Варшавские каналы




          В XIX в. в Варшаве не было водопровода и системы канализации. Решением этой проблемы занялся русский генерал Сократес Старинкевич – президент города в 1875 – 1892 гг. Благодаря его упорству и исключительной честности в период сильнейших царских репрессий после Январского восстания менился облик столицы Польши, он стал отвечать стандартам того времени. Варшава не была уже запущенным, провинциональным городом.
          При Старинкевиче по Варшаве стали ходить конные трамваи, улицы были обсажены деревьями, появились телефоны и уличное освещение, ремонтировались и прокладывались новые улицы (с 1889 г. бетонные). Кроме того, были приведены в порядок рынки (м. пр. возникли Хали Мировские и Хала Кошики), а также было устроено новое кладбище в районе Брудно.
          Несомненно самым большим достижением президента Старинкевича является проложение канализации и водопровода, разработку проекта которых поручили английскому инжинеру Вильяму Линдлею, выполнившему проектные работы по водоснабжению и канализации сточных вод свыше 30 европейских городов, м. пр.: Гамбурга, Базели и Санкт Петербугра.
          В 1881 г. был подписан контракт с В. Линдлеем, а в 1883 начались продолжавшиеся следующие годы работы. Уже в 1886 г. стала работать станция очистки воды на ул. Кошиковой и окончилось строительство первого коллектора городской канализации. До 1900 г. целая инвестиция обошлась в 17 млн. рублей (в то же время годовой бюджет города составлял 2,5 млн. рублей).
          Варшавская канализационная сеть была спроектирована с учётом уклона местности с юга на север. В связи с тем главные каналы, в которые попадали сточные воды, промышленные сточные воды, а также дождевая и снеговая вода, были построены параллельно течению Вислы. Для сброса сточных вод в реку спроектировали несколько мест.
          По своей форме варшавские каналы напоминали опрокинутое яйцо. При их строительстве были использованы: кирпич, цементный раствор и кремнеземные трубы. Учитывая сечение, они разделялись на 11 классов. Размеры самых маленьких каналов составляли 60x90 cм., а самых больших – 160x210 cм. Это изменилось после 1889 г. Размеры самых больших каналов составляли тогда 160x240 cм. Каждые 80 м. были установлены ливнеприёмники для отвода дождевой воды.

          Когда начиналось Варшавское восстание 1944 г., которое, согласно плану, должно было продолжаться 3 – 4 дня, никто не задумывался об использовании канализации для осуществления коммуникации и связи. В течение продлевающейся борьбы и когда возникали изолированные друг от друга повстанческие точки сопротивления появилась проблема того, как соединить их друг с другом. Ведь по канализационным ходам не только осуществлялась связь, но также транспортировалось орижие и боеприпасы, а позже эвакуировалась значительная часть повстанческих сил из падающих районов.
          При сотрудничестве работников водопроводно-канализационного хозяйства были предприняты попытки создать сеть подземной коммуникации, соединяющую районы Повисле и Старый город, Старый город и Сьрудмесце. По поручению Группы спецсвязи Главной комендатуры АК из будущих под обстрелом офисов Варшавского городского управление водопроводов и канализации на ул. Липовой удалось вынести монографию, содержащую план варшавского водопровода и канализации, а также описание поперечников, благодаря чему можно было проанализировано возможнось установить связь посредством каналов.
          Были созданы канальные патрули, в состав которых входили главным образом женщины, а потом также парни, преимущественно харцери. С размерами каналов, высота которых в крайних случаях составляла лишь 110 см., связанные были требования, касающиеся телосложения членов патрулей. Они должны были быть хрупкими и низкими. Нельзя забывать также о том, что по каналам текла вода или нечистоты, часто по колено или выше. Учитывая также факт, что люди передвигались в полной темноте, надо было обладать исключительной предрасположенностью, чтобы справиться с задачей.


 
Взрослый постанец у нижайшего канала

          Канализационные ходы обслуживали Взводы спецсвязи (канальные) подчинённые Главному командованию АК.
          Было проложено множество канализационных путей:
          Старый город – Жолибож: длина ок. 3 060 м., канализационный люк в районе Жолибож на углу улиц Столечной (сейчас Е. Попелушки) и Красиньского, канализационный люк в районе Старый город на ул. Длугой вблизи пл. Красиньских.
          Жолибож – Сьрудмесце: длина ок. 4 830 м., канализационный люк в районе Жолибож на углу улиц Столечной (сейчас Е. Попелушки) и Красиньского, канализационный люк в районе Сьрудмесце на ул. Згода
          Старый город – Сьрудмесце: длина ок. 1 600 м., канализационный люк в Старом городе на ул. Длугой недалеко от пл. Красиньских, канализационный люк в районе Сьрудмесце на ул. Новы-Свят недалеко от ул. Варецкой.
          Старый город – Сьрудмесце: длина ок. 1 370 м., канализационный люк в Старом городе по ул. Даниловичовской (сегодня Новы-Пшеязд), канализационный люк в районе Сьрудмесце на ул. Мазовецкой вблизи ул. Свентокшиской.




Канализационный ход из Старувки в Сьрудмесце



          Старый город – Банковая пл.: длина ок. 1 430 м., канализационный люк в районе Старый город на ул. Длугой вблизи пл. Красиньских, канализационный люк на Банковой пл. около здания на ул. Сенаторской, д. 40,
          Сьрудмесце Полуднёве – Мокотув: длина ок. 2 080 м., канализационный люк в районе Сьрудмесце, Уяздовские ал., д. 43, вблизи ул. Вильчей, канализационный люк в районе Мокотув, ул. Викторская вблизи ул. Пулавской.
          Сьрудмесце Полуднёве – Мокотув (через Лазенки): длина ок. 3 700 м., канализационный люк в районе Сьрудмесце, Уяздовские ал., д. 43, вблизи ул. Вильчей, канализационный люк в районе Мокотув, ул. Викторская недалеко от ул. Пулавской.
          Чернякув – Мокотув: длина ок. 3 790 м., канализационный люк в районе Чернякув, ул. Загурная, канализационный люк в районе Мокотув, ул. Викторская недалеко от ул. Пулавской.
          Охота - Сьрудмесце: длина ок. 1 000 м., канализационный ход очень низкий и узкий, канализационный туннель от Редуты Вавельской до канализационного люка на ул. Вавельской, д. 60, канализационный люк в районе Сьрудмесце по ул. Прокураторской, Колония Сташица.

          На первом этапе возникновения канализационных путей по ним осуществлялась связь, а также транспортировалось оружие, боеприпасы и перевязочные средства. Благодаря им в районы, в которых сражались солдаты, попадала повстанческая почта.
          Специальная телефонная связь между районом Сьрудмесце и Старувкой была установлена 15 августа при помощи водостойкого кабеля, проложенного в канале. Она работала до того, как повстанческие отряды покидали Старый город.

          Сначала немцы недооценивали значение каналов в ходе Варшавского восстания. Генерал фон дем Бах не придавал соответствующего значения донесениям oб использовании повстанцами канализации. Лишь после исчезновения защитников Старувки немецкое руководство отдало себе отчёт в том, что повстанцы в любой момент могут появиться в их тылу. Была обнаружена также телефонная сеть.
          Тогда немцы приняли меры по лишению поляков возможности пользоваться каналами. Изолировались участки канализационных путей, канализационные люки находились под присмотром немецких солдат, в дождеприёмниках вешались микрофоны для перехвата информации. Когда слышны были голоса проходящих по канализационным трубам людей, немцы бросали гранаты, шашки с отравляющим и слезоточивым газом, стреляли из пулемётов. Они строили также заграждения из стальных балок, бревна и мешков с песком чтобы повысить уровень воды, вследствие чего проход становился невозможным.
          Генерал фон дем Бах признал позже, что он также стал использовать каналы для перебрасывания шпионов в повстанческие районы. Это были прежде всего фольксдойче или украинцы. После выполнения задания, чтобы передать информацию, которую им удалось раздобыть, они обычно покидали город вместе с гражданским населением.

          Несмотря на затруднения, которые причиняли немцы, служба в каналах была несена до конца восстания. Хрупкие девочки и парни (неоднократно подростки) передавали оперативные сводки, переносили лекарства, перевязочные средства и боеприпасы. О том, насколько это было трудно, свидетельствует факт, что максимальный вес боеприпасов, которые переносились в мешочке на груди за один раз, составлял 3-5 кг. – учитывая условия в каналах, больше невозможно было перенести.
          Вот фрагмент рассказа женщины-члена патруля, прошедшего из района Сьрудмесце в Старый город:
          "По железным крюкам мы спускаемся в цементный колодец. Группа состоит из свыше десяти человек, включая проводника. Внизу нам дают деревянные палки длиной в сантиметров 50. Мы наклоняемся низко, крепко схватываем палки обеими руками, зацепляем их за стенки канала и в таком положении подтягиваем одну ногу, бросаем палку вперёд и подтягиваем вторую ногу. Спина терёт свод, каменное перекрытие прижимает к земле. Спустя некоторое время человек начинает приходить в бешенство.
          Отбросываем палки и идём на четвереньках. Внизу течёт смердящая жижа. На дне лежит песок, а в некоторых местах – острый гравий. Колени начинают невыносимо болеть, жечь живым огнём. Мы жалеем, что у нас уже нет палок. Ползём дальше. Текущая вода чище, а, что самое важное, канал становится выше. В конце концов можно выпрямиться. В конце концов доходим также до колодца с железными крюками. Нам удалось донести вещи на груди сухим. С большим трудом добираемся до люка на пл. Красиньских. Вокруг клубы дыма, краснеет зарево пожара. Это Старувка."

          Передвигающиеся в каналах группы старались рисовать на их стенах стрелки и знаки, описывающие трассу, чтобы не сбиться с пути и не попасть в тупиковые части каналов (что иногда случалось).
          Канализация использовалась не только для осуществления связи и снабжения, но также для проведения эвакуации. По канализационным путям проходили тогда большие группы людей, часто вооружённых, а большинство из них чаще всего впервые передвигалось в таких ужасных условиях. Это причиняло добавочные затруднения и было причиной угрозы.
          Неизбежный в таких условиях более интенсивный шум вызывал риск, что немцы обнаружат проход и проведут реваншистскую акцию. Кроме того, люди, которые проходили по канализационным путям, часто не выдерживали экстренных условий и испытывали нервные срывы. Многие сбивались с дороги, а были и такие, которые совершали в каналах самоубийство.

          С целью проведения эвакуации впервые использовался канал в районе Охота. 7 августа 1944 г. группа повстанцев, охраняющая Редуту Вавельскую (застроенная территория между улицами Вавельской, Плуга, Мяновского и Университетской), которую окружали и атаковали превосходящие по численности силы врага, приняла решение об отступлении от осаждённой Редуты. Единственным способом эвакуации был проход по подземным ходам, но, к сожалению, канализационный люк находился под обстрелом врага.
          Принято решение прокопаться к люку из подвалов со стороны ул. Вавельской.Работы закончились 10 августа вечером. 11 августа, после первых неуспешных попыток найти дорогу, группа 83 повстанцев прошла один километр по исключительно низкому (110x60 cм.) каналу, из которого вышла на ул. Прокураторской в Колонии Сташица. Это был первый проход по канализационным путям тесного вооруженного повстанческого отряда и отнял 6 часов.




Путь эвакуации повстанцев из Редуты Вавельской


          После неуспешных атаков 20 и 21 августа 1944 г. на Гданьский вокзал, цель которых заключалась в соединении Старого города с районом Жолибож, было принято решение об эвакуации из Старувки в Сьрудмесце и Жолибож м. пр.: раненых, части медицинского персонала, коммунальных властей и гражданского населения. Эти планы удалось реализовать в небольшой степени. Из-за высокого уровня сточных вод невозможным было передвижение в сторону района Сьрудмесце, в связи с чем были предприняты попытки отвести воду из каналов.
          Ночью с 25 на 26 августа Главное командование АК с ген. Буром-Коморовским и гражданские власти с Казимежом Пужаком, главой Совета национального единства, разделены на 2 группы, каждая из которых насчитывала ок. 40 человек, прошли из Старувки в Сьрудмесце.
          В связи с тем, что немцы всё приближались к Старому городу с каждой стороны, повстанческое руководство попыталось „прорваться” в Сьрудмесце. Наступление при участии отрядов из этого района должно было быть проведено в направлении ул. Крулевской и Халей Мировских. „Канальный” десант на Банковую пл., проведённый солдатами батальона "Чата 49" и "Густав" (в общем 150 человек, которыми руководствовал кап. "Мотыл" Збигнев Сьцибор-Рыльский из батальона "Чата 49") должен был оказать ему поддержку.
          30 августа 1944 после наступления сумерек десант вошёл в канал через люк на пл. Красиньских и передвигался в направлении Банковой пл. После прохода 1,5 kм. канала, максимальная высота которого составляла 170 см., а минимальная – 90 см., около часа ночи они добрались до Банковой пл. Первая группа солдатов вышла из канала в месте, рядом с которым ноходился фонтан, и спряталась в кустах около cкульптуры св. Яна Непомуцкого.




Канализационный ход, соединяющий Старый город и Банковую пл.


          Оказалось, что вблизи много немцев, спящих у стен окрестностных домов, Кроме того, местность была открытой, вследствие чего выходящие из каналов повстанцы не могли занимать удобных стрелковых позиций. Один из немецких солдатов заметил повстанцев и поднял тревогу. Началась стрельба. Разбуженные немцы стреляли из пулемётов и гранатомётов.
          Повстанцы несли потери и после ок. 45 минут борьбы они были принуждены к отступлению. После возвращения в канал остатков отряда часть солдат венулась в Старый город, а остальные добрались до люка на ул. Новы-Свят недалеко от ул. Варецкой. Сорвалась также атака над каналами.
          В данной ситуации руководство Старого города приняло решение о проведении эвакуации, которая должна была отнять несколько дней, начиная с 1 сентября. В первую очерель должна была быть проведена эвакуация легко раненых и солдат без оружия, а потом – начаться отступление вооружённых отрядов, у которых были боеприпасы и снаряжение. Руководители отрезков канализационных путей должны были каждые 2 часа посылать группы людей (50 человек в каждой) с тросом. Планировалось, что эвакуация 1 500 солдат окончится 2 сентября в 9:00 утра.




Канализационная трасса коммуникации, ведущая из Старого города в Сьрудмесце




          Ночью с 31 августа на 1 сентября сапёры сделали тайный (насколько это было возможно) проход на пл. Красиньских из подвала Апелляционного суда и разработали ведущую в люк выёмку, закрепляя её стенки тротуарной плиткой. Всё время продолжался сильный натиск на Старый город, сопровождаемый артиллерийским обстрелом и бомбардировками. 1 сентября целый день продолжалась эвакуация раненых и невооружённых солдат, во время которой были понесены тяжёлые потери. 1 сентября вечером бой перенёсся в непосредственное соседство пл. Красиньских.
          Был издан приказ эвакуировать строевые отряды. Выполнить его должны были поочерёдно:
          - группировка „Руг”,
          - госпитали,
          - группировка „Сосна”,
          - штаб группы и командование,
          - группировка „Радослав”,
          - арьергард.
          Солдаты были разделены на группы, в состав каждой из которых входило 50 человек. У каждой из них был проводник. Группы передвигались в направлении ул. Новы-Свят. Условия были ужасными. Солдаты шаг за шагом брели по фекалиям по щиколотки, колено, а в низких частях каналов - иногда выше.



Марш по каналу (автор: Веслав Хшановский)

          Иногда под ногами чувствовалось брошенное оружие, а иногда и тела тех, кто не выдержал тяжёлых условий и трудностей, связанных с эвакуацией. Используя одеяла, переносили тела тяжело раненых, которых удалось внести в канализационный путь. После ок. 4 часов марша, у второго выхода на ул. Новы-Свят вблизи ул. Варецкой, их ожидал другой мир. Светило солнце, по улицам гуляли элегантно одетые эенщины, в окнах домов были стёкла.


       

Выход из Старувки на ул. Варецкой




Oтдых после выхода из канала

          Во время эвакуации очень много работы было у санитарок и связных, которые переносили раненых через канализационные трубы, вели их в район Сьрудмесце и возвращались за следующими, чтобы вывести как больше из них и сделать это так быстро, как это было возможно. Огромные заслуги имели в этом также опытные проводники, среди которых выделялась группа освобождённых солдатами „Зоськи” евреев – узников концлагеря Генсювка. Потом они принимали участие в восстании вместе с группировкой „Радослав” в районе Чернякув, где часть из них пала смертью солдата.
          Утром 2 сентября спустились в канал отделы прикрытия, военнопленные и раненые. Когда то же самое пыталось сделать население, начался воздушный налёт, вследствие чего рухнуло здание Апелляционного суда, засыпывая люк и убивая входящих в канал.
          В конечном итоге из Старого города в район Сьрудмесце прошло ок. 3 000 легко раненых и членов отрядов хозяйственной службы, ок. 1 500 солдат боевой группы, а в район Жолибож - ок. 800 повстанцев (вместе с отрядами Армии Людовой)..




Канализационная трасса коммуникации, ведущая из района Жолибож в Старый город




          В Старом городе осталось ок. 200 повстанцев, большинство из которых скрылось среди гражданского населения, 2 500 тяжело раненых, оставшихся вместе с частью санитарок в госпиталях, а также свыше 40 000 гражданского населения (в том числе 5 000 тяжело раненых).
          Когда немецкие силы вошли в Старый город начались массовые убийства и изнасилования. Немцы убили большинство тяжело раненых повстанцев, лишь немногих разрешили вынести. Некоторые остались в живых благодаря пребывающим в тех же госпиталях немецким солдатам - недавним военнопленным повстанцев. Подозреваемых в принадлежности к Армии Крайовой и дряхлых людей расстреливали на месте. Остальных вывезли в концлагерь в г. Прушкув.

          Немедленно после падения Старого города были предприняты попытки установить связь между районами Сьрудмесце и Жолибож. Патрули выходили из обоих районов чтобы найти догорогу. Они искали её, м. пр., в каналах под развалинами гетто. Одна из трасс оказалась непроходимой из-за преграды, образовавшейся из человеческих тел. Люди находили также построенные гитлеровцами заграждения и пытались их взрывать или сносить.
          После 10 сентября удалось наметить трассу Жолибож – Сьрудмесце, соединяющую люки на ул. Столечной (сейчас Попелушки) в районе Жолибож и на ул. Згода в районе Сьрудмесце. Её общая длина составляла 4 840 м.




Канализационная трасса коммуникации, ведущая из района Жолибож в Сьрудмесце




          Трассу обслуживали связные (преимущественно женщины) из Группы спецсвязи Главной комендатуры и Командования округа АК „Варшава”. В каналы кроме патрулей связи разрешали входить тем, у кого были специальные пропуски. Переносить личную корреспонденцию и распростронять информацию о службе в каналах было запрещено.
          Связь между районами Жолибож и Сьрудмесце, осуществляемая посредством канализации, существовала до 29 сентября 1944 г., то есть до капитуляции района Жолибож. Были также приложены усилия для установления телефонной связи с помощью проложенного в каналах кабеля. Работы велись в очень тяжёлых условиях и были закончены 28 сентября вечером, то есть накануне капитуляции района Жолибож. Огромные усилия, приложенные связными, не принесли практически никаких результатов.

          Мокотув всё время, до момента капитуляции 27 сентября 1944 г., был отделённым и строго изолированным от района Сьрудмесце. Начиная с первых дней августа, обе стороны пытались установить связь. После нескольких неуспешных попыток две связные из штаба ген. „Монтера”, ознакомившись со схемой канализационной сети, спустились 7 августа в канал через люк в Уяздовских ал. вблизи пл. Тшех Кшижи и по канализационному коллектору отправились к пл. Унии Любельской. Спустя несколько часов они добрались до люка в районе Мокотув. Вышедши из канала, они отдали себе отчёт в том, что они недалеко от ул. Шустра. Не зная пароля в этом районе, они сослались на псевдонимы командования. Их привели к командованию полка „Башта", которому они сообщили, что они пришли по канализационным ходам из района Сьрудмесце и принесли приказы ген. „Монтера”.




Канализационная трасса из района Мокотув в Сьрудмесце




          Связь между этими двумя районами, а также общие указания, касающиеся её установления и удержания, были фактически установлены. Трасса являлась очень трудной. На участке длиной в 60 метров высота канала составляла лишь 70 cм. и надо было ползать. К счастью удалось найти трассу поудобнее.
          Новая трасса вела по главному коллектору от ул. Пулавской вблизи ул. Дворковой. В её конце, около перекрёстка Уяздовских ал. и ул. Вильчей, находился канализационный люк. На трудных участках трассы, чтобы не поскользнуться, к стенам прикреплены были канаты. Это трасса была единственной, которой не обнаружили немцы во время Варшавского восстания.




Канализационная трасса из района Мокотув в Сьрудмесце через Лазенки




          Связь, осуществляемая посредством канализации на южной трассе, была совершенно секретной. Проходить по канализационным трубам могли только те, у кого были специальные пропуски. Люки охранялись жандармерией. Кроме связных по каналам в район Мокотув посылались офицеры со специальными миссиями. В половине сентября разрешение пользоваться канализационными путями получили Завишацы из Харцерской полевой почты. Благодаря им было передано огромное количество писем жителям обоих районов.



Первая группа свзяных: Сьрудмесце – Мокотув

          Во второй половине сентября 1944 г. повстанческие силы вели тяжёлые бои, защищаясь от наступающих превышающих по численности немецких сил в районе Чернякув. Даже десант через Вислу двух батальонов 8 полка пехоты Народного Войска Польского ген. Берлинга не был в состоянии изменить ситуацию. Оставшиеся в живых члены группировок „Радослав” и „Крыска” были оттеснены в район улиц Вилановской и Загурной.
          15 сентября утром п/полк. „Радослав” послал по канализационным путям в район Мокотув рапорт о ситуации. 15 сентября после обеда п/полк „Славбор” Ян Щурек-Церговский, командир Подокруга Сьрудмесце Полуднёве, послал связную с целью установить связь с „Радославом”. Она попала в район Чернякув спутся ок. 3 часа. В тот же день она принесла „Славбору” oтвет „Радослава”.
          16 сентября ранним утром „Славбор” передал солдатам, сражающимся в районе Чернякув, целый свой запас боеприпасов, т.е. 500 шт. патронов к КБ, 500 шт. патронов к пистолетам-пулемётам, а также2 автомата совецкого производства и 2000 патронов. К сожалению, всё это не попало к бойцам и вернулось в Срудмесце.
          Поздним вечером 19 сентября п/плк. „Радослав” принял решение об эвакуации оставшихся в живых членов своего отряда (раненые или те, у кого не было боеприпасов) по каналам в район Мокотув. Остальные, т.е. ок. 160 вооружённых повстанцев, которыми командовал кап. „Ежи” Рышард Бялоус продолжали защиту вместе с оставшимися в живых берлинговцами под командованием м. Латышонка. Отступление произошло ночью с 19 на 20 сентября 1994 г. К люку на ул. Дворковой пробралось каналами ок. 200 человек, половина из которых была ранена. Кроме солдат „Радослава” в группе было свыше 10 солдат отряда „Крыски”.




Канализационная трасса из района Чернякув в Мокотув




          23 сентября окончательно пал Чернякув. Часть повстанцев, которые не погибли в борьбе, убили СС-маны, м.пр. капеллана группировки „Крыска” ксёндза Юзефа Станека („Руды”). Немногим удалось перебраться на другой берег Вислы, несколько человек под командованием кап. „Ежего” пробрались в Сьрудмесце, идя вдоль ул. Ксёнженцей. Небольшую группу повстанцев и берлиговцев немцы сочли военнопленными. Некоторые из них вмешались в толпу гражданского населения и вместе с ней их вывели в Прушкув.

          24 сентября 1944 г. начался штурм района Мокотув. После двух дней тяжёлой борьбы и оттеснения повстанцев в место, где они имели ограниченную возможность защищаться, учитывая понесённые потери, командование района приняло решение об отступлении по каналам в Сьрудмесце. В первую очередь уйти должны были солдаты наиболее подвергнуты опасности репрессий со стороны врага: штаб, сотрудники контрразведки, солдаты ПАЛ, группы отдела пропаганды, суд и прокуратура, отряд жандармерии, казнивший членов эсэсовцев и фольксдойче, группировка Кедива п/плк. „Радослава”. Уйти должны были также легко раненые, передвигающиеся самостоятельно, а остальные отряды - образовать группу прикрытия, главой которой был назначен м. „Зрыв” Казимеж Штернал.
          Эвакуация началась утром 26 сентября. Эвакуационная колонна должна была спуститься в канал через люк по ул. Викторской. Она должна была добраться до люка на ул. Вильчей. Большинство из тех, кто покидал Мокотув, впервые было в канале. После того, как в канал вошла первая группа, прилетел немецкий самолёт, который бомбардировал ул. Пулавскую в районе люка. На головы идущих посыпался щебень. Вспыхнула паника. Колонна повернулась назад и побежала к люку, который уничтожила бомба. Итак надо было продолжать марш. После 11 часов солдаты без потерий вышли их них на улице Иерусалимские ал.
          Поскольку люк на ул. Викторской и участок канализации были уничтожены, надо было пользоваться другим люком по ул. Шустра, д. 6, от которого вёл к коллектору низкий канал, как под ул. Викторской.
          В 16:00 наступило продолжающееся 2 часа перемирие. Из района Мокотув уходило гражданское население. Командир района п/полк. „Карол” Юзеф В. Рокицкий сообщил по радио ген. „Монтеру”, что вечером намеревается эвакуировать отряды в Сьрудмесце. „Монтер” ответил, что он на это не соглашается и приказывает защищаться. После обеда немцы приступили к следующему наступлению. В 8:00 вечера п/полк. „Карол” принял решение о приступлении к эвакуации.
          У люка на ул. Шустра стояла беспорядочная толпа. Порядок пытались навести солдаты „Радослава” и м. „Зрыва”. Тогда, после свыше десяти часов марша, пробрались в Сьрудмесце первые эвакуированные люди. Они выходили из каналов на ул. Вильчей. Беспорядок увеличивался. Кроме того, в каналы спускалось население с поддельными пропусками. Использовались с этой целью и другие – неконтролируемые – люки, м. пр. на углу ул. Шустра и Балуцкого, а также по ул. Бельгийской.
          На самом деле эвакуация началась в 9:00 ночи. В канал входили поочерёдно, не всегда согласно установленному плану: группа „Радослава”, группа раненых, гражданские власти, санитарные службы, беженцы, раненые из роты Б-3 полка „Башта”, оставшиевся в живых солдаты батальона „Гарды”. В 11:15 ночи вошёл в канал вместье с отрядом п/полк. „Карол”. В полночь должны были отступить отделы прикрытия.
          Изначально штабная группа медленно передвигалась вперёд, а потом задержалась. Поскольку в принципе в канале мог передвигаться только один человек, трудно было определить причину. Оказалось, что в канале, на участке ок. полкилометра, усталые и почти спящие солдаты сели в смердящей воде и не хотели идти дальше.
          П/полк. „Карол” и сопутствующий ему сержант с трудом перебились вперёд. Перед стоящими там солдатами 1 Полка Шволяжеров находилось несколько десятков метров глубокой, почти по колено, смердящей жижжи, а дальше первое препятствие, т.е. брошенные в канал железные пути, обкрученные колючей проволокой, из-за чего невозможно было продолжать марш. Посланные „Каролом” связные отогнули проволоку, но сквозь отверствие мог протиснуться только один человек, а и это получалось с трудом. Несколько десятков метров дальше немцы установили похожую ловушку.
          Воздух становился всё хуже. Вследствие реакции аммиака с карбидом, куски которого немцы бросали в каналы, выделялся газ, под влиянием которого пекли глаза. Повстанцы выбивались из сил, по малейшему поводу впадали в панику. В канале собиралась толпа, люди часто испытывали нервный шок, а в непроницаемой темноте – галлюцинации. Они начинали стрелять друг к другу и, принимая друзей за немцев, бросать гранаты. Люди брели по месиву, скользя и падая лицом в воняющие выделения, спотыкались о тела умерших или брошенные предметы. Не могло быть и речи о спокойствии. Беспорядочная толпа металась в тёмных каналах, брея вслепую.


В канале (автор:Пшемек Шелонговский)


          В конце концов группа „Карола” дошла до разветвления канала. Одна артерия вела к Висле, а вторая на ул. Гурнослёнскую. Благодаря хорошо разбирающемуся в каналах проводнику они сумели пройти трассу, несмотря на препятствия и опасности. Здесь встретили группу, посланную ген. „Монтeром” с поручением вернуться в Мокотув.
          Повторяемые и извращаемые сведения вводили в заблуждение большинство людей в каналах. Часть бросилась назад, топтая ожидающих. Один из отрядов Шволяжеров был оттеснён к Висле и нашёлся у люка на ул. Вилановской. Когда его члены вышли на улицу, натолкнулись на завтракающих спокойно немецких солдат. После перестрелки они быстро вернулись к люку и спустя какое-то время добрались до Уяздовских ал . Дошёл туда посланный „Монтером” солдат вместе с п/полк. „Каролом”, который убедил его в нереальности его миссии.
          Однако решения о возвращении в район Мокотув невозможно было уже отменить. Толпа, стремительно передвигающаяся к Уяздовским ал., перемешалась. Одни стали кричать, чтобы возвращаться в район Мокотув и топтали в возбуждении лежащих в воде, другие призывали к продолжению марша, но либо точно не знали пути, либо их проводники потерялись.
          Выходящие через люк на углу ул. Вильчей и Уяздовских ал. люди были крайне – физически и нервно – истощены. Многие из них испытывали даже проблемы со зрением. Последняя группа добралась до люка после 23 часов блуждания в каналах.


Приём солдата из района Мокотув (Иерусалимские ал.)


          Ген. „Монтер” требовал повторить попытку добраться до района Мокотув. По поручению п/полк. „Карола”, который не доверял, что это может окончится успешно, была образована походная колонна, которую две связные повели в канал. За связными шли п/полк. „Карол” и м. „Томир” из района Сьрудмесце со своими солдатами, которые должны были оказать поддержку защитителям района Мокотув.
          После того, как прошли часть трассы, они встретили в канале будущий в состоянии крайнего истощения отряд, во главе которого стоял п/полк. „Гура” Павел Загуровский, шеф штаба „Карола”. Он сообщил, что это последний отряд, отступающий из района Мокотув, и что пройти туда невозможно.
          После короткого совещания колонна, выполняя поручение „Монтера”, пошла дальше. В главном коллекторе не было никого. Воздух становился всё хуже, всё больше было трупов. Где-то далеко слышны были невообразимые, распастраняющиеся далеко шумы и причитания – кричали и смеялись сумасшедшие, заблудившиеся в лабиринте каналов.
          Потом отряд наткнулся на участок канала с открытыми люками. Внизу, в свою очередь, их ожидали заграждения. Когда солдаты приближились к ним, сверху посыпались гранаты. Невозможно было идти дальше. Две связные, которые должны были передать приказ „Монтера” „Зрыву”, решили всё таки идти вперёд. Осторожно обошли заграждение и пошли дальше. Они протиснулись сквозь мотки колючей проволоки. Вдруг ону из них схватили мужские руки потерявшего вследствие вспыхновения граната слух повстанца. Они крикнули ему в ухо, чтобы вёл себя тихо, помогли ему выпутаться из проволоки и решили втроём возвращаться в Сьрудмесце. Добраться до района Мокотув было невозможно, а, кроме того, в данной ситуации - бессмысленнo.
          Не всем вошедшим в канал солдатам из района Мокотув удалось добраться до района Сьрудмесце. Из-за паники, вызванной противоположными сведениями, часть из них вернулась назад. К этому причинился также неудачный приказ „Монтера”. Идя по коллектору, они потеряли ориентацию. Блуждаясь в темноте, теряли также чувство времени. Свыше 20 чавсов искали выхода из канала. Многие из них, не быдучи в состоянии выйти из ловушки, совершали самоубийства, также массовые.
          27 сентября повстанцы добрались до открытого люка на ул. Дворковой. После выхода на улицу их окружили СС-маны.


Выход через люк на ул. Дворковой


          После обыска и после того, как у всех отобрали документы, жандармы расстреляли ок. 120 безоружных повстанцев и населения, в том числе 50 солдатов роты прикрытия Б-1 полка „Башта”. Лишь столько, потому что появившийся поблизости немецкий офицер остановил экзекуцию. Следует помнить, что действовало уже тогда перемирие, а к повстанцам следовало относить как к военнопленным.
          В период от 26 до 27 сентября 1944 г. благодаря канализационным ходам из района Мокотув ушло в общем около 950 человек. В результате возникшей ситуации многие остались там навсегда и пополнили армию „пропавших без вести во время Варшавского восстания”. Не все найденные потом в каналах тела удалось идентифицировать.

          То, что происходило в каналах, является существенной частью истории Варшавского восстания. В истории II мировой войны ни в каком другом месте каналы не использовались в такой степени, как во время восстания, а драматизма совершивхихся в них событий также не с чем сравнивать.
          Конкретные места связанные с тем, что произошло в варшавских каналах во время восстания намечены на Карте памяти на сайте Обшества.
          Много интересных деталей, касающихся темы настоящей статьи, можно найти в книге Т. Духовского и Ю. Повалкевича „Каналы – трассы специальной (канальной) связи Варшавского восстания” , изданной в 2003 г. в рамках серии „Варшавские Термопилы 1944”.
          Эпическая картина того, что произошло в каналах, указана в фильме Анджея Вайды „Канал”. Он был снят в 1956 г. по мотивам повести Ежего Стефана Ставиньского, который во время Восстания стоял во главе роты связи К-4 полка „Башта” в районе Мокотув.



написал: Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Анна Грабарчик



Copyright © 2010 SPPW1944. All rights reserved.