Почти каждая варшавская семья семейно и эмоционально связана с Варшавским Восстанием 1944. В большинстве случаев ее члены несколько десятков лет назад оказывали сопротивление немецким оккупантам с оружием в руках или же переживали геенну погибающего города в качестве мирных жителей столицы.
          Приглашаем прочесть одно из воспоминаний.


Ханна Гронкевич-Вальц - впечатления варшавянки

Мой отец

          Это было в 2005 г., перед выборами в парламент. Я должна была в первый раз встретиться с генералом Збигневом Сцибор-Рыльским, председателем Союза Варшавских Повстанцев. Когда я пришла на встречу в здание Союза на улицу Длугую, генерал преподнес мне большой сюрприз. Он представил мне Рышарда Шалиньского, псевдоним "Вихрь" и Мирослава Хвялковского, псевдоним "Стрела" – знакомых моего отца из АК, которых нашел и пригласил на эту встречу. Я была этим очень тронута. Именно таким был генерал "Мотылек"...


Войцех Гронкевич, около 1944 г.

          Мой отец недолго сражался во время Восстания. Первого августа он принимал участие в атаке на Ипподром. Он рассказывал, что это было чудо, что кто-то выжил — их освещали прожекторы, был артиллерийский обстрел. Отец долго думал, что никто не выжил на этом картофельном поле, куда они отступили... Однако после войны он встретил нескольких уцелевших – одним из них был Анджей Бартель (муж мамы моей подруги).
          После отступления в лес отец не вернулся в Варшаву, потому что у него были страшные фурункулы на шее и температура 40 градусов. В конце концов, он добрался до Колюшек, где находился его отец. Там присоединился к партизанам. Сотрудничал с "проклятым" Казимежем Боручем. После выхода из подполья он вернулся в Варшаву. Сестра отца вышла замуж за Юзефа Боруча, сводного брата Казимежа, и осталась в Лодзи. Казимеж погиб в УБ. Это была страшная гражданская война.


Удостоверение о легализации

           Документ о легализации был препятствием, но еще хуже было утаить его. После окончания учебы отец работал по трудовому направлению. Только в 1960 г. ему разрешили юридическую практику, и то в Венгрове.
          В 1969 г. он привел меня - подростка на процесс Куроня и Модзелевского. Во время военного положения, в те дни, когда были демонстрации, отец дежурил в суде, чтобы каждому задержанному — а это были главным образом студенты — была обеспечена помощь адвоката (это было задокументировано в сборнике "Проба силы. Источники к истории Варшавского Университета после 13 декабря 1981").
          Таким был мой отец: ученик тайных комплетов гимназии Батория, Варшавский Повстанец, солдат антикоммунистического подполья, защитник протестующих студентов и деятелей КНП [Конфедерации независимой Польши]. Он был человеком центра. Несомненно его взгляды не были правыми; он не выносил антисемитов. Одновременно он был антикоммунистом во всех отношениях — потому, что коммунисты хотели присоединить Польшу к Советскому Союзу и что поверили Сталину. Всегда свободный в своих взглядах: в 1990 г. он голосовал за Тадеуша Мазовецкого, в то время как я за Валенсу.
          Мне удалось выполнить одно из его политических мечтаний: я пригласила его на ужин с Яном Новаком-Езёраньским. Он был чрезвычайно счастлив.
          В отношении Варшавского Восстания я его "политический продукт". До конца жизни мой отец считал, что тогда нельзя было принять другого решения, что Восстание спасло нас от присоединения к СССР, как это случилось с прибалтийскими странами. Он также считал, что Восстание отбило у русских охоту к последующему военному вмешательству в Польше, такому как в Венгрии и Чехословакии. Это были его постоянные аргументы.
          Он научил меня уважительно относиться к Восстанию. С детства помню, что 1 августа мы ходили на могилы на Повонзки. Где бы я ни была в Варшаве, в 17.00 я останавливалась на улице — а тогда нас было немного, и сирены не выли. Много лет, чтобы почтить память отца, я участвую 1 августа в торжествах возле Памятника "Сражающийся Мокотув - 1944" в Парке Дрешера.
          Варшавское Восстание, хочет кто того или нет, остается нашим варшавским ДНК, а сердце измученной Варшавы бьется в Музее Варшавского Восстания.

Войцех Гронкевич

          Родился 13 декабря 1926 г. в Варшаве. Отец Вацлав работал до 1939 г. в Государственной полиции (был в том числе комендантом полиции в Колюшках), мать Михалина (урожденная Юрчак) была владелицей химчистки. В 1939 г. Войцех окончил частную совместную общеобразовательную школу Брониславы Герлах-Стопчик на ул. Хожей 64 и был принят в гимназию Стефана Батория. Во время оккупации продолжал там учиться на тайных комплетах и в 1944 г. окончил I класс лицея.
          Осенью 1943 г. он вступил в контакт с АК благодаря товарищу по гимназическим комплетам Рышарду Косидовскому, псевдоним "Папоротник". 1 ноября 1943 г. Войцех принес присягу АК и получил назначение в отделение под командованием капрала подхорунжего "Стаха" в батальоне "Карпаты" полка "Башта", вероятно в 1 взводе роты К-1 (командир этого взвода в батальоне "Карпаты" погиб 1 августа, о чем отец вспоминает в биографии). Он получил псевдоним "Рысь".
          1 августа 1944 г. Войцех вышел на Восстание вместе с "Папоротником". Они явились в отряд "Рыся", несмотря на то, что "Папоротник" был солдатом 7 полка пехоты "Гарлух" на Окенче. Вместе участвовали в неудавшейся атаке на Ипподром на Служевце. Во время атаки погиб командир отделения "Стах", погиб командир взвода. Из всего отделения уцелело трое солдат: "Рысь", "Валюсь" и "Папоротник".
          "Папоротник" пошел ночью в сторону Служева — добрался до роты Б-1 полка "Башта", с которой сражался до конца Восстания; после взятия в плен 27 сентября был убит немцами на ул. Дворковой. Остальные солдаты переночевали в каком-то доме на Служевце, а утром присоединились к отряду поручика "Новости", с которым отступили в Кабацкий лес. Через два дня они перешли в Хойновские леса. По дороге в деревне Орэнжная (в настоящее время в границах Пясечна) вступили в бой с украинским отрядом, из которого вышли невредимыми, но украинцы — потеряв двух человек — в отместку сожгли деревню.
          В хойновских лесах у "Рыся" поднялась температура и появились фурункулы. Его уволили из отряда, и несколько дней он находился у знакомых в деревне Башкувка. Потом отправился в Колюшки, где связался с довоенным другом Казимежем Боручем, также солдатом АК. псевдоним "Драгун". "Драгун" ввел его в отряд поручика Михала Мирского, псевдоним "Гибель". 25 августа 1944 г. Войцех Гронкевич повторно принес присягу АК и получил псевдоним "Стен".
          В первой половине сентября "Стен" и "Драгун" были направлены в партизанский отряд поручика Ромуальда Зюлковского, псевдоним "Сам", действующего в рамках Области "Узел" (Бжезины - Колюшки) Округа АК "Баржа" (Лодзь) - будущего I кадрового отряда 29 полка АК им. Канёвских стрелков. С 21 августа командиром отряда "Сама" был старший сержант подхорунжий Мариан Нициньски "Вирек". В отряде "Стен" встретил своего знакомого, Рышарда Шалиньского, псевдоним "Вихрь". Он принимал участие в операции "Сбросы" в качестве охраны позиции в деревне Стшельна возле Рогова (сброс не состоялся). Во время операции "Стен" также встретил другого товарища, Мирослава Хвялковского, псевдоним "Стрела".
          После нескольких дней пребывания в отряде возобновился фурункулёз. Поручик "Гибель" предложил ему тогда перейти — вместе с "Драгуном" – в отряд, находящийся в распоряжении Кедива, командиром которого он был. "Драгун" стал непосредственным начальником "Стена". Они принимали участие в выполнении приговора порицания с предупреждением в отношении работника железной дороги в Колюшках, который шантажировал своих подчиненных отправкой на работы в Германию. Другой приговор (порка) в отношении жительницы Колюшек не был выполнен из-за отсутствия осужденной. Они также принимали участие в получении контрибуции от арендатора имения Длуге под Колюшками.
          После прихода Красной Армии "Стен" прервал подпольную деятельность. В апреле 1945 г. он поселился в Лодзи на ул. Бандурского, вместе с "Драгуном" и Влодимежем Дзевишеком, псевдоним "Текс", с которым познакомился в партизанском отряде. "Драгун" и "Текс" участвовали в Движении сопротивления Армии Крайовой, "Стен" присоединился к ним. Вместе с Хенриком Котембой, псевдоним "Дуб" и двумя солдатами из Радома они входили в патруль, охраняющий собрания командования Движения сопротивления Армии Крайовой. Командиром патрулей был майор Адам Трыбус, псевдоним "Роща" (ранее командир Кедива Округа АК Лодзь).
          "Драгун" ночью с 11 на 12 февраля 1946 г. принимал участие во взрыве памятника Благодарности Красной Армии в Лодзи. Он был арестован в декабре 1950 г., подвергнут пыткам и умер в тюрьме в феврале 1951 г.
          Летом 1945 г. среди прочих вышли из подполья майор "Роща" и "Текс". "Стен" остался в подполье. В июне 1946 г. при посредничестве "Драгуна" он установил контакт с Организацией Свобода и Независимость, однако сотрудничество ограничилось несколькими встречами и получением нового псевдонима: "Роберт".


Войцех Гронкевич, Вроцлав, 2 июля 1946 г.

          Легализировался только в феврале 1947 г., когда начал действовать новый закон об амнистии.
          В сентябре 1947 г. Войцех сдал экзамены на аттестат перед Аттестационно-квалификационной комиссией в Лодзи и вернулся с родителями в Варшаву. В 1953 г. окончил юридический факультет Варшавского Университета. После учебы работал в Президиуме Столичного народного совета (1953-1954), Районного народного совета (1955-1956) и Воеводского народного совета (1957-1960). В 1960 г. сдал конкурсный экзамен на адвокатскую практику, которую окончил в 1963 г. В 1964-1992 годах был членом Группы адвокатов № 7 в Варшаве. С 1992 г. работал в собственной адвокатской канцелярии. С 1995 г. был членом Всемирного союза солдат Армии Крайовой.
          Умер 16 апреля 2001 г. Покоится на Повонзковском кладбище в Варшаве.

Ханна Гронкевич-Вальц


          Биография составлена на основе документов из семейного архива Ханны Гронкевич-Вальц. Личные данные дополнены на основе веб-порталов www.1944. pl/powstancze-biogramy/ а также www.historiakoluszek.pl. Фотографии и документ из семейного архива Ханны Гронкевич-Вальц. Текст появился в Информационном бюллетене Союза Варшавских Повстанцев "Варшавский Повстанец" № 2/2019.           Ханна Гронкевич-Вальц является профессором юридических наук. В 1992-2001 была председателем Национального Польского банка, а в 2006-2018 годах президентом г. Варшавы. В 2007-2018 годах была вместе с Союзом Варшавских Повстанцев главным организатором основных юбилейных торжеств Варшавского Восстания 1944.

перевод: Катерина Харитонова



Copyright © 2019 SPPW 1944. All rights reservede.