.




Информация об эксгумации в парке Красиньских в апреле 1947 г.


          В парке Красиньских, где в общей могиле лежали также останки солдат Армии Людовой, сражавшихся на Старом Мясте, бывали возмутительные случаи похищения тел или их подмены. Таким способом искусственно увеличивался участок Армии Людовой на Военном Кладбище, хотя было известно, что это немногочисленное военное формирование не сыграло в восстании значительной роли.
          Кладбище Варшавских Повстанцев на Воле постепенно заполнялось. Здесь хоронили тела с 1945 до начала 50-х годов. Их складывали в общие, анонимные могилы, даже если можно было установить личность. Фамилии заносились только в регистрационные книги захоронений. А погибших солдат Армии Крайовой старались вообще не регистрировать в книгах, записывая их либо как неопознанных - "NN", либо как мирных жителей.

          С самого начала своего существования Кладбище Варшавских Повстанцев не пользовалось особой симпатией властей. В статье от апреля 1947 года журналист рассказывает о трудностях с проездом, o топком месиве, покрывающем всю территорию кладбища и затрудняющем доступ к могилам, о незахороненных человеческих останках, лежащих неделями в ожидании погребения. Кладбище также не дождалось даже временной ограды.




Газетная статья о состоянии Кладбища Повстанцев Варшавы, апрель 1947 г. (APW)


          На кладбище лежат около 8-10 тысяч повстанцев. Остальные это мирные жители. Согласно регистрационным книгам захоронений, на Кладбище Повстанцев Варшавы похоронены 104 тысячи 105 человек, погибших, главным образом, во время Варшавского Восстания, 80% из которых - мирные жители. Это примерно 70% погибших и убитых во время Варшавского Восстания 1944 г. Кладбище Варшавских Повстанцев на Воле – самое большое военное кладбище в Польше и одно из крупнейших в Европе. Настолько точное число погибших, вероятно, связано с тем, что к приблизительному количеству пепла, захороненного под курганом, было прибавлено точное количество тел, похороненных в общих могилах. До сих пор удалось установить примерно 3.300 фамилий. Остальные по-прежнему остаются безымянными жертвами.

          Военные кладбища обычно ассоциируются с длинными рядами одинаковых могил, на которых стоят простые солдатские кресты. На каждом из них есть табличка с указанием имени и фамилии погибшего, его возраста и воинского звания, а также названием отдела, в котором он служил. На могиле неизвестного солдата есть буквы N.N. и номер ПКК. Так выглядят могилы солдат 1920 г. и 1939 г. на Военном Кладбище на Повонзках, могилы расстрелянных в Пальмирах, солдатские могилы под Монте-Кассино, под Верденом или на Арлингтонском национальном кладбище в США.
          Кладбище на Воле выглядит совершенно иначе. Польские коммунистические власти никогда не хотели привлекать внимание общества к Варшавскому Восстанию 1944. Такая же политика с самого начала проводилась в отношении Кладбища Повстанцев Варшавы. Даже его название в какой-то момент было измененно на Городское кладбище № II на Воле.

          Союз Участников Вооруженной Борьбы за Независимость и Демократию был преобразован в 1949 г. в Союз Борцов за Свободу и Демократию (Związek Bojowników o Wolność i Demokrację – ZBOWiD). Кладбище Повстанцев Варшавы, которым первоначально управлял Вольский коммунальный отдел, в 50-х годах было фактически передано под контроль Союза.
          Союз начал скрупулезно реализовывать политические директивы коммунистических властей. Семьи без согласия Союза не имели права ставить на могилах кресты, надгробия и делать какие-либо надписи. Это обосновывалось тем, что вскоре должны были начаться реставрационные работы. Работники кладбища были обязаны убирать все самовольно установленные памятники. Делалось все, чтобы похороненные там люди по-прежнему оставались безымянными. В это же время начались преследования солдат АК, которым удалось пережить восстание. Кладбище систематически разрушалось. Могилы зарастали травой, деревянные кресты гнили. Самым сложным для кладбища временем были 1947-1953 года. В этот период кладбище было полностью заброшено.
          Первоначально под кладбище была выделена площадь 8 га (в некоторых публикациях говорится даже о 13 га). Оно занимало территорию от западной стены вольского кладбища в направлении улицы Совиньского до улицы Редутовой. Это давало возможность создать по проекту Ромуальда Гутта и Алины Шольц военное кладбище, которое было бы похоже на кладбище в Пальмирах. Решением ZBOWiD-а территория кладбища была уменьшена до 1,5 га. На оставшейся части был разбит сквер, со временем названный Парком Повстанцев Варшавы. Это полностью изменило внешний вид некрополя, успешно превращая его во второстепенное кладбище.

          До конца 50-х годов Кладбище Повстанцев Варшавы находилось в состоянии крайнего запустения. Из проекта Гутта и Шольц была реализована только центральная аллея, несколько дорожек между участками, а бывший глиняный карьер превратили в пруд. Немногочисленные надгробия были недолговечны. Так же выглядели могилы повстанцев на Военном Кладбище. Это был очень трудный период для тех, кто пережил восстание, и для семей погибших. Невозможно было должным образом почтить их память.




Два сгнивших креста поддерживают друг друга как раненые солдаты


          В начале 60-х годов началось "восстановление" кладбища. От реализации проекта Гутта и Шольц окончательно отказались. В качестве причины был упомянута нехватка средств. Был реализован проект художника Тадеуша Выжиковского.
          Существующие до сих пор могилы были ликвидированы. Убрали остатки истлевших крестов, а територию просто ... вспахали, уничтожая установленные временные надгробия.
          На площади 1,5 га было размечено 177 прямоугольных и плоских общих могил, засеянных травой и огороженных каменными бордюрами высотой в несколько сантиметров.
          На каждой могиле были вертикально установлены низкие прямоугольные таблицы из песчаника с выбитым коммунистическим Крестом Грюнвальда, высокой военной наградой периода Народной Польши, которым пытались заменить Орден Виртути Милитари (Order Virtuti Militari – Орден Воинской Доблести). Под Крестом Грюнвальда была надпись: "Погибли в бою за свободу в Варшавском Восстании 1944 г."
          Такое сочетание могло свидетельствовать о попытке тогдашних коммунистических властей присвоить себе идеи восстания. На таблицах выбиты немногочисленные фамилии солдат АК и мирных жителей, намеренно перемешанные друг с другом. Кроме того, на каждой таблице была выбита информация о похороненных нескольких десятках и даже нескольких сотнях безымянных жертв.








          Повстанческий характер кладбища некоторым образом "размылся" из-за захоронений солдат Войска Польского, погибших во время сентябрьской кампании 1939г., жертв периода оккупации 1939-1945 гг., евреев, расстрелянных немцами на стадионе "Искры" на улице Окоповой в 1940-1943 гг., солдат Народного Войска Польского и советских солдат, погибших в 1945 г., партизан и даже нескольких сотрудников милиции, "укреплявших народную власть".














          Это дало возможность разместить на таблицах информационные надписи: "На кладбище похоронены останки и пепел героического народа Варшавы, организованных бойцов движения сопротивления и солдат, сражавшихся за освобождение столицы от гитлеровской неволи в 1939-1945 годах". Не было ни слова о Восстании, ни слова об Армии Крайовой. Это была намеренная акция предания прошлого забвению.

          Над небольшим кладбищем возвышался одинокий крест из металлических труб со скромной каменной плитой, установленный на кургане, скрывающем 20 тонн человеческого пепла. На плите укрепили временную табличку с надписью: "Здесь покоятся останки тысяч жертв гитлеровского фашизма, уничтоженных и сожженных в Варшаве 1944".




          Оставшиеся 6,5 га земли превратили в безымянный парк, названный со временем Парком Повстанцев Варшавы, в котором посадили молодые дубы..




          Место было стерильное и никакое. Для размещения на плите дополнительной фамилии надо было получить специальное согласие ZBOWiD-а, а эта организация разрешения выдавала весьма экономно. Многие годы на могилах нельзя было ни поставить табличку с фамилией, ни даже посадить цветы. Зато были развешены таблицы, на которых, в том числе, было написано: "Запрещается делать надписи на плитах, постаментах, вносить изменения в зеленые насаждения кладбища". За соблюдением этого предписания следили милиционеры с поста, расположенного в единственном уцелевшем здании при входе на вольское кладбище. Время от времени на кладбище также появлялись сотрудники в штатском. Самый крупный повстанческий некрополь Варшавы стал забытым местом.

          В 1973 r. с кладбища исчез последний "нелегальный" крест, установленный на кургане с пеплом сожженных варшавян. На его месте был установлен по инициативе вольского Народного Совета массивный памятник авторства известного скульптора Густава Землы. Монумент изображал умирающего античного воина, держащего в правой руке щит. По обе стороны памятника были построены баррикады из каменных блоков. На одной из них надпись: "Погибшие - Непобежденные 1939-1945". Автором названия памятника был поэт Станислав Добровольски. Памятник хорошо приняли как жители Воли, так и тогдашняя пресса.




          Небольшая информационная таблица, вмонтированная в склон кургана с западной стороны, то есть позади памятника, была практически незаметна. На ней была надпись: "Здесь покоится пепел более 50 тысяч поляков, погибших в 1939-1945 гг. в борьбе за свободу Отечества от гитлеровских захватчиков".
          Площадь вокруг памятника была выложена подлинной плоской брусчаткой с улиц Варшавы. Под монументом в кургане сложено 20 тонн человеческого пепла. Из-за отсутствия каких-либо религиозных символов и ограды немногочисленные варшавяне, которые приходили сюда на прогулку, воспринимали это место просто как памятник, выгуливая собак в непосредственной близости от монумента, а дети, которые иногда приезжали сюда на экскурсии, съезжали с доступных частей памятника.




          Большинство не осознавало, что это огромная могила 50-ти тысяч убитых и сожженных варшавян. Информационная табличка, небольшая и расположенная позади памятника, не выводила их из заблуждения.
          Ситуация не менялась многие годы. Даже когда на Кладбище Повстанцев Варшавы начали проводиться юбилейные торжества, пресса и телевидение сообщали, что мероприятия проводятся возле памятника, а над гигантский могилой.

          Если посмотреть со стороны улицы Вольской, можно было увидеть плиты из песчаника, установленные рядами, отгороженные друг от друга низкой живой изгородью. Отсутствие какого-либо ограждения и символов привело к тому, что территория не слишком напоминала кладбище, разве что какое-то небольшое сельское кладбище. Дополнительное впечатление производили размещенные на плитах Кресты Грюнвальда, из-за которых создавалось ощущение, что здесь похоронены исключительно коммунисты.
          При входе на кладбище со стороны улицы Совиньского была установлена таблица следующего содержания: "Кладбище Повстанцев Варшавы - место памяти о борьбе и мученичестве польского народа. На кладбище захоронены останки и пепел героического народа Варшавы, членов организованного движения сопротивления и солдат, сражавшихся за освобождение столицы от гитлеровской неволи в 1939-1945 годах". Ни слова упоминания о Варшавском Восстании и Армии Крайовой.

          При подходе к общим могилам впечатление менялось. После чтения надписей, выбитых на плитах, было понятно, что рядом с солдатами-повстанцами здесь покоятся также женщины и мужчины, старики и дети. Имен на плитах немного, кроме них есть также информация о тысячах и тысячи безымянных.
          На участке 120 возле южной стены вольского кладбища можно прочесть надпись: Веслав, Людмила, Лех Лурие. 33-летняя Ванда Лурие, варшавская Ниоба, будучи на 9-м месяце беременности, была 5 августа 1944 г. расстреляна вместе с тремя детьми во время резни на Воле. Ей чудом удалось выжить. Она была дважды ранена и пролежала несколько дней под горой трупов. Потом ей удалось выбраться наружу и дойти до костела святого Войтеха на улице Вольской 74/76. 20 августа 1944 Ванда Лурие родила сына, которого назвала Мстислав. Троим ее детям повезло меньше. На момент смерти старшим детям было 6 и 11 лет, младшему 3 года.




          Таких свидетельств на Кладбище Повстанцев Варшавы много. На небольшой территории лежат более 104 тысяч погибших в Варшавском восстании. Самый крупный польский некрополь должен был как можно скорее выйти из забвения.




          Не все пережившие восстание мирились с политикой властей ПНР и ZBOWiD-а. К ним относилась Ванда Трачик-Ставска, псевдоним "Пончик", связная-стрелок отряда прикрытия Военного Издательского Центра, находящегося в распоряжении генерала "Монтера". Отряд, в котором она сражалась, был очень хорошо вооружен, поэтому его часто направляли на помощь повстанческим отрядам Северного Средместья. Боевой путь отряда стал причиной того, что погибшие товарищи Ванды были похоронены на многочисленных временных кладбищах Северного Средместья, между Маршалковской, Крулевской, Новым Святом и Иерусалимскими аллеями. После капитуляции восстания Ванда Трачик-Ставска пошла со своим отрядом в плен. В Польшу она вернулась в 1947 году.




Ванда Трачик-Ставска после возвращения в страну

          В 1947 г. в костеле святого Креста на Новом Святе состоялась месса в память погибших членов отряда, в которой приняли участие их уцелевшие товарищи. После мессы последний командир, поручик Стефан Берент, псевдоним "Стеб", отдал командиру взвода Ванде Трачик-Ставской, псевдоним "Пончик" и ее товарищу командиру взвода подхорунжему Анджею Корыцкому, псевдоним "Сокол", приказ найти места погребения всех погибших коллег и обеспечить им достойное погребение и память.
          Ванда Трачик-Ставска должна была также выполнить личную миссию. Ее старший брат Тадеуш тоже погиб во время Восстания. Отец, ветеран Легионов 1920 г. и солдат подполья, хотел, чтобы у его сына была солдатская могила, место, куда можно положить цветы и зажечь лампаду. Это задание он поручил дочери.

          В тогдашнем Народном Совете хранились регистрационные книги захоронений, содержавшие данные, которые не сообщали людям, ищущим информацию о месте погребения своих близких. Много информации было также в документах Польского Красного Креста.
          Ванда Трачик-Ставска начала борьбу за память. Отец получил письмо из ПКК с уведомлением, что его сын был расстрелян как гражданское лицо и зарегистрирован под определенным номером ПКК. Ему также переслали окровавленные документы сына. Ванда знала, что ее брат был солдатом и сражался в группировке "Крыска" на Повислье. Она начала поиски в среде солдат "Крыски". Ванде удалось установить, где конкретно сражался и где погиб ее брат. Он числился в сводке погибших "Крыски" под конкретным номером.
          Новые данные не помогли Ванде продвинуться дальше в своих поисках. Народный Совет отправлял ее в Польский Красный Крест, те отсылали назад. В 1986 г., потеряв всякую надежду, Ванда Трачик-Ставска позвонила мэру и заявила, что ей известно, что Тадеуш Трачик был перенесен на Кладбище Повстанцев Варшавы и похоронен под определенным номером, о чем имеется письменное подтверждение. Оказалось, что ее брат, место погребения которого якобы не было известно, похоронен на участке 34 ряд I.

          В отчаянии Ванда Трачик-Ставска написала вице-министру письмо с просьбой заняться этим делом и добиться, чтобы фамилия ее брата была выбита на таблице в том месте, где он был похоронен много лет назад. Вице-министр оказался порядочным человеком и занялся этим делом. Ванда Трачик-Ставска получила уведомление, что ее брат был солдатом и погиб 16 сентября 1944 г. на улице Окронг, 2. На Кладбище Повстанцев Варшавы, где он был похоронен, должна была быть указана его фамилия.
          Наконец, в 1987 г., на таблице из песчаника с выбитым Крестом Грюнвальда появилась надпись: "стрелок Тадеуш Эдвард Трачик "Валюсь" 7.08.25 - 16.09.44 группировка "Крыска". Однако, вместо того, чтобы сделать все должным образом, надпись поместили на таблице на участке 36 ряд II, в то время как брат Ванды похоронен на участке 34 ряд I, в следующей аллее. Чтобы довести до конца это на первый взгляд простое дело, пани Ванда Трачик-Ставска потратила 39 лет.




          Все это время при помощи группы друзей она также старалась выполнить приказ командира, касающийся ее погибших товарищей. Сначала тайком, а с 1989 г. открыто они собирали имена погибших солдат и мирных жителей, которые были похоронены как безымянные на кладбище Повстанцев Варшавы. В 80-х годах пани Ванда вступила в контакт с группой харцеров из 145 харцерской дружины в Мендзылесье. Харцеры помогали ей поддерживать порядок на кладбище и собирали фамилии погибших и убитых. В 1984 году, после смерти "Сокола", с Вандой Трачик-Ставской начала активно сотрудничать Кристина Збышевска "Збышек", знакомая харцерка из лагеря в Оберланген (Oberlangen) и Школы Молодых Добровольцев в Назарете в Палестине. Во время Восстания Кристине было 14 лет, она участвовала в работе харцерской почты, а также служила в I роте "Брадля". На Кладбище Повстанцев Варшавы похоронена сестра Кристины, также солдат Армии Крайовой.
          В 90-х годах был создан неофициальный комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы на Воле, который в 2004 году был преобразован в официальный Общественный Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы. Время шло, умирали друзья и подруги, a начатое в 1947 г. дело не было завершено. В 2012 r. умерла пани Кристина. Удалось установить места захоронений 14 членов ее отряда, но все старания увековечить их фамилии на таблице, разбивались о стену неприязни и равнодушия чиновников.

          В какой-то момент Ванда Трачик-Ставска поняла, что осталась практически одна, а преклонный возраст может помешать ей выполнить до конца порученное задание. Она вспомнила параграф из воинского устава о том, что в подобной ситуации следует обратиться к командиру с просьбой о помощи в выполнении приказа. Ее командиром в этот момент был командующий вооруженными силами, Президент Республики Польша, других уже не осталось.
          В конце 2012 г. она написала в Канцелярию Президента письмо с просьбой представить на рассмотрение Господину Президенту Брониславу Коморовскому дело о Кладбище Повстанцев Варшавы. Спустя 3 месяца ей сообщили по телефону, что Канцелярия Президента помочь не может. Тогда она потребовала письменного ответа, который так и не получила.
          Придя в отчаяние, поскольку выполнение задания превышало ее силы, пани Ванда после ежегодной мессы в коселе святого Креста в память погибших и умерших товарищей, рассказала обо всем принимавшим участие в мессе семьям погибших и умерших, а также нескольким еще живущим коллегам из Отряда Прикрытия Военного Издательского Центра.
          Оказалось, что кто-то из присутствовавших работал вместе с членом семьи Президента. Пани Ванда рассказала о своей проблеме, которая была затем передана Президенту. Ванда Трачик-Ставска была приглашена в Бельведер, где рассказала о своих бесплодных усилиях.

          Бронислав Коморовски принял дело близко к сердцу и обещал помощь. Он взял шефство над делами, связанными с Кладбищем Повстанцев Варшавы, и поручил занятся проблемой пану Веславу Сикорскому из Канцелярии Президента, который энергично включился в работу Общественного Комитета Кладбища Повстанцев Варшавы, помогая преодолевать очередные препятствия.
          Есть надежда, что вскоре, при замене таблицы на участке 81, там появится надпись о 14 погибших солдатах отряда прикрытия Военного Издательского Центра: 2 девушках, 10 юношах и 2 юных харцерах. Поскольку во время восстания коллеги не знали настоящих имен и фамилий троих погибших, на таблице будут указаны только псевдонимы. Спустя 67 лет исполнится желание товарищей пани Ванды: их погибшие не будут забыты, будет место, где можно зажечь им лампадку и положить цветы. Хотя их останки покоятся в разных местах кладбища, будет место, где будут увековечены их личные данные. Благодаря упорству и решимости Ванда Трачик-Ставска спустя много лет выполнила полученный приказ.




Ванда Трачик-Ставска в 2014 г.

          Пресса очень сдержанно информировала читателей о судьбе Кладбища Повстанцев Варшавы. В 1957 г. в "Столице" появилась короткая статья под красноречивым титулом "Почти забытые могилы". В ней говорилось о похоронах человеческого пепла летом 1946 г. Описывалось также состояние кладбища спустя 11 лет: провалившиеся могилы, истлевшие кресты. Автор утверждал, что при таком попечении "вскоре здесь будет поле, исчезнет всякий след кладбища вольских повстанцев".
          После обретения независимости в 1989 г. ситуация почти не изменилась. Статья Анджея Осенки в "Газете" от 1994 г. называется "Замаскированное кладбище". Автор пишет, что было сделано все, чтобы крупнейший некрополь Варшавского Восстания остался неизвестным и забытым местом. Кладбище однообразное, чопорное и поразительно безличное. Оно ничем не напоминает спроектированных с осознанием важности места военных и повстанческих участков на Повонзках. Объединенные силы политической полиции и чиновников до тех пор трудолюбиво нить за нитью разрывали семейные и дружеские узы, связывавшие людей с повстанческими могилами, пока не было создано полностью обезличенное место, отмеченное знаком официального союза комбатантов.

          Годами на Кладбище Повстанцев Варшавы ничего не происходило. Напряженные усилия вернуть кладбище из забвения предпринимались небольшой группой солдат-комбатантов АК, связанных с вольским некрополем «семейными» узами. Эта группа, в лице Ванды Трачик-Ставской, получила поддержку со стороны Главного Управления Всемирной Ассоциации солдат Армии Крайовой. Их совместные усилия начали приносить свои плоды.
          В 50-ю годовщину начала Варшавского восстания, впервые за несколько десятилетий, на Кладбище Повстанцев Варшавы 1 августа 1994 года полевой епископ Войска Польского Славой Лешек Глудзь отслужил торжественную полевую мессу у построенного солдатами полевого алтаря, расположенного в центральной аллее между восточной стеной вольского религиозного кладбища и курганом со стоящим на нем монументом "Погибшие - Непобежденные".
          В 1995 году Кладбище Повстанцев Варшавы было занесено в реестр памятников архитектуры, что формально должно было защищать его от разорения.

          В 1998 г. управление военноми кладбищами перешло в ведение Совета Охраны Памяти Борьбы и Мученичества (Rada Ochrony Pamięci Walk i Męczeństwa). Для Кладбища Повстанцев Варшавы наступили лучшие времена. Совет под руководством Анджея Пшевозьника провел подробное обследование вольского некрополя и полностью подтвердил обоснованность требований комбатантов. Вольский некрополь является военным кладбищем и подлежит опеке государственной администрации в соответствии с законом о военных захоронениях и кладбищах от 28 марта 1933.
          Совет представил ряд предложений мазовецкому воеводе:
          1. Заменить главную информационную таблицу,
          2. Установить крест в центральной части некрополя,
          3. Огородить территорию со стороны улицы Совиньского; с этой стороны и со стороны улицы Вольской также необходимо сделать входные ворота.
          Реализация этих предложений требовала определенных финансовых затрат. Совет Охраны Памяти в это время принимал участие в восстановлении Кладбища Львовских Орлят.
          Последовательно начали реализовываться очередные этапы благоустройства кладбища.

          В 2001 г. монумент "Погибшие – Непобежденные", установленный на кургане с пеплом 50 тысяч человек, был, в соответствии с пожеланиями комбатантов из Главного Управления Всемирной Ассоциации солдат Армии Крайовой, дополнен сакральной и повстанческой символикой. На щите умирающего воина и на стоящей рядом баррикаде появились якоря (kotwica – символ Polski Walczącej (Сражающейся Польши) из соединенных букв P и W), а на двух баррикадах каменные кресты и надпись "Варшавское Восстание 44", напоминающие о том, что это место является огромной могилой.




          К сожалению, кресты в скором времени были уничтожены "неизвестными лицами". Кто-то обливал их черной краской и ломал перекладины. Полиции не удалось арестовать виновных. В конце концов, это привело к демонтажу установленных крестов. Была также украдена металлическая надпись. Призраки прошлого все еще были живы.




Поврежденные кресты на баррикадах

          В это время было изменено содержание надписи на информационной таблице на кургане. Сейчас там написано: "В этом месте покоится пепел более 50 тысяч поляков, мирных жителей Варшавы и солдат Армии Крайовой, погибших за свободу отечества, убитых немцами во время Варшавского Восстания в августе и сентябре 1944 r. 6.VIII.1946 г. здесь похоронили 117 гробов с пеплом жертв убитых и сожженных, привезенным, в том числе, из резиденции Гестапо в Аллее Шуха, с улицы Вольской, улицы Гурчевской, из Парка Совиньского, больницы святого Станислава (фабрика Франашка), с улицы Мочидло, улицы Млынарской".
          К сожалению, таблица по-прежнему размещена с западной стороны в таком месте, которое просто отбивает желание ознакомиться с ее содержанием.




          В 2004 г., в 60-ю годовщину начала Восстания произошло несколько событий. Со стороны улицы Вольской был установлен каменный блок с информацией о начинающемся далее кладбище.




          А со стороны улицы Совиньского была установлена новая информационная таблица с достоверной информацией о месте, которое за ней расположено. Вот содержание таблицы:

          "Кладбище Повстанцев Варшавы основано в 1945 г.
          Является крупнейшим некрополем Варшавского Восстания, которое вспыхнуло 1 августа 1944 г. и продолжалось до 2 октября 1944 г.
          Здесь покоятся останки примерно 104 тысяч человек.
          В общих могилах захоронено примерно 100 тысяч останков и человеческого пепла гражданского населения Варшавы, а также солдат Армии Крайовой и иных вооруженных формирований, погибших в боях, убитых в массовых экзекуциях и сожженных за 63 дня Варшавского Восстания.
          Останки и пепел погибших эксгумировали и перенесли на кладбище из разных районов Варшавы.
          Первые похороны состоялись 30 ноября 1945 г., когда были погребены останки, обнаруженные во время эксгумации на улице Мокотовской 24/29.
          В 1946-1947 годах, а также в позднейший период продолжались погребения останков, эксгумированных из разных районов Варшавы.
          Здесь похоронены также 3526 солдат Войска Польского, погибших и умерших от ран в сентябре 1939 г., а также 231 солдат Войска Польского, погибших и умерших от ран в 1944-1945 годах.
          К строительству кладбища в его нынешнем виде приступили в начале шестидесятых годов согласно проекту скульптора магистра Тадеуша Выжиковского.
          В 1973 г. в границах могилы, скрывающей пепел примерно 50 тысяч человек, был установлен памятник "Погибшие - Непобежденные" работы скульптора профессора Густава Землы"
.




          К сожалению, кладбище до сих пор не огорожено и доступно для посетителей. Таблица с аналогичной надписью должна появиться также у входа со стороны улицы Вольской.

Также в 2004 г. на оси центральной аллеи, возле стены вольского кладбища, был установлен каменный алтарь с крестом и эмблемой Сражающейся Польши - якорем. Алтарь установлен по инициативе Всемирного союза солдат Армии Крайовой и Общественного Комитета Кладбища Повстанцев Варшавы. Его проектировщиком был Тадеуш Выжиковски. 1 августа 2004 г. состоялось торжественное освящение алтаря и полевая месса.




          Осенью 2004 г. в сквере при слиянии улиц Лешно и Аллеи Солидарности был открыт памятник "Памяти 50 тысяч жителей Воли, убитых немцами во время Варшавского Восстания 1944 г." На памятнике перечислены места всех массовых расстрелов, совершенных немцами в первые дни августа 1944 г. на Воле.
          Этот памятник непосредственно напоминает о Кладбище Повстанцев Варшавы, поскольку все упомянутые там жертвы покоятся в вольском некрополе.




          15 июля 2010 г. Городской совет Варшавы принял резолюцию о том, что день 5 августа будет отмечаться как "Общегородской День Памяти жителей Воли, убитых немцами во время Варшавского Восстания".

          В 2009 г. на центральной аллее Парка Повстанцев Варшавы, недалеко от монумента " Погибшие – Непобежденные", была установлена каменная таблица в память харцеров Серых Шеренг (Szare Szeregi – подпольная харцерская организация в период оккупации и восстания), погибших во время II Мировой войны и Варшавского Восстания.




          На протяжении всего периода своей деятельности Общественный Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы собирает фамилии людей, похороненных на кладбище, с намерением установить Стену Памяти. Комитет также выступает с инициативой о признании Кладбищу Повстанцев Варшавы соответствующего ранга. В течение многих лет Комитет настойчиво старается изменить декор кладбища, разместить на надгробиях религиозную и повстанческую символику (вместо Крестов Грюнвальда), оградить некрополь, сделать ворота и разместить возле них таблицы, информирующие об истории кладбища. Все больше организаций присоединяются к его усилиям. Уже несколько лет с Комитетом очень активно сотрудничает Общество Друзей Воли, председателем которого является депутат Сейма РП Михал Щерба.

          Многолетние усилия Комитета начали приносить свои плоды. В связи с приближающейся 70-й годовщиной начала Восстания на Кладбище Повстанцев Варшавы начались реставрационные работы. К работе присоединились мазовецкий воевода, Совет Охраны Памяти Борьбы и Мученичества, районный совет Воли. На первом этапе работ в 2011 году были проведены и завершены проектные работы и подготовка к капитальному ремонту и модернизации Кладбища Варшавских Повстанцев.

          В июле 2011 было выпущено следующее сообщение:
          "Совет Охраны Памяти Борьбы и Мученичества, а также Общественный Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы при Всемирной Ассоциации Солдат Армии Крайовой с удовлетворением сообщают об окончании этапа проектных и подготовительных работ по капитальному ремонту и модернизации Кладбища Повстанцев Варшавы на Воле.
Подавляющее большинство соотечественников, не только жителей Варшавы, соединяет память о жертвах героической повстанческой вооруженной акции с варшавским кладбищем на Повонзках. Между тем именно здесь, на Воле, находится крупнейшее повстанческое кладбище, скрывающее прах 104 тысяч солдат Польского Подземного Государства и героических мирных жителей Варшавы, которые погибли, защищая Отечество.
          Перед нами следующий этап – работа, связанная с реализацией принятой архитектурной концепции. Эта концепция предполагает возвращение этому важному для Народной Памяти месту надлежащего ранга, а также достойное увековечение огромной жертвы, принесенной Независимой Польше – жертвы человеческой жизни.
          Таким образом, у нас есть шанс завершить длинный, почти 66-летний период существования кладбища, который среде комбатантов и семьям Погибших принес много тяжелых испытаний и болезненных событий, сознательно запланированное забвение и многочисленные упущения. Завершение этого периода - наш долг не только перед Теми, чей прах покоится в этом месте. Это также наш долг перед живыми и уже умершими их товарищами по оружию, перед всей средой комбатантов, объединенных во Всемирную Ассоциацию Солдат Армии Крайовой, перед Семьями и Родственниками Погибших и Убитых.
          Верные исторической правде, мы стремимся вернуть этому памятному месту сакральную и повстанческую символику. На Кладбище Повстанцев Варшавы на Воле будут вести ворота, достойные этого места. Будут заменены нагробные плиты и приведены в порядок зеленые насаждения.
          До сих пор установлено немногим более 3300 имен Павших и Убитых, которые будут помещены на символической Стене Памяти. Существует большая потребность в идентификации и установлении имен и фамилий всех погибших, чьи останки покоятся на этом кладбище. Поэтому мы обращаемся к Государству, к Соотечественникам в стране и за ее пределами, с просьбой о любой помощи в восстановлении их личности.
          Благодаря взаимодействию Совета Охраны Памяти Борьбы и Мученичества, Президента города Варшавы, а также мазовецкого воеводы интенсивные реставрационные и модернизационные работы будут проводиться до 2014 года таким образом, чтобы восстановить надлежащей характер этого уникального в масштабе всего мира некрополя, и достойно встретить 70-ю годовщину начала Варшавского Восстания.
          Сообщение подписали:
          - Секретарь Совета Охраны Памяти Борьбы и Мученичества доцент Анджей Кшиштоф Кунерт
          - Общественный Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы при Всемирной Ассоциации Солдат Армии Крайовой, Ванда Трачик-Ставска"


          В 2011 году действия Общественного Комитета по делам Кладбища Повстанцев Варшавы получили поддержку со стороны ректора Варшавского университета профессора доцента Катажины Халасиньской-Мацуков, которая взяла почетное шефство над деятельностью Комитета.

          В 2012 году Кладбище Повстанцев Варшавы было внесено в реестр памятников архитектуры под номером A-1057. Это может позволить получить дополнительные средства для его реставрации из фондов Европейского Союза.

          После открытия в 2004 году каменного алтаря с крестом и якорем юбилейные торжества на Кладбище Повстанцев Варшавы были включены в официальный календарь церемоний, посвященных Варшавскому Восстанию 1944 года. Начиная с 2005 года, ежегодно 1 августа в 19.00 на Кладбище Повстанцев Варшавы проводят экуменическуе молитву в сочетании с возложением венков и цветов, а также зажигают свечи на могилах.

          1 августа 2012 г. в 18.30 возле памятника " Погибшие – Непобежденные" состоялось главная церемония юбилейных торжеств, посвященных защитникам и жителям Воли, которые погибли в августе 1944 года. Полевую мессу отправил ксендз командор Януш Бонк. Месса, которую присутствующие слушали стоя в темноте, сопровождалась только светом лампад и свечей.

          1 августа 2013 года церемония на Кладбище Повстанцев Варшавы была особенно торжественной. В ней принимали участие Повстанцы и жители Варшавы, Президент Республики Польша, Президент Варшавы, представители Сейма и Сената, архиепископ Ныч, ксендз командор Бонк, приходские священники вольских приходов. После официальной церемонии состоялась полевая месса, которую отправил митрополит Варшавы кардинал Казимеж Ныч в сопровождении ксендза командора Януша Бонка и приходских священников из приходов варшавской Воли. Благодаря участию Канцелярии Президента Республики Польша, Повстанцы и варшавяне могли участвовать в уникальном событии, которым стала месса в память людей, похороненных на Кладбище Повстанцев Варшавы.
          После окончания мессы выступил Театральный коллектив "Варшавяне", который исполнял попурри из партизанских и повстанческих песен. Президент Республики Польша Бронислав Коморовски присутствовал на церемонии до конца и с интересом прослушал концерт.

          С того момента, как Президент РП Бронислав Коморовски взял почетное шефство над реставрацией Кладбища Повстанцев Варшавы, темп работ ускорился. В 2012 году началась замена таблиц на очередных участках. Сначала были заменены таблицы на так называемых больших участках, этим занялось Управление Воеводства при активном участии мазовецкого воеводы Яцека Козловского, который выделил для выполнения этой задачи сумму в размере 2,2 млн злотых.




          Курия столичной Митрополии разрабатывает проект восстановления пограничной стены между вольским религиозным кладбищем и Кладбищем Повстанцев Варшавы. Связанные с этим работы реализует Совет Охраны Памяти Борьбы и Мученичества, который затем за сумму 2,5 млн. злотых заменит надгробия на так называемых малых участках, расположенных вдоль стены кладбища.
          Также подготовлена концепция обрамления входа со стороны улицы Вольской, которая должна быть реализована одновременно с восстановлением участков. Совет должен предназначить на эти работы около 2,5 млн. злотых.
          Районное управление Воли должно заняться, среди прочего, заменой саженцев роз на откосе пруда, находящегося на территории кладбища, и обновлением аллеи, ведущей к некрополю со стороны Парка Совиньского. Район также планирует привести в порядок окрестности кладбища со стороны улицы Вольской.



Кладбище Повстанцев Варшавы




Парк Повстанцев Варшавы





Информационные таблицы между кладбищем и парком


          Реставрационные работы должны быть завершены до 1 августа 2014 г., до начала празднований, связанных с 70-й годовщиной Варшавского Восстания. После лет неприязни и забвения в сознании многих людей, Кладбище Повстанцев Варшавы изменится и займет положенное ему место в пантеоне исторических памятников.

          В июле 2013 г., по инициативе Общества Друзей Воли была организована пленэрная выставка "Воля Памяти – Кладбище Повстанцев Варшавы на Воле". . Для создания выставки были использованы архивные материалы четырех варшавских архивов: Государственного архива города Варшава, Главного Архива Старых Документов, Архива Новых Документов и Национального Цифрового Архива.
          Организаторами выставки были: Общество Друзей Воли, Главная Редакция Государственных Архивов и Государственный Архив города Варшава.
          Партнерами выставки были: Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы при Всемирной Ассоциации Солдат Армии Крайовой, Дом Встреч с Историей, Архив Новых Документов, Главный Архив Старых Документов и Национальный Цифровой Архив.

          Выставка была посвящена Кладбищу Повстанцев Варшавы на Воле - крупнейшему некрополю такого типа в Европе. На кладбище покоятся останки более 100 000 человек, солдат и гражданских лиц, погибших, убитых и сожженных немцами во время Варшавского Восстания, эксгумированных с улиц Варшавы после окончания II Мировой войны.
На экспозиции были представлены обстоятельства создания кладбища, очередные этапы его проектирования. Была показана судьба тех, кто там покоится, и обстоятельства их смерти, а также сложная и временами трагическая история района, где было расположено кладбище.
          Выставка была представлена 1 августа 2013 года в 19.30 на Кладбище Повстанцев Варшавы, а со 2 августа по 10 сентября 2013 года в сквере имени ксендза Яна Твардовского (вдоль улицы Краковское Предместье). Выставка пользовалась большой популярностью, ее посетили многие жители столицы.

          19 августа 2013 в 23.50 на канале TVP 2 был показан созданный в 2008 г. документальный фильм Михала Рогальского: "12 тонн – они все там".
          Фильм рассказывает о безымянных героях Восстания. Он создан на основе свидетельств очевидцев событий на Воле и узников пересылочного лагеря в Прушкове.
          Перед камерой выступили: Веслав Кемпиньски, Кристина Тетер, Халина Белецка, Кристина Блажиньска-Ковальска, Кшиштоф Конколевски, Тадеуш Климашевски, Ванда Левицка, Данута Лесьневска-Славиньска, Мстислав Лурие, Ванда Лурие, Эльжбета Пехоцка, Эвлалия Рудак, Ханна Синецка, Мария Стыпулковска-Хоецка, Эугениуш Трепчиньски, Боженна Троян, Павел Дукельски. Большинство из них были свидетелями тех событий.

          2 октября 2013 г. в Доме Встреч с Историей по инициативе Комитета по делам Кладбища Повстанцев Варшавы и Общества Друзей Воли состоялась встреча, подводящая итоги выставки "Воля Памяти – Кладбище Повстанцев Варшавы на Воле". Почетным гостем была Президент г. Варшавы Ханна Гронкевич-Вальц. Во время встречи Презиндент г. Варшавы объявила, что принято решение о восстановлении первоначальных размеров Кладбища Повстанцев Варшавы, и, следовательно, возвращении отнятых в 50-х годах 6,5 га территории. Общая площадь кладбища будет составлять около 8 гектаров. В его состав войдет Парк Повстанцев Варшавы, расположенный между улицами Совиньского и Редутовой, как это было запланировано в первоначальном проекте превосходных архитекторов Ромуальда Гутта и Алины Шольц.

          Будет объявлен международный конкурс, организованный совместно с Союзом архитекторов РП, на проект благоустройства кладбища и прилегающего к нему парка. Участники конкурса смогут представить свое видение ограждения территории, ворот, стены, Комнаты Памяти и других, необходимых в данном месте элементов благоустройства.
В парковой зоне (Парк повстанцев) за улицей Совиньского должна быть поставлена Стена Памяти, на которой, наконец, появятся имена покоящихся здесь людей. Следует помнить, что среди более 104 тысяч погребенных там большинство это величайшие герои Восстания - мирные жители.
          Чтобы продемонстрировать, как велико количество похороненных здесь людей, на Стене Памяти необходимо разместить известные имена и фамилии, известные псевдонимы, а в остальных случаях написать NN с номером ПКК (если он известен), или просто NN. Только тогда можно будет представить себе, сколько героев восставшей Варшавы лежит здесь. Если применить критерии Стены Памяти из Музея Восстания, Стена Памяти на Кладбище Повстанцев Варшавы была бы длиной 1.115 метров.

          Присутствовавшая на встрече руководитель Общественного Комитета по делам Кладбища Повстанцев Варшавы Ванда Трачик-Ставска с радостью констатировала, что ее миссия, наконец, подошла к концу. Она также предложила, чтобы день 2 октября был днем памяти Гражданского Населения Варшавы, как 1 августа посвящен Варшавским Повстанцам.

          Для реализации концепции Стены Памяти был запущен проект, в котором участвуют: Совет Охраны Памяти Борьбы и Мученичества, мазовецкий воевода, Музей Варшавского Восстания и Общественный Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы. Была подготовлена специальная анкета, отправленная людям, чьи родственники покоятся на Кладбище Повстанцев Варшавы. Это также касается знакомых и соседей, o которых людям что-либо известно. Важна любая информация, семейные свидетельства, рассказы очевидцев похорон или эксгумаций. Это позволит дополнить список имен, которые будут указаны на Стене Памяти.

          Общественный Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы много лет собирает имена людей, похороненных на кладбище. В этой деятельности давно принимают участие польские харцеры. В последнее время Комитет начал сотрудничать с программой "Личные потери и жертвы репрессий немецкой оккупации".
          В Музее Восстания был открыт специальный пункт, собирающий информацию о погибших, умерших или пропавших без вести во время Варшавского Восстания. Заполненные анкеты в формате doc. также можно отправить по электронной почте @ 1944.pl или biuro@1944.pl.
          На месте в Музее Восстания анкету можно заполнить лично в Комнате Комбатанта Музея Варшавского Восстания (здание C, II этаж, к. 105). Существует также возможность передать информацию по телефону по номеру: (22) 539 79 36 или факсом: (22) 539 79 24.
          Анкету также можно отправить в Общественный Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы при Всемирном Союзе Солдат Армии Крайовой по адресуcpw1944@gmail.com

          Когда на территории Кладбища Повстанцев Варшавы будет создана Комната Памяти (аналогичная созданной в Пальмирах), это будет место, где посетители кладбища, не только варшавяне, но и приезжие, смогут узнать о судьбе столицы в те дни, а также о замалчиваемой на протяжении десятилетий истории Кладбища Повстанцев Варшавы. Здесь будут собраны вещи, связанные с памятью жертв экзекуции. Ученики всех варшавских школ будут приходить сюда на уроки истории.

          Современная Варшава это место, где живет много новых варшавян, тех, кто не имеет корней в этом городе. Корни - это в том числе могилы близких. Анонимность огромного количества людей, похороненных на Кладбище Повстанцев Варшавы, может, как это ни странно, создать для этих варшавян в первом поколении возможность единения с Варшавой, позволит им найти свои корни. Если они чувствуют себя варшавянами, то смогут прийти сюда в августе и ноябре, зажечь лампадку и возложил цветы к кургану, где покоится пепел многих тысяч жителей этого непокорного города.
          И тени тех, кто покоится на этом кладбище в безвестности в течение десятилетий, выйдут, наконец, из забвения и останутся в памяти нынешних и будущих поколений.


апрель 2014

Мацей Янашек-Сейдлиц


         P.S. 1

         Приближается 71-я годовщина начала Варшавского Восстания 1944 г. В течение месяцев, которые прошли после написания этого материала, многое изменилось на забытом кладбище на Воле.
         Реставрационные работы на Кладбище Повстанцев Варшавы, почетное шефство над которыми в 2012 г. принял Президент ПР Бронислав Коморовски, систематически продолжались. До 70-й годовщины Варшавского Восстания была заменена значительная часть плит на отдельных участках. На новых гранитных плитах находятся кресты и символы Сражающейся Польши. Надписи напоминают о том, что здесь похоронены люди, погибшие во время Варшавского Восстания 1944, солдаты и мирные жители.



          При входе на кладбище со стороны улицы Вольской появились пилоны, служащие своего рода входными воротами на территорию кладбища, которая по-прежнему не огорожена.




          Заменено дорожное покрытие большинства дорожек на кладбище.




          Город (район Воля) произвел ремонт откоса и аллеи, ведущей к кладбищу со строны парка Совиньского и подхода от ул. Вольской. Перестроен также подъезд и парковочная зона со стороны ул. Вольской. Приведена в порядок зелень между площадью перед курганом и водоемом, расположенным внизу в направлении ул. Вольской.




          На пилонах с выбитыми орлами (государственной и военной эмблемой), гербом Варшавы и символом Сражающейся Польши, расположены надписи: "Они умерли, чтобы мы могли жить свободными"; "Mortui sunt ut liberi vivamus".



          Там выбиты также два фрагмента стихотворений варшавского поэта Артура Оппмана Ор-Ота.
          Под гербом Варшавы выбиты строки:



          О город мой! О, Варшава святая!
          Чело клоню смиренно к твоим камням
          Ведь в каждом камне чья-то слеза заклята,
          И кровь чья-то на каждом алеет!

          А когда думали, что тебя положат в гроб,
          Что ты падешь, землей засыпана кровавой,
          То ты с улыбкой так непокорно, так гордо
          Свой мученический крест несла, Варшава

          O, miasto moje! O, Warszawo święta!
          Skroń zniżam kornie do twoich kamieni,
          Bo w każdym głazie czyjaś łza zaklęta,
          I krew się czyjaś na każdym czerwieni!

          A gdy myśleli, że cię złożą w trumnie,
          Że padniesz, ziemią przysypana krwawą,
          To ty z uśmiechem tak hardo, tak dumnie
          Męczeński krzyż swój dźwigałaś, Warszawo.


          Под якорем Сражающейся Польши видны строки:




          Когда ты на эту могилу цветок возлагаешь,
          Это все равно, мой мальчик, как если б ты его возлагал
          На все могилы, давние и свежие,
          Где спят за вольность павшие солдаты.

          Встань здесь, мальчик, и принеси клятву,
          Что будешь всегда чтить эту могилу
          И не забудешь помянуть в молитвах
          Тех, что погибли в священных битвах.

          Na tę mogiłę, gdy składasz kwiat,
          To tak, mój chłopcze, jakbyś go kładł
          Na wszystkie groby, dawne i świeże,
          Gdzie śpią za wolność legli żołnierze.

          Stań tutaj, chłopcze, i uczyń śluby,
          Że będziesz zawsze kochał ten grób
          I nie zapomnisz wspomnieć w modlitwach
          Tych, co zginęli w najświętszych bitwach.


          Между пилонами находится гранитный порог с надписью "Кладбище Повстанцев Варшавы". Он четко указывает границу кладбища, отделяя пространство святыни от подъездной дорожки.



(фот. П.Сьмилович)

          Отреставрирован был также монумент "Погибшие-Непобежденные", а вокруг кургана положено новое покрытие из гранита. Перед курганом, то есть массовым захоронением, на баррикаде была прикреплена дополнительная надгробная таблица.



          На ней сделана надпись: "Братская могила, в которой покоится прах более 50 тысяч жителей столицы и повстанцев, павших и убитых во время Варшавского Восстания 1944". Дополнительная информация должна разъяснять людям, что памятник, расположенный на кургане, является местом памяти, которое скрывает останки некольких десятков тысяч варшавян. Сейчас не все отдают себе в этом отчет. Кажется целесообразным, чтобы сам курган был каким-то образом отделен от остальной территории, например, живой изгородью или низким гранитным бордюром (как прочие братские могилы), чтобы подчеркнуть то, что он является огромной могилой.
          Празднование 70-й годовщины начала Варшавского Восстания 1944 на Кладбище Повстанцев Варшавы прошло исключительно торжественно. В нем принимал участие президент ПР Бронислав Коморовски с женой и много почетных гостей.



(фот. В.Гжендзиньски, KPRP)

          Рядом с президентом заняла место Ванда Трачик-Ставска, псевдоним "Пончик". Благодаря многолетним усилиям пани Ванды, а также других членов Общественного комитета Кладбища Повстанцев Варшавы на Воле некрополь выходит из забвения.



(фот. В.Гжендзиньски, KPRP)

          В торжествах также приняли участие толпы жителей Варшавы.
          Была отслужена экуменическая молитва возле кургана, скрывающего несколько тонн пепла убитых и сожженных варшавян, на котором был установлен памятник "Погибшие-Непобежденные", были официальные выступления, а также возложение венков и цветов.



(фот. В.Гжендзиньски, KPRP)

          Волнующим и символическим моментом был солдатский рапорт Ванды Трачик-Ставской Президенту ПР. Она доложила, что выполнила приказ своего повстанческого командира, который велел ей найти места, где были похоронены все их погибшие товарищи, и обеспечить им достойное погребение и память. Несколько десятков лет спустя ее миссия была выполнена.






Участок 81 — павшие товарищи по оружию Ванды Трачик-Ставской из роты прикрытия ВИЦ AK



(фот. В.Гжендзиньски, KPRP)

          Традиционно память о Варшавском Восстании почтили болельщики Легии.



(фот. В.Гжендзиньски, KPRP)

          Вечером, возле каменного алтаря с крестом и эмблемой Сражающейся Польши, установленного в 2004 г., была отслужена полевая месса.



(фот. В.Гжендзиньски, KPRP)

          Участвующим в торжествах гостям вручали книгу "История забытого кладбища".
          По окончании юбилейных торжеств были продолжены реставрационные работы. Была произведена замена плит на маленьких участках за курганом, а также отремонтирована в сотрудничестве с Варшавским Архиепископством ограда кладбища, граничащая с вольским кладбищем.







          Работы должны были быть завершены до конца 2014 года. В принципе сроки были соблюдены. Были заменены все плиты на территории за курганом. На всех поместили кресты, якоря Сражающейся Польши и надписи Варшавское Восстание 1944. Не везде еще есть имена и фамилии людей, похороненых в братских могилах. Следует надеяться, что это изменится в ближайшее время, возможно перед празднованием 71-й годовщины начала восстания.



(фот. справа П.Сьмилович)

          Общая стоимость реконструкции составила почти 5,2 миллиона злотых. В эту сумму вошли средства из бюджета воеводы, Совета Охраны Памяти Борьбы и Мученичества, района Воля, Правления Городских дорог.
          Жаль, что при таких значительных средствах, предназначенных на реализацию проекта, от фирмы, выполнявшей надписи на плитах, не потребовали соответствующего качества их исполнения. Прошло чуть более десяти месяцев, а часть надписей уже почти невозможно разобрать. А что будет через несколько лет?




          Как сообщалось ранее, 14 ноября 2014 г. был объявлен конкурс na разработку архитектурной концепции павильона – Комнаты и Стены Памяти возле Кладбища Повстанцев Варшавы на Воле. В местный План пространственного благоустройства будут внесены изменения, которые позволят построить павильон в соответствии с выигравшей концепцией. До 12 декабря 2014 г. можно было подавать заявки на участие в конкурсе, а до 24 апреля 2015 г. принимались конкурсные работы.
          Конкурс вызвал большой интерес, было подано 107 работ. 8 мая 2015 г. жюри в составе:
          - Марек Микос – председатель жюри, Управление Архитектуры и Пространственного планирования Управления города;
          - Якуб Вацлавек – судья-референт, SARP (Ассоциация Польских Архитекторов);
          - Ванда Трачик-Ставска – Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы;
          - Тадеуш Боруцки – SARP;
          - Мацей Курылович - SARP;
          - Анна Гинтер - Управление района Воля, Отдел Архитектуры;
          - Войцех Вагнер – Управление Архитектуры и Пространственного планирования Управления города, Отдел эстетики общественного пространства;
          - Эва Неканда-Трепка – Музей Варшавы;
          - Петр Оленьчак – Управление мазовецкого воеводы;
          - Адам Сивек – Совет Охраны Памяти Борьбы и Мученичества;
          оценило присланные работы и присудило следующие награды и поощрения:
          I награда - 70 000 злотых и приглашение на переговоры в ходе заказа непосредственного выполнения проекта павильона – работа №30, авторский коллектив: Петр Буйновски, Калина Ендрак, Мацей Кочоцик, Кшиштоф Маковски, Мартына Ровицка;
          II награда - 50 000 злотых – работа № 96, авторский коллектив: Кароль Журавски и Мацей Лучак;
          III награда - 30 000 злотых – работа № 25, авторский коллектив: Миколай Квециньски и Михал Адамчик;
          Поощрение - 8 000 – работа № 17, авторский коллектив: Caps Архитекты Корнелюк, Парысек-Словик ООО;
          Поощрение - 8 000 – работа № 22, авторский коллектив: Миколай Здановски, Ян Павлик, Петр Страшак;
          Поощрение - 8 000 – работа № 34, авторский коллектив: Якуб Магонь, Архитектурная мастерская;
          Поощрение - 8 000 – работа № 59, авторский коллектив: Ромуальд Лоэглер и Малгожата Пострах
          Поощрение - 8 000 – работа № 102, авторский коллектив: Павел Натканец, Кароль Олехницки, Мацей Фабер, Петр Латак, Михал Кароль;
          Почетная награда – работа № 66, авторский коллектив: Эва Трафна;
          Почетная награда – работа № 76, авторский коллектив: Томаш Вирхановски.






(фот. П.Сьмилович)

          Авторы победившей работы в отличие от авторов большинства проектов не предлагали углубить павильон в землю. Кроме того, они расположили его в стороне от братских могил и кургана, насыпанного из человеческого пепла. Этот объект должен находиться в восточной – парковой части территории. Авторы предложенного расположения Комнаты Памяти с уважением отнеслись к основным принципам композиции комплекса авторства Ромуальда Гутта и Алины Шольц z 1945 r.
          Это будет простой железобетонный павильон среди деревьев. Павильон со стенами метровой толщины будет построен из сырого бетона. Внутри предусмотрен один большой выставочный зал и второй поменьше образовательный. Пол из тяжелых металлических плит при хождении будет создавать аккустический эффект, а на металле останутся следы обуви. Возле павильона должна быть установлена Стена Памяти с фамилиями людей, покоящихся на этом кладбище. До сих пор удалось найти и проверить небольшое их количество, всего 3,3 тысячи из более 104 тысяч похороненных в этом месте варшавян.




          Строительство павильона требует изменения местного плана пространственного благоустройства, который не предусматривает таких объектов на кладбище. Работы над внесением изменений в этот план начались. Тем временем можно начать подготовку детальных проектов объекта. Когда план будет изменен, можно будет начать строительство. После завершения строительства павильона и Стены Памяти наступит время, когда погибшие варшавяне, покоящиеся на Кладбище Повстанцев Варшавы, будут должным образом почтены, а название "Забытое кладбище" станет, наконец, неактуальным.


июль 2015

Мацей Янашек-Сейдлиц


         P.S. 2

         В последнее время на Кладбище Повстанцев Варшавы, которое много лет было заброшено, постоянно что-то происходит.

         5 августа 2015 г. в Парке Повстанцев на Воле была открыта выставка "Сохраним их в памяти". Парк расположен рядом с Кладбищем Повстанцев Варшавы, вдоль улицы Вольской, между улицами Совиньского и Редутовой.
         Выставка появилась по инициативе Музея Варшавского Восстания и посвящена гражданским жертвам Восстания, павшим или убитым во время 63 дней боев в 1944 г.

     

         В Парке установлено более 90 тонких стеклянных прямоугольных параллелепипедов, на которых размещены более 50 тыс. фамилий. Возле каждой фамилии находится дата рождения, а также последнее местонахождение..

     


     


         На параллелепипеде у входа на выставку посетителей встречает стихотворение Тадеуша Гайцы "Песня стен":




В ночь, когда город средь снов уплывает,
Неба не видно во мгле беспросветной –
Встань потихоньку, как в детстве бывает,
Выйди и к стенам прильни незаметно

Только вздохнешь ты - касаются слуха
С самых низов, как органы подвала,
Прошлого заметь, в ней горько и глухо –
Скорбные звуки иного хорала.

«Каждый наш голос в руинах пророс,
Плющ, что вползает на крыши и в сны
Сон наш, Варшава! Тебе он принес
Песни сентябрьские, скорби полны».

- Шла за хлебом я утром, и дома
Ожидают меня, но без толку.
Никому я здесь не знакома,
За углом, где лежу с кошелкой...

Взял гранату, чтоб в битве неравной
Танк приветить – пришло их несметно.
А земля тут - сплошные раны...
Свет померк – час пришел мой смертный...

"Мы носилки несли. Одеялом
Еще ноги бедняге прикрыли...
Все кричали «Пожар!», полыхало..."
"Я писала открытку – «мой милый...»"

«Каждый наш голос в руинах пророс,
Плющ, что вползает на крыши и в сны
Сон наш, Варшава! Тебе он принес
Песни сентябрьские, скорби полны».

Слушай их речи. Рассвет торопливо
В небе развеет напев тот нестройный.
Луком тугим в час побед горделивый
Город им станет надгробьем спокойным.

Слушай и знай, друг - уже ты счастливый,
Коль уцелел в той трагической бойне.
Знай, преломил ты свой хлеб справедливо,
Если живешь за них вдвое достойней.

                                                                                                            (перевод Ирины Поляковой)

         После наступления темноты столбы подсвечиваются, что усиливает глубокую эмоциональную нагрузку представленного содержания. Это самый крупный доступный архив данных, касающийся людей, которые погибли в ходе Варшавского Восстания 1944 г.

          

Bыставка ночью (фот. Максим Рудник)

         Основная концепция выставки: Ян Олдаковски, Дариуш Гавин, Павел Коваль.
         Историческая консультация: профессор Томаш Шарота, доктор наук Михал Копчиньски, доктор Мацей Вырва.
         Авторы архитектурного и графического проекта: Юстина Черняковска, Оля Кот, Михал Пэшка.
         Исполнение: ABN Studio "Inastaltech" Adamiec Dominik.

         Первоначально выставка должна была быть одноразовой и действовать до ноября 2015 г. После многочисленных одобрительных голосов варшавян Музей Восстания принял решение продолжать ее в последующие годы. Выставку демонтируют поздней осенью, а затем устанавливают весной.
         Музей Восстания стремится пополнять и уточнять данные новыми, неизвестными до сих пор фамилиями и информацией. Людей, что-либо знающих на эту тему, просят оставлять свои замечания в анкете, размещенной на сайте Музея. Можно также обращаться в Отдел архива Музея Варшавского Восстания, тел. 22 539-79-31, e-mail ofiarycywilne@1944.pl или лично в здание Музея на ул. Гжибовской 79 в Варшаве.

          

         Благодаря сообщенной информации список жертв до настоящего времени пополнился 1.754 новыми фамилиями, также исправлены 3.316 уже известных данных.




         В настоящее время на 93 параллелепипедах размещены 57.189 фамилий жертв.




         С 2015 г. 5 августа организовывается Марш Памяти. После официальных торжеств в честь гражданского населения Воли возле Памятника Памяти 50 тысяч жителей Воли, убитых немцами в ходе Варшавского Восстания, который находится на развилке ул. Лешно и Ал. Солидарности, варшавяне проходят по улицам Окоповой, Вольской и Редутовой на Кладбище Повстанцев Варшавы на Волe.



     


     


   


     

Марш Памяти (фот. Максим Рудник)

         По пути участвующие в марше варшавяне, харцеры, волонтеры Музея Варшавского Восстания возлагают цветы и зажигают лампадки, останавливаясь в многочисленных, более 20, местах, увековечивающих казни поляков в 1944 г. Марш Памяти уже стал традицией как августовских мероприятий в столице, так и государственных торжеств на Кладбище Повстанцев Варшавы на Воле.

         В мае 2017 г., во время празднования Дня Матери, в Парке Повстанцев Варшавы возле Кладбища Повстанцев Варшавы на Воле был открыт Памятник Матери.
Хотя войны ведут между собой солдаты, их жертвами чаще всего становятся мирные жители. Так было во время II мировой войны в Польше, особенно в Варшаве. Так в настоящее время происходит в сирийском Алеппо или охваченном гражданской войной Сомали.
         Символическое значение приобретает военный героизм матерей. Многие из них должны были справиться с известием о смерти ребенка. Ядвига Ромоцка потеряла во время восстания двух сыновей: 21-летнего Анджея "Морро" и 19-летнего Яна "Бонавентуру" из батальона АК "Зоська". Величайшие трагедии бледнеют перед той, которую пережила варшавская Ниоба – Ванда Лурие. Бывшую на 9 месяце беременности женщину в августе 1944 вместе с другими жителями Воли загнали на территорию фабрики Урсус. Там немцы поочередно убили ее 11-летнего Веся, 6-летнюю Людку и 3-летнего Лешека. Сама женщина, раненая в голову и обе ноги, чудом избежала смерти. Через некоторое время она выбралась из-под груды трупов и добралась до костела святого Войцеха. Две недели спустя пани Ванда родила сына Мстислава.
         О борьбе солдат напоминают десятки памятников и сотни таблиц. Героизм матерей, которые в результате войны потеряли детей, до сих пор не был в Варшаве увековечен. Эту ситуацию решил изменить Комитет по делам Кладбища Повстанцев Варшавы на Воле, занимающийся общественной опекой над величайшим некрополем столицы, где среди многих других покоятся дети Ванды Лурие. По инициативе стоящей во главе Комитета Ванды Трачик-Ставской, псевдоним "Пончик", осиротевшие матери получили, наконец, свой памятник.
         Это скульптура "Пустая Пьета", изображающая женщину, мать, которая держит саван. Скульптуру из серого стшегомского гранита выполнил молодой художник Лукаш Крупски, выпускник варшавской Академии Изобразительных Искусств. Он также является автором памятника "Ave Crux" возле костела святой Анны на Краковском Предместье, портрета Циприана Норвида в Варшавском Университете, а также бюстов великих поляков, выполненных по случаю наступившей в 2016 г. годовщины 1050-летия крещения Польши, выставленных в Театре Польском. "Пустая Пьета" это его дипломная работа. Первоначально она стояла возле костела сестер Визиток на Краковском Предместье.
         В качестве Памятника Матери скульптура была установлена в Парке Повстанцев Варшавы и обращена лицом в сторону некрополя. На постаменте помещено слово МАТЬ на польском, русском, немецком и древнееврейском языках.

          




          


          

         Ванда Трачик-Ставска так объясняет идею этого памятника:

- Чтобы больше никогда не было войны;
- Чтобы никогда не повторились те времена;
- Чтобы никогда мать не теряла своих детей;
- Чтобы могла рассчитывать на их опеку в старости;

         В торжествах открытия памятника участвовали власти города Варшавы, представители Комитета по делам Кладбища Повстанцев Варшавы с пани Вандой Трачик-Ставской, ветераны, ученики вольских школ, харцеры, варшавяне.
         Открыл монумент Мстислав Лурие, сын Ванды Лурие. Его сопровождали Ванда Трачик-Ставска, а также президент города Варшавы Ханна Гронкевич-Вальц.

         8 июня 2017 г. Совет Варшавы единогласно присвоил пани Ванде Трачик-Ставской звание Почетного Гражданина Варшавы. Ее кандидатуру выдвинула президент Варшавы Ханна Гронкевич-Вальц в знак признания особых заслуг возвращения в сознании варшавян и всей страны знаний о гражданском населении в период восстания. Благодаря решительности Трачик-Ставской Сейм единогласно в сентябре 2015 года установил 2 октября Днем Памяти о Гражданском Населении Варшавы. Благодаря ее последовательности и настойчивости было также возвращено из забвения Кладбище Повстанцев Варшавы на Воле. Ванде Трачик-Ставской, солдату, педагогу, человеку большого сердца, 27 апреля 2017 г. исполнилось 90 лет.

          

90 день рождения пани Ванды, справа юбилейный торт из пончиков

         Традиция присвоения звания Почетного Гражданина города Варшавы восходит к 1918 г. Городской совет присваивал его в 1918-1929 годах людям, особо заслуженным для столицы. Традицию возобновили в 1992 г. Присвоение звания является проявлением высочайшего отличия и признания для заслуг или выдающихся достижений польских граждан и иностранцев.
         Первыми звания Почетного Гражданина города Варшавы были удостоены Юзеф Пилсудски и Игнаци Ян Падеревски.
         Среди удостоенных этого звания есть выдающиеся государственные деятели, ученые, артисты, в том числе: папа Иоанн Павел II, Далай-лама XIV, Мария Склодовска-Кюри, Стефан Стажиньски, Лех Валенса, Лех Качиньски, Анджей Вайда.
         Присвоение званий Почетных Граждан города Варшавы традиционно проходит накануне годовщины начала восстания. Это оказало определенное влияние на тот факт, что среди общего числа более 70-ти награжденных оказалось почти 20 повстанцев: Эрвин Аксер, генерал Стефан Балук, псевдоним "Старба", Владислав Бартошевски, полковник Януш Брохвич-Левиньски, псевдоним "Гриф", профессор Веслав Хшановски, Станислав Янковски "Агатон", Ян Новак-Езёраньски, псевдоним "Ян Зых", Францишек Каминьски, псевдоним "Ольша", прелат Вацлав Карлович, профессор Витольд Кежун, псевдоним "Выпад", Зофия Корбоньска, Казимеж Лески, псевдоним "Брадль", Витольд Пилецки, псевдоним "Витольд", Симха Ратайзер-Ротем, псевдоним "Казик", епископ Казимеж Романюк, Ирена Сендлер, Мария Стыпулковска-Хоецка, псевдоним "Кама", генерал Збигнев Сцибор-Рыльски, псевдоним "Мотылек".
         В этом году, накануне 73-й годовщины начала Варшавского Восстания, во время торжественной сессии по случаю Дня Памяти Варшавы в Королевском Замке, к ним присоединилась Ванда Трачик-Ставска, псевдоним "Пончик".

          

         Кроме нее звание получили: Веслав Йоханн, бывший судья Конституционного Суда и актер Даниэль Ольбрыхски.



B центре снимка Ванда Трачик-Ставска, слева Даниэль Ольбрыхски, справа Веслав Йоханн

         Благодаря за награду, Ванда Трачик-Ставска сказала, что звание Почетного Гражданина Варшавы это награда не только для нее. Она для всех, кто помог ей восстановить память о Кладбище Повстанцев Варшавы. Пани Ванда поблагодарила многих людей и учреждения, а также напомнила, что на кладбище еще не построены Стена Памяти и Комната Памяти. Без Комнаты Памяти те, кто лежит на этом кладбище, остаются всего лишь безымянной массой. Пани Ванда призвала также оказывать помощь в сборе памятных вещей, напоминающих о покоящихся на Кладбище Повстанцев Варшавы.




         Кладбище Повстанцев Варшавы и его окружение ждут в ближайшем будущем очередные события. Возле входа на выставку "Сохраним их в памяти" уложены три таблицы. На одной из них находится информация, что "свидетельством трагической судьбы жителей столицы в 1944 году в будущем станет Стена Памяти", похожая по форме на Стену Памяти в Парке Свободы в Музее Варшавского Восстания.




         Продолжаются также работы, связанные с созданием запланированной в Парке Повстанцев Варшавы Комнаты Памяти. В последней стадии принятия находится местный план пространственного благоустройства. На практике это может означать, что в недалеком будущем начнется строительство Комнаты Памяти.



          

Возле аллеи с выставкой «Сохраним их в памяти» информационная таблица, посвященная Повстанцам и Мирным жителям
вывезенным во время Варшавского Восстания в концентрационные лагеря и убитым там





Братская могила более 50 тысяч жителей Варшавы и повстанцев, осень 2017


октябрь 2017

Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова


Copyright © 2017 SPPW1944. All rights reserved.