Я хотел бы предложить Вашему вниманию работу Януша Валкуского о немецком танковом оружии, которое использовалось во время Варшавского восстания 1944 года.
          Януш Валкуски по рождению и духу Варшавянин. Он живет в этом городе очень давно и связан с ним эмоционально. Он пережил Варшавское восстания на Воле, и в Старом Городе.
          Автор - представитель эпохи возрождения. Являясь геодезистом по образованию он пишет книги, рисует картины, занимается фотографией и моделированием. А ко всему прочему он еще и замечательный расказчик.
          Его текст введет нас в повстанческую реальность, приблизит атмосферу того трудного времени.

Мацей Янашек-Зейдлиц

Немецкое танковое оружие и авиация в период Варшавского восстания.

          Прежде всего я хотел бы отметить, что не являюсь специалистом в танковом вооружении, и моей целью не является читать лекции о технических параметрах немецкого оружия, или подробно описывать его применение в Варшаве во время Варшавского Восстания 1944 года. Всех, заинтерессованных этими подробностями я отсылаю к многочисленным работам, например, статье Януша Ледвох "Лондон 1944" в журнале "Militaria ХХ века" № 148 за 2002 год.
          Во время Варшавского Восстания я, как почти 11-летний мальчик, четырежды встречался с немецкими танками. Связанные с этими событиями переживания спустя годы повлияли на мое заинтересование танковым оружием, используемым немцами во время Восстания.

          В моменте начала восстания мы с мамой жили на Воле (западный район Варшавы), на улице Хлодной № 18, напротв улицы Валицув, рядом с костелом св.Борромео. Это было 1 августа, около 17.00. Еще не было слышно каких-то серьезных боевых действий рядом. Обок нашего дома остановилось два немецких танка. Я не могу точно сказать, какого они были типа, не так-то легко было внимательно их рассмотреть. Но мальчишкам моего возраста, а мне тогда было 10,5 лет, казалось просто необходимым увидеть эти машины.
          В подворотне нашего дома были трое солдат Армии Крайовой. Когда танки были уже совсем рядом они решили стрелять в них из ... пистолетов. К счастью, наши соседи их остановили и заставили отказаться от этой бессмысленной затеи, которая могла закончиться трагически для жителей дома.
          Я с мальчишками полетел к коллеге в квартиру на 3-м этаже, окна которой выходили на улицу, чтобы сверху увидеть, как выглядят эти танки. Около нашего дома было здание Жандармерии на Хлодной, знаменитая Nordwache. Когда мы выглянули в окно, немцы, заметив движение, выпустили серию автоматной очереди по нашему дому. Еще немного, и за свое любопытсво мы бы поплатились жизнью. Так выглядела моя первая встреча с танками. И хотя я видел их только сверху, но с близкого расстояния. Не могу их точно идентифицировать, но по всей видимости это были штурмовые орудия.

          Кстати, я хотел бы объяснить, чем отличается штурмовые орудия от танка. Танк обычно имеет вращающуюся башню, которой не имеют штурмовые орудия. Штурмовое орудие может маневрировать дулом только в границах нескольких градусов, а чтобы увеличить диапазаон ему необходимо развернуться всем корпусом.
          Здание Nordwache, захваченное позже повстанцами, сохранилось до наших дней. На нем установлена мемориальная доска. К сожалению, сейчас появились попытки его уничтожить. Один из частных застройщиков планирует на этом здании надстройку 2 этажей. Резко протестуют против этого разные организации, среди которых Объединение Улицы Хлодной (Stowarzyszenie Ulicy Chłodnej).

          Моя вторая встреча с танками уже была в Старом Городе. В первые дни августа мы покинули нашу квартиру на Хлодной, поскольку немцы приблизились уже до улицы Вроней. Вся Хлодна и Электоральна были под обстрелом. В этой ситуации 6 августа мы с мамой перебрались в Старый Город. Я вышел на прогулку. Как раз было очень спокойно, никто не стрелял, ничего не громыхало. По улицам ходили люди, были открыты магазины. Мы посмотрели с мамой уличный парад повстанцев на улице Длугей. У моей матери была приятельница в Новом Городе, к которой она потом зашла в гости.
          Пользуясь случаем я начал рассматривать площадь Красиньских. Я не знал Старого Города и все здесь представляло для меня интерес. На площади Красиньских, неподалеку от улицы Свентоерской была деревянная будка. За этой будкой были расставлены бутылки с бензином - бутылки с зажигательной смесью, приготовленные для танков.
          Случилось так, что неизвестно откуда и каким образом на площадь Красиньских въехали два немецких танка. Люди стали кричать, чтобы я спрятался. Где я мог спрятаться на площади - только за эту будку с коктейлями Молотова. Если бы немцам пришло в голову бабахнуть снарядом в эту будку, то сегодня не было бы у меня возможности об этом рассказать. Но, к счастью для меня, танки немного покрутились по площади и отступили на улицу Бонифратерску сквозь просвет в здание. Это была моя вторая встреча.

          Третья встреча, 13 августа, была для меня очень болезненной, поскольку я оказался непосредственно в радиусе взрыва «танка-ловушки» на улице Килиньского. Там меня достаточно сильно потрепало. До сих пор это иногда дает о себе знать. Мне удалось выжить, хотя тогда там погибло более 300, а по некоторым оценкам даже около 500 человек.
          Это был особый случай, второй такой бойни в Варшавском Восстании не было. Были, правда, случаи, когда во время одной из бомбардировок погибло 1000 человек, как в костеле св.Яцка. Но тогда они были засыпаны руинами, и их не было видно. Здесь же было видно все. После взрыва я какое-то время был без сознания, но спустя несколько дней должен был стать на ноги, как требовала того ситуация. И это была третья встреча. Транспортное средство, которое взорвалось вряд ли можно было назвать танком, это был бронетранспортер. Расскажу о нем больше чуть позже.

          Но перед этим расскажу о моей четвертой встрече с немецкими танками, четвертой и последней. 2 сентября, после падения Старувки (Старого Города) немцы вывели нас на Мариенштадский Рынок. Расставили там нас среди других жителей, жестоко изгнанных из Старого Города.
          Рынок был наполовину заполнен людьми. А от стороны Вислы были установлены 3 штурмовые орудия. Я помню, что они имели характерные короткие стволы. С уверенностью могу сказать, что это были "StuG III" - первая модель немецкого штурмового орудия. Стреляли снарядами калибра 75 мм. Перед ними были установлены пулеметы. Все мы были уверены, что немцы их сейчас используют. Но случилось иначе. Мы немного постояли на площади, а потом нас погнали дальше. Извилистой по началу дорогой, поскольку в Срюдместье все еще велись бои, мы прошли до Электоральной, Хлодной, и до костела св. Войцеха. Всем известно, что было потом.




Штурмовое орудие Sturmgeschütz StuG III Ausf. B Sd.Kfz 142/1: вес: 23,900 кг, длина: 540 см, ширина: 293 см, высота: 198 см, максимальная скорость: 40 км / ч, вооружение: штурмовое короткоствольное орудие с невысокой скоростью вылета кал. 75 мм; 1 л.с. 7,92 мм MG 34 боеприпасов: 44 шт., л.с. 600 штук; экипаж: 4 человека


          Теперь я бы хотел рассказать о "Borgward". Это было первое использование в Восстании этого транспортного средства, о котором никто ничего не знал, даже повстанческая разведка. Просто это было новое немецкое орудие, произведенное в середине 1943 года, которое массово использовалось в Варшавском Восстании. Этот автомобиль был без вооружения, радиоуправляемый, либо управляемый 1 членом экипажа.
          13 августа 1944 года 2 штурмовых орудия StuG 40" довели Borgward до баррикады на улице Подвале от стороны Замковой площади. Машина шла между ними. Целью акции было уничтожение баррикады, защищающей с южной стороны доступ к Старому Городу. Намерением оператора Borgward было спустить на баррикаду контейнер со взрывчаткой, находящийся на борту в передней части машины, и детонировать после безопасного отхода машины к немецким позициям. Когда автомобиль оказался возле баррикады штурмовые орудия отступили.




Штурмовое орудие Sturmgeschütz StuG 40 Ausf. III G Sd.Kfz 142/1: вес: 23,900 кг, длина: 556 см (без ствола), ширина: 295 см, высота: 215 см, максимальная скорость: 40 км / ч. Вооружение: орудие калибр 75 мм; 1 л.с. 7,92 мм MG 34; запас боеприпасов: 36 шт., л.с. 600 шт.; экипаж: 4 человека


          Перед баррикадой было много разных железяк. Borgward въехал высоко на баррикады, запутался в железках и не смог выбраться. Повстанцы забросали его бутылками с зажигательной смесью. Немец, управляющий машиной, выскочил из нее и убежал в руины. Повстанцы были заняты бросанием бутылок и не держали наготове стрелкового оружия. За немцем пошла серия из "Шмайсера", но в него не попала.
          Повстанцы угасили пожар, наступила тишина. Немцы не стреляли. Обычно было так, что они пробовали вытянуть разбитую машину, либо уничтожали обломки «Голиафом». Здесь все было иначе. Повстанцы не понимали, что происходит. Не знали этого транспортного средства, и думали, что это была танкетка (легкий танк). После того, как пожар был потушен им удалось запустить двигатель Borgward и переехать через баррикаду на нашу сторону. Машина двинулась вдоль улицы Подвале в сторону Длугой.





Бронированный мощный тягач, транспортер взрывчатых веществ Schwerer Ladungsträger Borgward B IV SdKfz 301: вес: 3450 кг, длина: 335 см, ширина: 180 см, высота: 125 см, максимальная скорость: 40 км / ч, вооружение: 450 кг взрывчатки; экипаж: 1 человек

          Спустя некоторое время он повернул направо, на улицу Пекарску, а потом через Запецек выехал на Рынок Старого Города. Вокруг собралось множество людей, которые хотели рассмотреть повстанческой добычу. С Рынка Borgward въехал в Новомейску. На пути его следования необходимо было разобрать части баррикад, чтобы создать ему возможность проезда. Таких баррикад в Старом и Новом Городе было на поздей стадии обороны Старувки около 50. На пути Borgward их было несколько.
          После выезда с Новомейской машина свернула влево и остановилась на Подвале, напротив моего дома Подвале 29, на уровне существующей в настоящее время бетонной платформы, где находится проход к Широкому Дунаю. Во время Восстания в этом месте Подвале было застроено с обеих сторон. Это была узкая улочка, на которой с трудом разъезжались две конные повозки.
          Borgward стал возле моего дома, а в это время люди разбирали часть баррикады возле дома Подвале 23 (там, где сейчас находится Главное Управление ПТТК), чтобы сделать возможным его дальнейшее передвижение. Это длилась около 15-20 минут. За это время толпа возле машины увеличилась. Каждый хотел побыть рядом с добычей. Как только в баррикаде появилось ответстие Borgward двинулся дальше.
          Разумеется, каждый хотел им проехаться, я тоже. Пользуясь тем, что машина остановилась рядом со мной, я протолкался сквозь толпу. Сначала не было, за что зацепиться. Но потом мне удалось!!! Одной рукой я схватился за глушитель, за что-то зацепился ногой и так поехал. За другую руку меня держал пан Юзио, знакомый из нашего дома, который тоже ехал на танке. Глушитель вскоре начал нагреваться и обжигать мне руку. Очень быстро он стал таким горячим, что я вынужден был его отпустить, и свалился с машины. Еще раз втиснуться мне уже не удалось, а Borgward тем временем повернул направо, на улицу Килинского.

          Дальнейший ход событий описан, в частности, в книге Роберта Белецкого, "Длуга 7 в Варшавском восстании". Новое издание этой книжки сейчас недоступно в розничной торговле. Книга была издана тиражом, если не ошибаюсь, 500 экземпляров на частные средства паном профессором Марком Цецюра , и им лично распределена по библиотекам и музеям. Доставляющего отдельные экземпляры издателя трактовано иногда, как посланца, хотя он является ректором одного из Варшавских учебных заведений.
          На мой взгляд, это книга является одной из лучших о Варшавском восстании. Мне она особенно близка, поскольку автор приводит в ней монографию госпиталя на улице Длугой 7, который начал действовать от 11-13 августа. Это был самый большой повстанческий госпиталь в Старом Городе. В этой больнице добровольцем работала моя мама. Во время оккупации она прошла подпольные курсы санитарок и после перехода в Старый Город пришла работать в этот госпиталь. Она работала там до конца существования этого госпиталя. В конце августа я тоже довольно серьезно был ранен, и тогда мама сидела при мне. Вероятно благодаря этому и уцелела в резне госпиталя 2 сентября. Немцы перебили там несколько сотен раненых и часть персонала.

          В книге есть одна неточности. Автор пишет, что Borgward остановился возле Подвале 23 и там ждал разбора баррикады. Но это не так, я знаю точно, потому что сам в этом участвовал. На трассе от бетонной платформы до поворота на улицу Килинского я был на нем прицеплен. Возле Подвале 23 он вообще не останавливался, просто там проехал. Та улица выглядела тогда совсем иначе, вся в руинах и обломках.           Когда Borgward развернулся, чтобы свернуть в Килинского, я свалился. Просто должен был отпустить. Не было шанс удержаться на броне. И не мог снова до него добраться.
          Я знал, что моя мама вернулась домой с дежурства в госпитале и спит. Мама спала дома 3-4 часа в сутки, остальное время проводила на дежурствах в госпитале. Я хотел как можно скорее побежать и рассказать ей о танке, который захватили повстанцы.
          Я пробежал несколько метров и оказался на Подвале, в 2-3 метрах от угла здания, где расширялся тротуар. Я находился сразу за углом, когда произошел взрыв. Эти 2-3 метра спасли мне жизнь. В шоке после взрыва я побежал искать своего друга, не зная, что сним стало.У меня был друг Антек, на два года старше меня. Он был сверху Borgward.
          Через мгновение я потерял сознание. Меня подняли, как потом оказалось 2 санитарки в камуфляже. Я ничего не слышал, видел только, как шевелятся их губы. Кровь пошла у меня из ушей, горла, из всех дырок в голове.

          Как я уже говорил ранее, у Borgward на борту в передней части был установлен контейнер, в котором находилось полтонны взрывчатки. Говорят, что не обязательно это был тротил. Указывал на это цвет пламеня. У немцев просто не было достаточного количества ингредиентов для производства нужного количества тротила, и они использовали заменитель, который горел ярким оранжевым пламенем.
          Когда Borgward сворачивал, а я с него свалился, водитель-повстанец должно быть случайно нажал какой-то рычаг и контейнер соскользнул на землю. Возможно, что часовой механизм включился при въезде машины на баррикаду на Подвале у Замковой площади. А возможно, что его случайно запустил повстанец, управляющий машиной. Этого мы уже никогда не узнаем.
          Событие на Килинского стало одной из причин, из-за которых я занялся танками. В книге полковника Адама Боркевича "Варшавское восстание 1944 года" я прочитал, что на Килинского взорвался малый танк "Mark I". В издании книги с 1957 года использовалось еще более странное определение «Marek I”.           Абсолютно не понимаю, почему именно «Mark I”. Это было английское название танка времен Первой мировой войны, специфической формы, отличной от силуэта танков Второй мировой войны.




Танк «Mark I»


          Около 1960 года я выбрался в Музей Войска Польского, желая узнать как можно больше об этом деле. Оказалось, что все, имеющиеся в музее альбомы и немецкие книги были засекречены, и я не мог до них добраться.
          Помог мне тогда генерал Станислав Коморницки (в то время полковник), который погиб 10 апреля 2010 года в авиакатастрофе под Смоленском. В то время он хорошо знал музейного библиотекаря, которая дала мне все, что имел музей о танковом оружии. Поскольку я своими глазами видел, как выглядел таинственный «танк», то без труда смог его определить. Я узнал, что он называется "Borgward IV", и что был произведен в Бремене. Я узнал толщину его брони, размеры, и другие технические параметры.
          Я начал поднимать эту тему при разных случаях, но это не приносило желаемого результата. В те времена были ограничены всевозможного рода публикации на тему Варшавского Восстания. Правда прорвалась только спустя 15-20 лет, и не только по моей инициативе. Другие также узнали, что это был "Borgward IV".
          Потом я сделал модель Borgward, а поскольку знал, что он появлялся в окружении StuG, то решил обеспечить ему эту компанию, и сделал следующую модель штурмовика - StuG. И так это началось. Оказалось, что в Варшавском Восстании были использованы другие немецкие бронированные машины. Я начал читать подробности, касающиеся этого типа оружия. Расширил свои познания и в результате решил изготовить все модели немецкого танкового оружия, принявшего участие в Варшавском Восстании. И так постепенно появилась целая коллекция. Я не буду здесь приводить все технические детали, касающиеся соответствующих машин. Сравнительно легко их теперь можно найти в литературе и Интернете.

          Вернусь на момент к Borgward-у. Адам Боркевич, писавший о "Mark I", скорее всего имел ввиду легкий немецкий танк "Panzer I". Я специально сделал эту модель, чтобы показать, насколько она отличается от "Borgward". Другие авторы позже повторяли неправильное толкование Боркевича, аж до 70-х годов.




Легкий танк Panzerkampfwagen I: вес: 6000 кг, длина: 442 см, ширина: 206 см, высота: 172 см, максимальная скорость: 40 км / ч, вооружение: 2 л.с. 7,92 мм, запас боеприпасов: 2250 штук; экипаж - 2 человека


          Выполненные мною модели предоставляют возможности, которых не имеют иллюстрации в книгах и альбомах. А именно - позволяют увидеть танк или бронетранспортер со всех ракурсов, и ознакомиться с ним в деталях. Все мои модели выполнены в одинаковом масштабе 1:35. Мною использовались комплекты известных компаний Южной Кореи, Японии и Италии. Это обеспечило точное воспроизведение прототипов с сохранением деталей при одновременном высоком качестве материала, из которого сделаны модели. Неплохие комплекты изготовливаютяс также на Украине, однако, качество использованных там материалов оставляет желать лучшего - они хрупкие. Одинаковый масштаб позволяет сравнивать размеры каждой из машин. Для улучшения показа я разместил возле них силуэты солдат.
          Изготовление этой коллекции является очень кропотливым и дорогостоящим занятием. Работа над одной моделью обычно длится 2-3 месяца. Например, модель "Тигра", которуя я сделал, состоит из более, чем 900 элементов. Стоимость набора составляет около 300 злотых (приблизительно 100 долларов США). Плюс к этому стоимость красок, компрессора, аэрографа. Компрессор стоит 400 злотых, аэрограф - 600 злотых. Так что это достаточно дорогое удовольствие, обычно недоступное для молодежи. Преимуществом современности является тот факт, что практически все модели доступны на рынке. Можно заказать конкретную модель в соответствующем магазине, и через которкое время получить заказ. Единственным, в принципе, ограничением являются финансовые возможности.
          Масштабные модели танков и самолетов я делаю в домашних условиях. Кроме этого я конструирую модели летающих самолетов, которые из-за размера производятся в модельном цеху. Я договорился с одной из школ на Воле, которая предоставила мне помещение. Конечно, никаких финансовых средств мне не дали. Мы с моими коллегами сами раздобыли инструменты и материалы. Там я делаю модели, туда приходят и дети, которые учатся моделированию. Я нахожусь там два раза в неделю по 2-3 часа. Мне приносит радость, что я могу передать что-то этим детям.
          В качестве курьеза должен сказать, что на нескольких встречах с молодежью, касающихся немецкого танкового оружия, наибольший интерес оно вызывало у ... девушек. Мальчишки интересовались больше самолетами, собственно, так же, как и я. Для дополнения своей коллекции я сделал также модель пикировщика.

          Модели бронемашин были для меня новым вызовом. На самом деле я скорее модельер авиационных моделей. Первую модель самолета я сделал в 1947 году.
          Существуют два способа изготовления моделей. Некоторые модельеры делают модели танков и самолетов для самой модели. Они работают над внутринностью модели, воспроизодят даже такие мелочи, как движущиеся часы, регистрационные номера, знаки полков, к которым относились транспортные средства.
          Я не забочусь об этом. Мои модели служат определенной цели, которая состоит в приближении истины и обстоятельств, сопутствующих Варшавскому Восстанию. На мой взгляд, такие модели, как у меня, будут иметь в будущем историко-документальную ценность. Можно на них все показать, сходятся все размеры и детали оборудования. Они могли бы в какой-то степени заменить оригиналы, выставленные в музее, при условии, что будут там доступны. В Европе нет музея, где были бы собраны все эти транспортные средства. В Музее Войска Польского на 1 этаже можно например увидеть, как выглядит целый "Голиаф" и гусеницы к нему, а на выставке под открытым небом - Hetzer.
          Мне кажется, что впервые я использовал снимки моделей в версии парафабулярной. Фото моих моделей в настоящее время используется разнообразными публицистами. Можно делать снимки в разных позициях, сверху, снизу, сбоку, сзади и спереди.
          У меня имеются две версии изображений. Одна документальная, а другая, когда эти же снимки интегрированы с фоном Варшавского Восстания. Фон подобран в том же масштабе и перспективе. Выглядит это достаточно убедительно.

          Теперь попробую оценить общие силы танковой техники, которой обладали немцы в восстании. Эти данные не в 100% точны. В моменте начала восстания немецкое танковое оружие, расположенное в Варшаве, было не очень многочисленным. Во-первых, близость фронта обусловила переброс танков и штурмовиков в большинстве своем в восточную часть города. Во-вторых, германское командование полагало, что возможность восстания увеличивает риск повреждения боевых машин, оставленных в городе. Тот факт, что Армия Крайова не имела никакой бронетехники означал, что такая стратегия казалась оптимальной.
          Только развитие повстанческой битвы, ее ожесточенность в городе, называемом "Польский Сталинград" или "kleine Verdun" заставил немцев пересмотреть свою позицию. Бронетехника была серьезно подкреплена переправкой для борьбы с повстанцами опытных фронтовых танковых частей.
          В начале Восстания, немцы имели в Варшаве 60-70 бронетехники. 17 августа их было уже 110. После занятия в сентябре Праги (правобережный район Варшавы) советско-польской армией немецкие танковые силы в Варшаве были значительно увеличены.
          В ходе Восстания немцы использовали достаточно сильные бронетанковые подразделения, оснащенные боеприпасами, предназначенными для боевых действий в городе. В последней фазе боев приняли участие хорошо оснащенные и обученные фронтовые части. Во время боев было использовано много типов оружия и с разной степенью успеха.

          Существует такое распространенное мнение, что в Восстании было много тяжелых танков PzKpfw VI - "Тигров". Возможно, это результат популярности повстанческой песни солдат батальона «Парасоль», которую написал«Зютек». А "Тигров" было в Варшаве только 5, и ничем особенным они не отличились. 31 июля 1944 они были выгружены на товарной станции Брудно из поезда. Потом проехали через Прагу, мост Понятовского и прибыли к казармам на улице Раковецкой. С началом Восстания они были направлены для обстрела повстанческих отделов на Мокотове (южный район Варшавы).




Тяжелый танк Panzerkampfwagen VI Tiger Sd.Kfz 181: вес: 57.000 кг, длина: 632 см, (845 см со стволом), ширина: 373 см, высота: 288 см, максимальная скорость: 38 км / ч на дороге, 20 км / ч по бездорожью, вооружение: орудие кал. 88 мм, 2 л.с. 7,92 мм MG 34, запас амуниции: 92 снаряда, л.с. 5850 шт; экипаж: 5 человек


          Установили их на углу улиц Пулавской и Раковецкой, что не позволило повстанцам ударить по немецкому району, например, на Аллею Шуха. Затем, в течение 2-3 дней были использованы для перевозки раненых немцев через Аэродром Мокотовский на Окенте, где был госпиталь.
          Во время боев на Охоте повстанцы напали на находящихся там "Тигров" трофейными Pancerfaust. Один из танков был сильно поврежден, а другой после атаки был захвачен повстанцами. К сожалению, в результате неумелого обращения с танком он был обездвижен. Повстанцы вынули из него переносное оружие, а после он был уничтожен немцами при помощи Голиафа. Второй поврежденный "Тигр" был отбуксирован немцами и затем, вероятно, отремонтирован.
          Остальных "Тигров" немцы быстро вывели из акции. Это был слишком ценный танк, чтобы использовать его для уличных боев. Через несколько дней оставшиеся 3 "Тигра" ушли из Варшавы.
          «Тигры» были самыми лучшими и самыми тяжелыми немецкими танками. Они имели мощную броню и орудие, калибром 88 мм, когда большинство немецких танков имело орудия калибром 75 мм. В течении всей войны немцы произвели 1330 или 1350, "Тигров" и около 850 "Королевских Тигров". Для сравнения, в СССР было произведено около 35 тысяч "Т-34», а американцы выпустили около 60 тысяч "Шерманов". Ни один из этих танков не имел шансов при встрече с "Тигром". Определенным недостатоком этих танков был только их большой вес.

          Гораздо больше воевало в Восстании средних немецких танков PzKpfw V «Пантера». С ними связана интересная история. 2 августа 1944 неизвестно откуда появились на Карольковой три "Пантеры". Ехали они себе Карольковой в сторону Житней и Мирецкого. Проехали Мирецкого и въехали на Окопову. И тут солдатами АК из батальона "Зоська" были обкиданы гранатами .




Средний танк Panzerkampfwagen V A Panther Sd.Kfz 171: вес: 45,500 кг, длина: 688 см (866 см со стволом), ширина: 343 см,высота: 310 см, максимальная скорость: 46 км / ч на дороге, в 24 км / ч по бездорожью, вооружение: орудие калибра 75 мм, 2 л.с. 7,92 мм MG 34 боеприпасы:79 шт, л.с. 4200 шт; экипаж: 5 человек


          Танки загорелись, но одному из них удалось уйти через площадь Керцели. Неизвестно, что с ним случилось, потому что обломков не найдено. Остальные две "Пантеры" были захвачены повстанцами. Один из танков был серьезно поврежден, поскольку получил сброшенной английской гранатой, которую повстанцы называли Гамоном. Это была мощная противотанковая граната, которая делала в танке дыру, сквозь которую мог пройти человек.
          Повстанцы очень хотели завести добытые танки, которые к тому времени уже были потушены. Но не могли разобраться, как это можно сделать. В конце концов нашелся человек, который это знал. Вместе с одним из пленных, который по происхождению был то ли Словак, то ли Австриец и немного говорил по-польски, один из танков удалось завести. Захваченный танк получил имя "Магда". Второй танк был серьезно поврежден, была испорчена электросистема и запустить двигатель было трудно. И в том, и в другом танке имелись серьезные проблемы с аккомуляторами. Повстанцы ездили по всему району в поисках стоящих автомобилей и забирали оттуда аккумуляторы и бензин.
          Наконец удалось завести оба танка. Второй из них имел определенные ограничения из-за полученных повреждений. Но "Магда" вела себя прекрасно. 4 августа утром повстанцы хотели пристрелять в "Магде" пушку. Существует процедура, когда для того, чтобы проверить, все ли в порядке со стволом, необходимо выстрелить из него хотябы раз.
          Не желая терять напрасно снаряд, решили прицелиться в гнездо пулемета, находящегося на колокольне костела св. Августина, стоящего в руинах гетто. Выстрел оказался полностью успешным, пулеметное гнездо было полностью разрушено.




Трофейная «Пантера» «Магда»


          В тот же день, после обеда отделы Армии Крайовой организовали атаку на больницу св. Зофии и школу на углу улиц Желязной и Лешна, в которую я ходил еще 2 месяца тому назад. Атака была плохо скоординирована и повстанцам не удалось достичь намеченной цели. Тем не менее, «Пантера» вела себя очень хорошо и заставила немцев перейти из школы в больницу св.Зофии.
          Что произошло дальше с этими танками подробно описано в литературе. 5 августа была проведена атака на лагерь в Генсювке. Генсювка была захвачена при активном участии "Магды". Днем ранее во время атаки на школу и больницу была повреждена танковая башня и танк должен был устанавливаться к стрельбе, маневрируя всем корпусом. Потом повреждение было ликвидировано и танк восстановил свои функции.
          Снарядов для танка повстанцы имели с избытком, поскольку ранее захватили на Воле заблудившийся там немецкий грузовик, полный танковых снарядов. И так, благодаря «Магде» Генсювка была захвачена, а находящиеся там в плену евреи и поляки освобождены. Позже, в течении следующих 2 дней она была использована для обстрела немецких позиций в районе действий группировки «Радослав», а также группировки "Храбрый II".
          Утром 8 августа вторая "Пантера", та, что с выжженной дырой, была установлена на Карольковой. Невесть откуда, со стороны улицы Гжибовской подъехал штурмовик, вероятно StuG III. Он трижды ударил в польскую "Пантеру". Немного пострадал ее экипаж. Вторая "Пантера" стояла на Мирецкого. Когда ее экипаж узнал, что происходит, тут же поспешил на помощь. "Магда" выстрелила в StuG и серьезно его повредила, а возможно, что и уничтожила.Это была захватывающая акция, наша "Пантера" уничтожила немецкий танк.
          Вторая, поврежденная "Пантера", после получения 3 дополнительных попаданий, к сожалению, не годилась для дальнейшего использования и была сожжена. Тогда же, 10 августа, завявязалось сражение между "Магдой" и немецкими щтурмовыми орудиями, не известно точно, какими, а также с броневиками. Бедная "Магда" не справилась с превосходящими силами противника и была повреждена настолько, что он не могла уже быть использована. А 11 августа повстанцы покинули Волю, переходя через гетто в Старый Город. Отходя они уничтожили и трофейный танк.
          Необходимо помнить, что сила ражения "Пантеры" была значительно больше из-за ее длинного ствола. Снаряду было, где разогнаться. Сила удара такого снаряда была сокрушительной. Ни один танк на фронте не мог справиться с "Пантерой", кроме «Тигра».
          "Пантер" в период Варшавского Восстания было около 80.
          Наиболее широко немцы использовали в 1944 г. в Варшаве средние танки "PzKpfw IV". Эти танки, среди прочих, входили в состав арсенала II батальона танкового полка «Герман Геринг», который в момент начала Восстания был сгруппирован на Ульрыхове, на Воле. Присутствие этих танков оказало существенное влияние на судьбу Восстания на Воле.




Cредний танк Panzerkampfwagen IV Ausf. H Sd.Kfz 161: вес: 25000 кг, длина: 589 см (702 см со стволом), ширина: 330 см, высота: 268 см, максимальная скорость: 38 км / ч, вооружение: орудие кал. 75 мм, 2 л.с. 7,92 мм MG 34, запас боеприпасов: 87 штук, л.с. 3150 шт; экипаж: 5 человек


          Это был самый популярный немецкий танк времен Второй мировой войны. Изготовлено их было более 8500 штук. Во время Варшавского Восстания их было всего около 100. Несколько из них повстанцам удалось уничтожить.

          Отделы POHA (Коллаборационная тактическая формация Waffen-SS, состоящая из солдат Русской Освободительной Народной Армии - РОНА, сформированная под конец II мировой войны), принимавшие участие в пацификации Воли, а затем и других районов Варшавы были оснащены, кроме прочего, двумя бронированными автомобилями связи "Sd Kfz 263 (8х8)".




Разведовательный броневик в версии радиокоммуникационной Schwerer Panzerspähwagen (8-Rad) Sd.Kfz. 263 (8 колес): вес: 8,300 кг, длина: 585 см, ширина: 220 см, высота: 235 см, максимальная скорость: 85 км / ч на дороге, в 30 км / ч по бездорожью; вооружение: 7,92 мм, 1 КМ MG-34, экипаж: 5 человек


          Один из них был уничтожен 11 августа повстанческой "Пантерой" Магда.

          В начале Варшавского Восстания немецкая полиция имела 4, или 5 средних танков итальянского производства "PzKpfw M14/41 736 (I)", которые были установлены на Аллее Шуха.




Cредний танк Panzerkampfwagen M14/41 736(i) итальянского производства: вес: 14000 кг, длина: 492 см, ширина: 220 см, высота: 238 см, максимальная скорость: 32 км /ч. на дороге, 14 км/ч. по бездорожью. Вооружение: орудие калибра 47 мм, 2 л.с. 8 мм Бреда, запас амуниции: снаряд 104шт., л.с. 4200 шт. 3.048; экипаж: 4 человека


          5 августа, во время битвы за Малую ПАСТу на улице Пия XI (ныне ул. Пенькна), повстанцы уничтожили танк "М 14/41", который командир полиции и СС полковник Geibel выслал с подкреплением для немцев, обороняющих ПАСТу. Второй из этих танков был уничтожен 3 сентября на улице Липовой, во время атаки немцев на Повисле.

          Кроме танков немцы использовали в Восстании много штурмовых орудий. Их задание заключалось в основном в уничтожении фортификационных сооружений и бронированной техники противника, но в Восстании они помогали в атаках немецкой пехоты. Это были штурмовые орудия Sturmgeschütz "StuG III" и "StuG 40", о которых я говорил ранее, а таже истребители танков Jagdpanzer "Hetzer".
          В Варшаве в конце июля появилось 28 Hetzer-ов, которые должны были быть направлены на восточный фронт. Поскольку там велись уже достаточно серьезные бои и фронт приближался к Варшаве, Hetzer были задержаны в городе и приняли активное участие в боевых действиях Восстания.
          Один из Hetzer-ов был захвачен в центре города. 2 августа с Краковского Предместья на улицу Свентокшиску и площадь Наполеона въехали 2 Hetzer-а. Там повстанцы закидали их бутылками с бензином и подожгли. Один дополнительно получил гранатой. Один из автомобилей был уничтожен, а возможно ушел, не могу вспомнить. А второй перешел в руки повстанцев.




Истребитель танков Jagdpanzer Hetzer Sd.Kfz 138/2: вес: 16000 кг, длина: 487 см (без ствола), ширина: 263 см, высота: 210 см, максимальная скорость: 40 км / ч на дороге, 14 км / ч по бездорожью; вооружение: орудие кал. 75 мм, 1 л.с. 7,92 мм MG 34, запас амуниции: снаряды 40 штук, л.с. 600 штук; экипаж: 4 человека


          Вечером 2 августа трофейный Hetzer был отбуксирован солдатами из батальона "Килинский», и установлен на баррикаде на улицей Шпитальной. Специалисты заявили, что ему требуется ремонт. Поэтому было решено его отремонтировать и использовать в битве, как передвижной огневой пункт. Отбуксирован он был к Почте Главной на площади Наполеона, где находились автомастерские. В этих матерских его отремонтировали. Ремонт завершился 12 августа. Автомобиль получил название "Хват" («Молодец»). Белой краской вывели его на броне.
          Планировалось использование «Хвата» в районе Почтового Вокзала при улице Желязной, либо в районе ПАСТы и улицы Крулевской. Однако командование определило, что чтобы он туда попал необходимо было бы разобрать баррикады, а это могло ослабить систему обороны. В этой ситуации Hetzer остался на Почте Главной.
          5 сентября 1944 года был сильный налет на Главпочтамт. Целая стена упала на Hetzer и он остался под этой стеной вплоть до освобождения Варшавы. После войны он был откопан и установлен в Музее Войска Польского.
          Hetzer был штурмовым орудием, специально приспособленным для уничтожения танков. Стрелял довольно оригинальными снарядами. В ходе боевых действий повстанцы уничтожили много Hetzer-ов в разных районах Варшавы.

          Кроме перечисленных орудий немцы использовали в Восстании также штурмовое орудие "Мarder II Sd.Kfz 131". Он был первым из серии немецких истребителей танков, построенных на шасси "PzKpfw II Ausf F".




Истребитель танков на шасси PzKpfw II Ausf F Jagdpanzer Marder II Sd.Kfz 131: вес: 10.800 кг, длина: 638 см, ширина: 228 см, высота: 220 см, максимальная скорость: 40 км / ч на дороге; вооружение: орудие кал. 75 мм, 1 л.с. 7,92 мм MG 34, запас амуниции: 37 шт, G34 800шт.; экипаж: 3 человека


          Фотография показывает "Мардера" стоящего на улице района Воля во время изгнания жителей из Варшавы после подавления Восстания.




"Мarder" на улице Вольской


          Во время боев в Сталинграде, немцы увидели, что такое завоевывать дом за домом. Не имели тогда ни одного танка или орудия, чтобы пробиться через город. Каждый их танк, который въехал в улицу поджигался противником. Похоже было и потом в Варшаве. Чтобы справиться с проблемой немцы создали машину, которая могла прямой наводкой сносить целые дома.
          Sturmpanzer VI "Тiger-Morser" был построен на шасси тяжелого танка Tiger, самого мощного танка Второй мировой войны. Он был вооружен в ракетный миномет калибра 380 мм. В этом миномете немцы использовали элементы глубинных бомб, которые использовались для уничтожения подводных лодок. "SturmТiger" имел собственный подъемник, поскольку снаряд имел нешуточный вес. Доложили ему еще утолщенную броню для безопасности, поскольку его заданием было приблизиться непосредственно к баррикаде и разнести ее выстрелами в упор. Не завоевывать дома, а по очереди их разваливать.




Танк с ракетным минометом Sturmpanzer VI; Sturmtiger; Tiger-Mörser: вес: 65.000 кг, длина: 628 см, ширина: 373 см, высота: 346 см (с краном), максимальная скорость: 38 км / ч., вооружение: ракетный миномет кал . 380 мм, 1 л.с. 7,92 мм MG 34,запас амуниции: 14 ракет, экипаж: 6 человек


          В Варшаве скорее всего использовались 2 такие миномета, и скорее всего они не оправдали ожиданий немцев. Были они слишком тяжелы и неповоротливы, а к тому же довольно легко их можно было уничтожить. Это было новое немецкое оружие, специально предназначенные для уличных боев.

          Зато немцы создали другое орудие, специально приспособленное для уличных боев. Это было штурмовое орудие «Sturmpanzer IV Brumbär». Стреляло оно очень мощными снарядами, как зажигательными, так и уничтожающими. Brumbär являлся 150мм гаубицей.




Штурмовое орудие Sturmpanzer IV Brummbär Sd.Kfz 166: вес: 28,200 кг, длина: 593 см, ширина: 288 см, высота: 252 см, максимальная скорость: 38 км / ч, вооружение: гаубица калибр 150 мм, 1 л.с.7, 92 мм MG 34, запас амуниции: гаубица 38 шт, л.с. 600 шт., экипаж: 5 человек


          Чем гаубица отличается от обычного орудия. Гаубица может, как и миномет, высоко поднять ствол. Снаряд летит тогда по довольно крутой траектории. Это было особенно ценно в условиях города, поскольку можно было стрелять непосредственно высоко в здания, в окна, в пулеметные гнезда с небольшого расстояния. "Brumbär" сдал экзамен. Было их в Варшаве свыше 10 и принесли они много зла.

          Было еще одно устройство, которое приносило много беспокойства, также и мне лично, в Старом Городе. Из него проводился очень сильный обстрел. Это была ракетная пусковая установка, называемая жителями Варшавы "шкаф" или "корова" из-за характерного звука, который издавали стартующие снаряды. Снаряды были калибра 280 мм, или 320 мм, выстреливались серией из 6 штук. Серии подбирались так, чтобы были в ней 4 разрушительные снаряда и 2 напалма. Не существовало никакой защиты против него. Единственное, что можно было сделать, когда слышалось, как летят эти снаряды, то тут же, все равно где, спрятаться, заткнуть уши, и открыть рот. Я лично пережил несколько ударов «коровы».
          Ракеты монтировано на пусковом устройстве, устанавливаемом непосредственно на земле. Направлялись снаряды изменением угла наклона ракетного ствола.




"Коровы", выстреливающие на Старый Город с наземной пусковой установки


          Ракетные пусковые установки монтировались тоже на гусеничном транспортере, модели достаточно удачной. Немцы очень интенсивно его использовали, кроме всего прочего, и как платформу для перевозки ракет "28/32-cm-Raketenwerfer Sd.Kfz. 251 / 1 Aus. C Stuka".




Бронетранспортер с ракетной установкой 28/32-cm-Raketenwerfer Sd.Kfz. 251/1 Aus. C Stuka: вес: 8000 кг, длина: 580 см, ширина: 210 см (без ракет), высота: 175 см (без щита л.с.), максимальная скорость: 53 км / ч, вооружение: 6 ракет калибра 280 или 320 мм , 1л.с. 7,92 мм MG 34, запас боеприпасов: 6 шт ракет, л.с. 2500 шт, экипаж: до 12 человек


          Экипаж пусковой установки составляли 7 человек. Это решение обеспечивало мобильность платформы и более точную настройку для выстрела. Это было очень коварное и опасное оружие.

          Транспортеры полугусеничные "Mittlerer Schützenpanzerwagen Sd.Kfz.251 / 1" также были использованы немцами в Варшавском Восстании для поддержки атаки пехоты или транспортировки раненых. Один из этих автомобилей был 14 августа захвачен повстанцами на Повисле. Он был наречен "Ясь" и вместе с броневиком "Винни", построенным повстанцами, был размещен в саду на тылах Музыкальной Консерватории при улице Окульник. Оба автомобиля принимали участие в нападениях на Варшавский Университет. После первой атаки название "Ясь" было изменено на "Серый волк", в честь павшего во время первой атаки командира.




Полугусеничный бронетранспортер Mittlerer Schützenpanzerwagen Sd.Kfz.251/1: вес: 8500 кг, длина: 580 см, ширина: 210 см, высота: 175 см (без щита л.с.), максимальная скорость: 52 км / ч на дороге, 21 км / ч по бездорожью; вооружение: 2 л.с.7,92 мм MG 34, экипаж: 2 человека


          "Серый волк" больше не вернулся на Окульник, а остался на улице Конопчинькой. Во время отступления с Повисля повстанцы повредили транспортер, котрогый не могли забрать с собой. Разбитую машины вероятно забрали немцы. «Винни» перед отступлением повстанцев также специально был поврежден. В 1945 году машина все еще находилась на Окульник. Потом «Винни» был перевезен в Музей Войска Польского, где и находится до сих пор.

          Второй бронетранспортер Sd Kfz 251 был захвачен повстанцами 5 августа 1944 на Замковой площади. Потушив пожар, вызванный бутылками с зажигательной смесью машину доставили на Канонию. Из транспортера повстанцы извлекли 2 панцерфауста и коробку капсюль-детонаторов к ним, 50 штук тарелочных мин по 3 и 2 кг, около 100 кг тротиловой взрывчатки, а также 250 м огнепроводного шнура и множество амуниции для тр. Захваченное транспортное средство нельзя было использовать в узких забаррикадированных улочках. Установлено оно было в колоколькне при соборе, где являло собой баррикаду до последних дней бытвы за собор.

          По периметру от вокзала Варшава Гданьска до вокзала Варшава Заходня (Западная) эксплуатировался во время Варшавского Восстания бронепоезд "Panzerzüg 75" . Он был оснащен орудиями 75 мм, гаубицами 105-мм, соединенными зенитными орудиями 20 мм, а аткже легким разведовательным танком PzKpfw 38 (т) чешского производства.







Бронепоезд Panzerzüg 75


          Проезжая по объездной линии он обстреливал Волю, Повонзки, Ставки, PWPW (Польскую Фабрику Ценных Бумаг) и Старый Город. На углу улицы Татарской и Остророга группа солдат батальона «Зоська» пробовала заатаковать 8 августа бронепоезд. Акция, к сожалению, не удалась, солдаты погибли.

          Не способные справиться с ожесточенным сопротивление повстанцев немцы начали стягивать все более и более тяжелую технику. Среди прочего оказался в Варшаве самый мощный тяжелый самоходный осадный миномет 60-см Karl Gerät 040 - "Зиу".
          "Карла" построили специально для уничтожения российских мощных бункров и укреплений на Кавказе и в Севастополе. Оттуда миномет был вывезен в Варшаву, где установлен в Парке Совинского на Воли. Вторую, неиспользованную позицию он имел на территории цехов Лильпопов.
          Были и другие версии этого миномета. Этот, в Варшаве, имел калибр 600 мм, но еще изготавливался миномет с калибром 550 мм, который имел немного больший диапазон. Длина самого снаряда выносила 2 метра, а его вес составлял 2.200 кг. Несколько слов о «Карле». Экипаж этого миномета составляли 107 солдатов.










Самый тяжелый самоходный осадный миномет 60-cm Karl Gerät 040 "Ziu": вес: 124,000 кг, длина: 1115 см, ширина: 316 см, высота: 478 см, максимальная скорость: 8-10 км / ч по дороге; вооружение: подъемник для поднятия снарядов — переделанная версия танкаPzKpfw IV; экипаж: 15-17 человек, 109 человек вместе с полицией и противовоздушной обороной


          "Карл" в принципе был самоходным, передвигался на гусеницах, но ввиду большого веса с большими ограничениями . Его привозил на огневую позицию поезд по специальным рельсам. Вся операция по его сборке длилась около недели.
          Снаряды привозились специальным транспортом на шасси среднего танка "PzKpfw IV" с мощным краном. Миномет мог выстрелить много снарядов за час, но немцы имели всего около 240 снарядов."Карл" выстрелил на Варшаву их около 30. Эти данные не являются точными, нет возможности проверить их в 100%.
          "Карл" в Варшаве должным образом себя не показал. Его ракеты были предназначены для уничтожения укреплений. Такой снаряд пробивал 2,5-метровую железобетонную стену и только тогда взрывался. Дома в Варшаве, которые он обстрелял в центре, а особенно в Старом Городе, были очень хрупкими. Часть зданий имела деревянные перекрытия. В Старом Городе практически все. Только стены были довольно толстые. Детонаторы Карла были просто слишком твердыми, снаряды пробивали крыши и перекрытия, но не взрывались. Было много неразорвавшихся бомб, которые повстанцы потом использовали. Можно увидеть на многих фотографиях, как повстанцы вынимают, выковыривают из снарядов материал для взрывчатки. Был он позже использован для производства повстанческих гранат.
          Самое интересное, что немцы хотели забрать "Карла" из Варшавы и использовать его против восстания в Париже, которое началось в то же самое время, что и Варшавское. Однако, Париж был так быстро занят союзниками, что немцы после принятия решения уже не успели «Карла» туда доставить.

          Дополнением к тяжелому немецкому оружию являлся вооруженный катер, плавающий по Висле, и обстреливающий Старый Город. Его история очень интересна. Он был построен между 1932-1934 на верфи Модлинского Государственного Механического Завода (Stocznia Modlińska Państwowych Zakładów Inżynierii), как тяжелый вооруженный катер «Неуловимый» ("Nieuchwytny") и был призван в Речной Флот Военной Флотилии (Flotylla Rzeczna Marynarki Wojennej) в Выделенном Отделе реки Вислы (Oddział Wydzielony rzeki Wisły). Как единственному судну OW "Wisła" ему было дано право пользоваться сокращением ORP и он постоянно находился под командыванием офицера флота. Во время кампании сентября 1939 года он воевал в районе действия Армии "Поморье" ("Pomorze"). Вооруженный 40 мм противовоздушным орудием Bofors, 37 мм противотанковым зенитным орудием Puteaux, а также и 7,92 мм пулеметами 2 сентября в районе моста в Фордоне сбил 1 немецкий бомбардировщик - «Хейнкель 111». Не имея возможности пробиться до Модлина катер 10 сентября был потоплен экипажем под Поплатиным около Плоцка.
          Немцы подняли катер и внедрили егов Pomerkanonenboat Wachtkutter "Pionier", в саперское подразделение, оперирующее на Висле. В 1944 году катер переделали на 2 противовоздушных орудия 37мм, а также четверной противовоздушный пулемет («Vierling"). Его задачей была противовоздушная оборона моста Кербедя. Катер имел причал в порту Черняковском.








Тяжелый катер «Пионер»


          В планах повстанцев было захватить катер у немцев. Должна была этого добиться группа из 50 солдат подразделения «Шчупак» («Щука»), под командыванием поручника Владислава Мацоха, псевдоним «Мизио» ("Mizio"). Подразделение входило в состав группы моряков Армии Крайовей «Альфа».
          1 августа 1944, "Щука" сконцентрировалась в здании Управление Водных Путей, откуда до портовых ворот было не более нескольких десятков метров. Объявленная около 16 часов 30 минут тревога для немецкого гарнизона стала причиной того, что за несколько минут до 17.00 катер опустил порт и выплыл на Вислу. В этой ситуации акция подразделения «Щука» не могла увенчаться успехом. Подразделение вошло позже в состав группировки «Крыщка», как 4 взвод батальона "Тур".
          В Восстании "Пионер" обстреливал с 6 августа от Вислы под Цитаделью Старый Город, расширяя позже обстрел на северное Повисле. В ночь 27/28 и 28/29 августа "Пионер" обеспечивал переправы немецких танков с Саской Кемпы на Черняков и Садыбу. Последней известной его акцией во время Варшавского Восстания был обстрел 12 сентября Черняковского Повисля вместе с портом.
          После занятия советскими войсками Праги (правобережного района Варшавы) катер был перебазирован в низ Вислы. Во время советского наступления в начале 1945 года он был вновь потоплен экипажем, на этот раз немецким, возле Плоцка.
          После войны был вновь поднят, отремонтирован и как ОВП "Окунь" служил в годах 1947 - 1955 в приморской зоне города Щецин, а в период 1955-1957 в Войсках Охраны Границы. В 1957 году катер был выведен со службы, а в 1973 году было принято решение о его утилизации. Вызывает сожаление, что единицы с такой богатой историей не были спасены от уничтожения, помещая его, например, во дворе Музея Войска Польского, или в крепости Модлин. Катер имел 23 метров в длину, т.е. с успехом это можно было бы сделать.

          Кроме этого в Варшаве действовало около 30 "Stukas" (пикировщиков). Пикировщики это самая большая подлось, какую только можно себе вообразить. Это было страшно. Налоты на Старый Город, например, длились от 8 утра до 8 вечера, с коротким перерывом на завтрак. Немцы должны были что-то есть, в конце концов работали очень тяжело.




Однодвигательный пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87 Stukas: размах 13,8 м, длина 11,1 м, высота 4,01 м, взлетная масса 4,250 кг, скорость максим. 380 км / ч, потолок 8000 м, дальность 790 км, вооружение: 2 л.с. 7,92 MG 17 кал., 700 кг бомб, экипаж: 2 человека (пилот и стрелок / радист)


          В начале восстания, 4 августа, когда мы еще были на Воле, мы пережили наш первый воздушный налет в районе Хали Мировской. Мы были тогда в доме по ул. Теплой. В наш дом два раза попали бомбы. Мы были засыпаны, но нас откопали. Я всегда интересовался самолетами, поэтому знаю, что это были "Хейнкель 111". Принимало участие в рейде около десятка машин.





Средний двухмоторный бомбардировщик Heinkel He 111: размах 22,5 м, длина 16,4 м, высота 3,9 м, взлетная масса 14,075 кг, скорость максим. 400 км / ч, потолок 8390 м, дальность 2,800 км; вооружение: 6 л.с. 7,92 л.с. MG 15кал.; до 2500 кг бомб, экипаж: 5 человек (пилот, штурман / бомбардир, 3 стрелков)


          Впервые немцы использовали цепные бомбы. Не имели они по всей видимости полного ассортимента бомб. Поэтому пришли к выводу, что если свяжут цепью 7 меньших бомб, то получат результат, сравнимый со взрывом одной большой бомбы. Такое решение было реализовано тогда на улице Теплой. Мама пошла в приятельнице, у которой был еще газ, чтобы приготовить обед.
          Первый налет состоялся около 3 часов дня. Тогда нас не засыпало, но я был ранен. Я стоял в воротах, где было полно бутылок с бензином, а бомбы ударили во флигель. Я был весь утыкан стеклом и облит бензином. Если бы появилась тогда маленькая искорка, я бы мог выглядеть прекрасно, освещая темноту в воротах, и не рассказывал бы теперь об этом событии.
          Немецкие бомбардировщики почти все Варшавское восстание действовали в небе Варшавы абсолютно безнаказанно, при полной пассивности советских истребителей, находившихся на правом берегу реки, недалеко от столицы.
          Свою коллекцию танков я дополнил также "пикировщиком".

          Кроме "Borgward IV", используемых для уничтожения баррикад и стен домов немцы применяли меньшие, беспилотные машины, названные «Голиафами».
          Скажу пару слов о "Голиафе". Этих "Голиафов" в Варшавском Восстании насчитывалось 50 штук. Были 2 версии этой машины. Говорят, что "Голиаф" имел электрический привод и возил за собой аккомуляторы. Оказалось, что электрические двигатели было очень сложно использовать на фронте, необходимо было заряжать и обслуживать аккомуляторы. Кроме того, "Голиаф" был оснащен двумя дорогими электромоторами, а переносил всего 60 кг взрывчатого вещества. Поэтому была внедрена модифицированная версия "Голиафа". Вместо электропривода он обслуживался мотором от немецкого мотоцикла, вероятно марки "Zündapp".




Носитель взрывчатых веществ Ladungsträger Goliath SdKfz 302: вес: 370 кг, длина: 150 см, ширина: 85 см, высота: 56 см, максимальная скорость: 10 км / ч, дальность: 1,5 км на дороге, 800 м по бездорожью , вооружение: 60 кг взрывчатого вещества, экипаж: дистанционное управление


          Как действовал "Голиаф". Сзади в его корпусе был вмонтирован барабан, на который наматывался электрический провод. Длина провода была значительная - до до 1,5 км. Благодаря этому можно было вручную управлять машиной, а также производить взрыв взрывчатого вещества, которое постоянного находилось в грузовом отсеке.
          Чтобы эффективно нейтрализировать "Голиафа необходимо было перерезать провод, соединяющий его с оператором. Достаточно было саперской лопатки в руках отважного повстанца, которому удавалось добраться достаточно близко. Таких случаев было в Варшаве много. Часть захваченных таким способом "Голиафов" служила потом, как источник взрывчатого материала, необходимого для производства повстанческих гранат.

          Дополнительное отступление. В стене собора св. Иоана (св. Яна) в Старом Городе встроен кусок гусеницы танка, а описание на таблице информирует о том, что это гусеница "Голиафа". Это не верно. Каждая ячейка гусеницы "Голиафа" была сделана из гнутого металлического листа. Это было вызвано, в частности, экономическими причинами. "Голиаф" был одноразовым танком.
          Гусеница в стене собора имеет солидные литые ячейки, соединенные толстыми болтами. Это фрагмент совершенно другого транспортного средства. Я проверил размеры ячеек. Затем измерил размеры гусеницы "Borgward", которые сделал на изготовленной модели в масштабе 1:35. Совпадение было полное. В стене собора находится часть гусеницы "Borgward IV", быть может того, который взорвался 13 августа 1944, на улице Килинского.




Borgward и Голиаф


          Такие фактографические ошибки появляются в литературе о Восстании, либо в свидетельствах очевидцев, также и по отношению к другим событиям.

          Подводя итоги можно сделать вывод,что немцы во время Варшавского Восстания использовали серьезные силы бронетанковой техники, оснащенной боеприпасами, специально предназначенные для боевых действий в городе. Массово использовались "Borgward IV" и "Голиафы". Применялись штурмовые орудия Brümbar и" SturmTiger, а также большое количество Hetzer. Кажется курьозным использование против слабых городских зданий так монструального оружия, каким являлся 600 мм миномет" Карл ". Сила немецкого танкового кулака была шокирующей.

          Чем обладали повстанцы, защищающие себя от бронированного удара, пытаясь уничтожить немецкую бронетехнику.
          Существовали, например, 2 польские противотанковые пушки калибра 37 мм, кажется Bofors, которые были закопаны польскими солдатами в 1939 году, не знаю, где именно. Они были откопаны после начала Восстания и предпринимались пробы их восстановления. Не знаю, удалось ли. Была 1 противотанковая пушка, но кажется трофейная, на Повисле, там, где стоял польский броневик, "Винни".
          В середине августа во время атаки на Ставки команда солдат группировки «Хробры I” захватила 50-мм орудие с тягачом на гусеничном ходу, в котором оказалось 80 снарядов, к сожалению не противотанковых. Орудие укрепило оборону группировки, уничтожая среди прочего "Borgward", высланного в направлении Пассажа Симонса. Орудие было помещено на баррикаде, соединяющей Арсенал с Пассажем Симонса. Затем его установили в воротах Пассажа. Было вероятно уничтожено при бомбардировке Пассажа немецкими самолетами.
          Повстанцы имели в своем распоряжении на день1 августа автоматы противотанковые, а также английские «Piat» из забросок за пределами Варшавы, а затем доставленные в столицу. Было этого всего 29 единиц. Были также огнеметы, произведенные в подпольных оружейных цехах, общим числом около 30 штук. Можно было их использовать для борьбы с танками, но они использовались также и в других местах, таких, например, как бои за ПАСТу.
          Кроме того, были ручные гранаты, немецкие и польские, с 1939 года, пригодные для использования. Достаточно точно можно их подсчитать. В общей сложности их было 43 970 штук. Они также могли быть использованы для борьбы с танками. Большинство из них, однако, не годилось для борьбы с бронированными машинами.
          Были, наконец, бутылки с зажигательной смесью. Связанные вместе бутылка с зажигательной смесью и граната могли спокойно воспламенить танк. На 1 августа бутылок с зажигательной смесью было 12 тысяч. В ходе Восстания польскими оружейными цехами систематически производились гранаты и бутылки с зажигательной смесью.
          Были, наконец, 2 трофейные "Pancerfaust". Это была ручная ракета, которая являлась эффективным противотанковым оружием, которое могло пробивать, либо прожигать практически каждую броню. Эти два "Pancerfaust" повстанцы захватили на Охоте (юго-запад Варшавы) и затем очень эффективно их использовали. С их помощью на Охоте были подбиты 2 «Тигра»,из которых 1 был уничтожен, а другой был захвачен повстанцами.
          Во время Восстания также производилось значительное количество гранат из материала, которым являлись неразорвавшиеся артиллерийские снаряды и захваченные "Голиафы". В руки повстанцев попал ряд английских "Piat" со сбросов союзников, а в заключительной фазе также и несколько советских противотанковых ружей. Поскольку эти последние, как и амуниция к ним сбрасывались в лотках без парашютов, большинство из них оказалось не пригодными для использования.
          В ходе боев повстанцам удалось захватить 3 танка, 1 штурмовое орудие и 2 бронетранспортера. Два трофейные танка и один бронетранспортер приняли позже участие в боях по польской стороне.

          Обладая более, чем скромными средствами борьбы повстанцы нанесли немцам значительные потери в бронетехнике. Нехватка технических средств компенсировалась мужеством и самоотверженностью. Что касается механизмов, то существуют разные определений того, что рассматривать, как уничтоженные, что подлежит к восстановлению. Например, у нас танк был отмечен, как уничтоженный, а немцы его вытащили и отремонтировали. Разные авторы оперируют разными цифрами.
          Скурпулезные немцы тоже себе противоречат. Немецкие авторы в работах, касающихся Варшавского Восстания пытаются сосчитать каждый танк и каждого солдата. Однако, и в этом случае, если сравнить разные работы, то данные часть себе противоречат.
          Не всегда надежны показания и непосредственных свидетелей. Кто-то написал, что на Опольской площади во время Восстания был уничтожен танк, и что обломки этого танка находились там еще в 1946 году. Я вырос рядом, на Млынарской под 34, и я был там через неделю после освобождения. Это было в 200 метрах от Опольской площади и никакого танка я там не видел. Отсюда вывод, что все факты необходимо тщательно проверять, используя работы разных авторов.
          В докладах повстанческих частей часто давалась информация об уничтоженных немецких броневиках. Если все эти доклады рассматривать, как надежные, оказалось бы, что немецкие войска СС и Панцерваффе потеряли во время восстания в Варшаве более 200 боевых машин, т.е. целую танковую дивизию. После необходимой проверки можно с большой дозой вероятности утверждать, что немцы потеряли в Варшаве около 50-90 различных типов бронетехники, в том числе тяжелых носителей взрывчатых веществ "Bogward IV". Это очень большое количество с учетом оснащения повстанцев.

          Немецкая оружейная мощь в Восстании была огромной. Сложно поверить, что те, кто с ними воевал могли это пережить и все же, много людей уцелело. Немцы удивлялись, спрашивали: "Откуда вас тут столько?". Наверное поэтому так активно расстреливали людей, чтобы было нас меньше.
          Человеческие потери тоже не являются абсолютно точными. Существовали разные списки и персональных данных, и погибших. Часть повстанцев не добралась до пунктов мобилизационных, добровольцы являлись в подразделения непосредственно во время боев. Принято считать, что повстанцев было около 50 тысяч человек. Погибших и убитых около 20 тысяч. В плен попало около 16 тысяч. Часть повстанцев ушла с гражданским населением. Что касается гражданского населения, оценки тоже разные, можно эти данные поверить в книгах или учебных пособиях.
          Немцев в Варшаве можно посчитать довольно точно. Боевая группа von dem Bacha насчитывала 21300 солдат. Были и другие немецкие группировки, принимающие участие в Восстании. Погибло немцев около 1600, а ранено свыше 8 тысяч. Это данные из рапорта фон дем Баха. Кажется, что это немного, но следует помнить, что немцы сидели в танках и были вооружены до зубов.

          Иногда я разговариваю с участниками Восстания о немецких потерях, и тоже по-разному бывает. Если бы каждый из них застрелил столько немцев, сколько говорит, то немцев бы не хватило, а танков и подавно.
          Во время Восстания на Восточном фронте в районе Варшавы, не знаю точно, где именно проходил фронт, где советские войска в общей сложности имели 9 дивизий, в том числе 3 польские. Они были оснащены тяжелой техники, танками, самолетами. Сравнивая немецкие потери на фронте с потерями в Восстании, те последние составляли 30% от общих потерь. 30% немецких войск было уничтожено в Варшаве, а остальные на широком фронте, который охватывал несколько сотен километров.
          Следует помнить еще об одном факте, который не заметен на первый взгляд. Когда немцы поняли, что фронт стабилизировался, и русские не спешат форсировать Вислу, они бросили на битву в Варшаве свои фронтовые части. Прекрасно вооруженные, обученные и полные решимости быстро тут все ликвидировать. Если бы эти части были использованы раньше, Восстание не продлилось бы 63 дня.           Однако, их постоянно держали в напряжении, уже был плацдарм, которого они боялись. Была неопределенность в отношении планов русских. Они могли вообще не войти и обойти город стороной. Это все сложные вопросы, многие вещи нельзя решить объективно.

          Я лично не имел непосредственного, кроме как с Bogward, контакта с противником. Не позволил мне этого мой юный возраст. Но я пережил огром разрушений и страданий в Старом Городе. Я был там в худшем аду, какой можно себе представить, может еще только Черняков можно сравнить в этом отношении со Старым Городом.

          На протяжении многих лет ведутся споры о причинах Восстания в Варшаве, его последствиях и цене, которую поляки за него заплатили.
          В некотором смысле, ответом на этот вопрос будет депеша командующего Армии Крайовой генерала Тадеуша Бор-Коморовского Правительству Лондонскому от 29 августа 1944 года:

          "Верховный главнокомандующий и премьер-министр,

          Я ознакомился с присланным сюда представителю правительства планом Пана Премьера решения о согласовании с Советами нашего дела после занятия ими Варшавы.
          Это план полной капитуляции и предусматривает ряд ключевых политических моментов, основанных на доброй воле Советов без предварительных гарантией от СССР и союзников. Этот план является отступлением от проводимой политической линии и схождением с платформы независимости.
          В этот важный для будущего Польши момент, перед принятием исторического решения считаю своим долгом заявить от имени Армии Крайовой, которой командую, и несомненно в полном согласии со взглядами патриотически мыслящего общества, что Польша не для того боролась в течение 5 лет с немцами в самых тяжелых условиях, не для того несла чудовищные жертвы, чтобы капитулировать перед Россией.
          Варшава вот уже в течение месяца принимает бой, который ведет при нулевой помощи извне, и не для того падает в руины, чтобы правительство склонилось под давлением обстоятельств и навязало народу позицию покорности по отношение к насилию извне - действие, которое история осудит.
          Мы доказали в борьбе с немцами, что мы можем продемонстрировать нашу твердую и решительную приверженность свободе, которую мы любим больше жизни.
          Если будет нужно, повторим это для всех, кто хотел бы разрушить нашу независимость.
          Существующая непоколебимая позиция правительства наполняет нас надеждой, что оно не поддастся, и дальше будет стремиться к политическому урегулированию с Россией, на основе предварительных гарантий независимости, полного суверенитета, и, насколько возможно далее достижимой целостности Речипосполитой.

          Командующий армией - 29.08.1944 г. "


          Ближайшее будущее подтвердило опасения "Бора". 6 июля 1945 бывшие союзники Польши, США и Великобритания отозвали свое признание правительства Польши в изгнании и признали коммунистическое правительство в Люблине. Польша на несколько десятков лет попала под влияние Советского Союза.
          Полную независимость Польша вновь обрела только в 1989 году, после краха коммунистической системы. 12 марта 1999 г. Польша вступила в НАТО, а с 1 мая 2004 стала полноправным членом Европейского Союза.
          Это была моральная и историческая победа тысяч солдат Армии Крайовой, которые десятки лет назад приняли неравный бой с врагом.


Януш Валкуски


pедакция: Мацей Янашек-Зейдлиц


перевод: Виктория Павликовска




Copyright © 2012 SPPW1944. All rigths reserved.