Судьба варшавских повстанцев в немецких пленных лагерьях

          Взрыв Варшавского Восстания – 1 августа 1944 г. – вызвал бурную реакцию властeй III Райха. Политика дискриминации и физического отбора общественности Варшавы – непокорной столицы завоеванной Польши – которая продолжалась практически с начала войны в 1939 г., подбергнулась эскалации.
          После первых побед повстанцев, личным приказом Гиммлера, направлено против ним укрепленные немецкие силы, в том Штурмовую Брыгаду (1.700 эсэсовцев), которая состоялась из российских коллаборайионистов, ей командировал ЭсЭс-бригадефурер Мечислав Каминьски.
          Согласно с директивами Гитлера в первых днях августа 1944 г., Гиммлер вывестил приказ:
          1. пойманых повстанцев надо убить (без соображнении – сражают они согласно с Хаской Конвенцией или её нарушают).
          2. не сражающую часть населения, женщины и дети, также надо убить.
          3. вес город надо сравнить с землей, те. домы, улциы, устроения и всё, что находится в этом городе.
          Этот приказ реализовано с жестокостью. В очередных районах города, которые заняли немцы, солдаты ЭсЭс и Вермахта, совершали ужасные преступления. В районах: Воля, Охота и Мокотув расстреляно взятых в плен повстанцев, умертвляно раненых лежающих в больницах.
          Повстанческий отряд, который отступывал из Охоты, разбили немецкиe силы в Пенцицах. Несколько десяток повстанцев, в том много раненых, взятo в плен. На следующий день всех расстреляно; сделала это спец-группа ЭсЭс, которая приехала из Прукшова.
          Подобная ситуация произашла на Мокотове, где после неуданой атаки на Скачки–Служевец, лежающих раненых повстанцев убили немецкие солдаты. Убили также окрестных крестьян, которых заставили собирать лежающих на земле раненых солдатов АК.
          В районах: Воля и Охота после отступления повстанческих команд в первых днях августа немцы допустили ужасных преступлении на гражданской населении. Убили там несколько десяток беззащитных людей, в том женщин и детей.
          5 августа 1944 г. в Варшаву приехал ЭсЭс Обергруппенфуерер Эрих фон дем Бах Залевский. Постановил он изменить немножко тактику, приказая расстреливать только мужчин принимающих участие в бойах, же гражданское население направлять в созданый в Прушкове временный лагерь Дулаг 121. Немцы начали также листовкую акцию призывающую повстанцев и гражданское население, чтобы все сдались.
          Позже Гиммлер отправил для фон дем Баха приказ, чтобы всех мужчин, которые принимали активное участие в сражaниях сослать в концентрационные лагерья, а других вместе с женщинами и детми, направлять в лагерья работы в Райх. Непригодных (старых, больных итп.) надо было поместить на территории Генеральной Губернии.
          Директиву получили коменданты концентрационных лагерьей: Аушвиц, Бухенвалд, Флоссенбург, Хинзерт, Берген-Белсен, Неуенгамме, Натзвеилер, Равенсбрук, Маутхаусен, Гросс-Росен, Штуттгоф.
          Такая ситуация существовала во время августа и сентябрья. Под конец сентябрья 1944 г., когда восстание клонялось к падению, немцы под давлением алиантов, признали комбатантами солдатов Армии Крайовой, это значило что если их возмут в плен, им пологается статус „войенного плена”.
          Раньше всех солдатов АК, которых немцы взяли в плен, не считывали войенными пленами и эти повстанцы во время эвакуации попали в лагерь Дулаг 121 в Прушков, а оттуда в лагерь в Скерневицах – Дулаг 142.
          Из Варшавы, во время Bаршавского Восстания, в КЛ Аушвиц в 1944 попало депортированых 13.000 из временного лагерья в Прушкове, в КЛ Штуттгоф направлено из Варшавы лудей 7.000. Транспорты варшавяков попали также в Дахау и Берген-Белсен. Среди них некее количество повстанцев, которые переоделись в гражданскую одежду и таким образом избегли смерти.
          В центре Старого Мяста закрыто гражданского населения 60.000, в том тяжко раненых 8.000. Немцы ожидали найти в этом месте после капитулации – 2 сентябрья – также несколько тысячей повстанцев. Когда сориентировались что повстанцы сбегли каналами до Срудместя и на Жолибож – из за мести так как на Воли и Охоте, огромную часть раненых со Старувки убили. Количество убитых на Старым Месте (вместе с повстанцами) подсчитано на 25.000. После упадка Старувки немцы взяли в плен гражданцев 30.000, в том 8-9.000 мужчин.
          Несмотря на это, что повстанцы получили комбатанцкие права, не всегда немцы эти права уважали – так случилось на Мокотове, где после официальной капитулации района (27.09.1944 г.) на ул. Дворковей убито веззащитных пленов группировки „Башта”. Несколько дней раньше на Повисле Черняковском в повстанчей больнице на ул. Окраг 2 расстреляно раненых 350. Подобные события произашли в начале сентябрья на Старувке.
          20 сентябрья 1944 г. повстанчие команды, которые сражали в разной организационной структуре, перевращались в регуларный Корпус Армии Крайовой в составе 3 дивизии:
          - 8 Дивизия Пехоты АК им. Ромуалда Траугутта, составлялась из 13 пулка пехоты, 21 пулка „Дети Варшавы” и 32 пулка пехоты – Жолибож,
          - 10 Дивизия Пехоты АК им. Стефана Окжеи, составлялась из: 28 пулка пехоты, 29 пулка пехоты и 30 пулка пехоты – Мокотув
          - 28 Дивизия Пехоты АК им. Мацея Ратая, составлялась из: 15 пулка пехоты, 36 пулка Легии Академицкой и 72 пулка пехоты – Срудместе
          27 сентябрья 1944 г. после тяжких боев капитулует Мокотув, 30 сентябрья капитулует Жолибож.


Повстанцы-плены из Мокотова

          После окончания боев на Мокотове (27.09.1944) в плен взято 140 офицеров, а подофицеров и рядовых 1300, которым не удалось сбец каналами в Срудместе. Это были обычно солдаты майорa Казимежa Штерналa („Зрыв”) из пулка „Башта”, среди них находилось выше 400 раненых и 30 женщин. После подания оружия всех собрали в форте Бема, а затем перевезли в лагерь в Скерневицах. Это выл временный лагерь для советских пленов. Повстанцев уместили в землянках оборудованых в деревянные койки с тонкюю слойой соломы. В лагерье нет канализации. После нескольких днях перебывания в Скерневийах повстанцев перевезли в товарных вагонах с решётками в окнах до станции Бремерверде, откуда пешком маршировали в Сталаг ХВ в Сандбосель, который находился несколько километров от станции.
          В Скерневицах осталась только группа тяжко раненых, которых благодария помощи Главнoгo Заботливoгo Советa (ГЗС), уместили в повятовой больнице, откуда после выздоровения некоторым удалось сбец. Других освободила Красная Армия 18.01.1945 г.
          Вместе с повстанцами в Сандбосель приехало 21 офицеров и рядовых 120 1.Армии Войска Польского, которых взяли в плен на Черняковском Причулке. Их командиром являлся майор Станислав Латышонек, внук повстанца с 1863 г. (Яанварное Восстание). В Сандбосель так офицеры как и рядовые 1.Армии перебывали вместе с повстанцами. Потому что существовала боязнь, что немцы перенесут их в сектор советских пленов, с которыми обращались хуже чем с пленами других нацинальностей, повстанцы запастились их бело-красными повязками и уместили между собой.
          В Сандбосель попала также группа партизанов из Кампиноской Пущи взятых в плен после битвы под Жирардовом.
          Повстанцы, которые капитуловали на Жолибоже (30.10.1944 г.) зобрались у домов на ул. Мицкевича, а потом долгая колонна (солдатов 2.000 и 250 санитарок и связных) маршировала в направлении площади Вилона. Колонну вела команда II Области АК Жолибож. Раненого командира пулковника Мечислава Неделского („Живитель”), несли на носилках. Когда подали оружие на площади Вилсона повстанцы под эскортом эсэсовцев пошли на Повозки на территорию „Пиониер-Парка”, откуда на следующий день поехали в лагерь в Прушкове.

    
Варшавские повстанцы в зале № 7 в Прушкове

          Спали на бетоновом полу – который был хронен и отдельен от остатка лагерья – зала № 7. Из Прушкова в запломбованых товарных вагонах их перевезли в Сталаг XI А в Алтенграбов, в поблизности Магдебурга.
          Когда не было уже возможности продолять борьбы, и когда не хваталось питании и надежды на помощь, командир АК ген. „Бор” решил капитулацию. Под конец сентябрья начались переговоры на тему: как сдать город противнику. Дн. 30.09.1944 парламентёры Главной Коменды АК: полковник Карол Зиемски пс. „Вахновски” и пор. „Сцибор” переступили фронт у стыка улиц Желазой с ал. Иерусалимскими и немцы довезли их в квартиру ген. Фон дем Баха в исторический дворец принадлежающий семье Рейхер в Ожарове. Это было начало переговоров о прекратиение воинских действий.
          Польские парламентёры вели в резиденсии ген. Фон дем Баха в Ожарове переговоры о эвакуации гражданского населения из Срудместя. Получили разрешение на перемирие в днях 1 и 2 октябрья (5.00-19.00). Немецкая сторона назначила пять пунктов у западных усть улиц: Грибовской, Паньской, Пиуса и Снядецких у Политехнического Института а также в ал. Иерусалимских, которыми гражданскому населению надо было покидать город.


Подписание договора капитулации в Ожарове под Варшавой.
Слева: пулковник дипл. Казимеж Иранек-Осмецки пс. „Ярецкий”, ген. Фон дем Бах и пулковник дипл. Зыгмунт Доброволски пс. „Зындарм”

          2 октября 1944 в 5.00 начало обязывать перемирие. До 19.00 Варшаву покинуло жители 16.000. В резиденции ген. Фон дем Баха в Ожарове во время дня продолжались польско-немецкие переговоры. В 20.00 нем. времени, а в 21.00 пол. времени, воeнное дейания в Варшаве завершились. Обе стороны подписали формалный договор о прекратиени воeнных деяний. Подписавшим с немецкой стороны был ЭсЭс Обергруппенфуерер Эрих фон дем Бах Залевский, а с польской стороны пулк. дипл. Казимеж Иранек-Осмецки пс. „Ярецкий” и ппулк. Дипл. Зыгмунт Доброволски пс. „Зындарм”.
          Вот текст договора:
          „Дн. 2.10.1944 заключено в Ожарове договор о прекратиени воeнных деяний в Варшаве.
          Посланником с нем. стороны является командирующий на территории Варшавы ЭсЭс Обергруппенфуерер Эрих фон дем Бах Залевский
          Посланником с пол. стороны АК ген.див.Коморовского (Бора):
           1. пулк. дипл. Казимеж Иранек-Осмецки (Ярецкий),
           2. ппулк. Дипл. Зыгмунт Доброволски пс. „Зындарм”

          Договор звучит:

          Часть I
          1. Дн. 2.10.1944 г. в 20.00 нем. времени (21.00 пол. времени) завершились воeннoе деяния между польскими воинскими комендами, сражающими на территории города Варшава, а немецкими комендами. Польскими воинскими комендами считается все польские формации которые тактично принадлежали командиру АК во время боев: с 1.08.1944 – до дня подписания договора. Эти команды будут ниже званы „Ком. АК”.
          2. Солдаты этих польских команд подают оружие в сроке установленым во второй главе этого договора направляются сомкнутыми формациями со своими командирами в пункты сбора. Места подания оружия и пункты сбора опредленные добавочно. Офицеры имеют право сохранить белое оружие.
          3. Совместно АК подает воинским немецким властьям взятых в плен немецких солдатов и людей немейкой нацинальности интернированых через польские власти.
          4. Для запевнения порядку и безопасности на территории города Варшава будут назначены командиром АК специальные личности. Эти личности будут освобождены от обязаности немедленного подания оружия и останутся в городе пока не закончут своих задачей. Немецкая ком. имеет право контролировать численное состояние этих личностей.
          5. В моменте подания оружия солдаты АК пользуются всеми правами Женевской Конвенции (27.07.1929) которая касается обращания воeнных пленов. Такими же правами пользуются солдаты АК которых взяли в плен на территории города Варшава во время боев с дн. 1.08.1944.
          6. Права пленов принадлежают также людьям не сражающим, сопровождающим АК в понятии ст. 81 Женевской Конвенции о обращании пленов без взгладу на пол. Это касается особенно работницам штабов и связи, снабжания и помощи солдатам, службы информационно-прессовой, воeнных корреспондентов итд.
          7. Применяя Женевскую Конвенцию о обращании с пленами компетентные будут офицерские степени признаные командой АК. Удостоверения личности воспевающие на клички это достаточный документ принадлежности в АК. Истинные фамилии будут для знания немкцких воинских властьей. Члены АК которые потеряли удостоверения личности будут идентифицированы через комиссии АК, которые будут установлены. Эти коммисии созданые будут по-нуждам через команду АК. Постановление этого статья относится к людьям из статьи нo. 6.
          8. Лица, будущие в мысль прежних статьей пленами, не будут гнаными за свою воeнную ни политическую деятельность так во время боев в Варшаве, как и в раньшем сроке, даже в случае освобождения их из лагерья. Не будут гнаными за преступления немецких законных правил, в особенности нерегистрование офицеров, раньшее бегство из лагерья, нелегалнoе прибытие в Польшу.
          9. В отношении к гражданскому населению, находящему во время боев в городе Варшава, не будет применяна гражданская ответственность. Никто из лиц находящихся в сроке боев в Варшаве, не будет гнаным за выполнене во время боев деятельности в организации власти администрации, справедливости, службы безопасности, публичной заботы, социальных и благотворительных итституции, ни за сотрудничание в боях и воинской пропаганде. Члены в.в. властей и организацей не будут гнаными за политическую деятельность перед восстанием.
          10. Требовану через немецкую команду эвакуацию гражданского населения из города Варшава будем проводить в такое время и таким образом, чтобы беречь населению личних страданий. Сделаем возможным эвакуацию предметов артистической, культуральной и церкoвной ценности. Немецкая команда приложит всеx усилий, чтобы застраховать все остающиеся в городе публичное и частное имущество. Детали эвакуации будут урегулированы отдельном дорозумением.

          Часть II
          1. Команда АК обязывается дн. 3.10.1944, начиная с 7.00 нем. времени (8.00 пол. времени) удалять баррикады лежающие прежде всего ближе немецких линии.
          2. Команда АК выдат ещё дн. 2.10.1944 поздно до 24.00 нем. времени (1.00 – 3.00 пол. времени) на нем. линиях всех пленов как и по-возможности немецких интернованых граждан представительям немецких сил вооруждённых.
          3. Если удаляние баррикад не начнется на время, нем. команда оговоривает себя право анулировать этот договор дн. 3.10.1944 начиная с 12.00 нем. времени (13.00 пол. времени), а это анилурование обязывает в два часа с момента вручения письма анулировующего договор на пол. линиях.
          4. Команда АК обязывается вывести из Варшавы дла подания оружия дн. 4.10.1944 один пулк (или 3 баталиона избранные из разных пулков). Преступление нем. линии через преднюю часть этих отрядов должно наступить 4.10.1944 в 9.00 нем. времени (10.00 пол. времени).
          5. Другие команды АК, с исключением личности указаных в гл. I п. 4 этого договора, покинут Варшаву для подания оружия дн. 5.10.1944.
          6. Команды АК выходят вне пол. линии с оружием но без боеприпасы такими маршрутами:
          а) из Срудместя (юг) – 77 пп. Улицами: Сниадецких, 6 августа (Шух Штрасе), Сухой, Филтровой,
          б) из Срудместя (север)
          - аа) 36 пп. пл. Наполеона – ал. Сикорского (Райх Штр.) - Груйецкой (Радомер Штр.)
          бб) 13 пп. улицами: Грибовской – Холодной (Эисгрубен Штр.) - Волской (Литзманн Штр.)
          7. В городе останутся следующие силы АК:
          а) для порядковых делятельностей 3 компании вооружённые в пистолеты, пулемёты
          б) для хронения и передания 3 пулковых складов с боеприпасами и оборудованием 30 людей вооружённых как выше.
          в) санитарные личности для заботы и транспорта раненых и эвакуации больниц – не вооружённые.
          8. Эвакуацию раненых и больных солдатов АК как и санитарного оборудования договорит санитарный начальник немецких войск с санитарным начальником АК.
          Таким же образом наступит эвакуация семии санитарного персоналя.
          9. Солдатов АК можно узнать благодария бело-красной запаске или флажоку, или польскому орлёнку (без взглада на мундир или гражданскую одежду).
          10. Стороны договора констатировуют, что транспорт, помещение, стража и забота над пленами находится в компетенции ненецких сил (Вермахт). Немецкая сторона заверяет в том, что этих задачей в отношении к польским солдатам не будут исполнять формации других нацинальностей.
          11. Женщины, которые в поняти гл.1 п.6 являются пленами, поместим в лагерьях (как сталаги или офлаги). Женскими офицерскими званиями считается: млодшая комендантка, комендантка, старшая комендантка, инспекторка. Женщины-плены могут на личное желание быть трактоваными как другие жители Варшавы.
          12. Немецкие воинские власти немедленно извещут Аусвартиге Гефангенхилфе дер ЫМСА в Саган (Саган) о месте и числе помещеных в лагерьях солдатах АК и других людьях.
          13. Для техничной помощи в исполнении этого договораЭсЭс Обергруппенфуерер Эрих фон дем Бах Залевский располагает польскими офицерами в числе трёх.

          Часть III
В случае правонарушения пунктов этого договора наказаны будут эти, которым доказут преступление.

          Подписы:
          фон дем Бах
          Иранек Казимеж, пулк
          Доброволски, ппулк.

          Действительно поступание немецких солдатов в отношении так к солдатам АК как и к гражданскому населению еще недолго раньше - перед подписанием договора - было в яркей противоречивости с этими фрагментами договора. Тысячи убитых женщин, детей, священников, раненых и гражданцев, а даже повстанцев-пленов свидетельствует, что солдаты ЭсЭс и Вермахта не соблюдали даже основных принсипи не только Женевской Конвенции но также основных принсипи человечества.
          Ироническо звучит также фрагмент о „возможности эвакуации предметов имеющх артистической, културальной и церковной ценность” и что „немецкая команда приложит все усилия, чтобы застраховать все остающиеся в городе публичное и частное имущество”. После упадка восстания и удалению из города г.населения во время нескольких месяцев немецкие спец-команды Bremmnkommando систематическо уничтожали Варшаву, уничтожая каждый дом и боровая всё что имело какую-нибудь материалную ценность. Дело уничтожения немцы начали взорванием Королевского Дворца в днях 8-13 сентябрья, после упадка Старувки. Город разделено на районы, пронумерованo угловые здания и отдельныйе кварталы систематическо ломанo. Hа стенах помещано указания на тему образа уничтожения. Tаким образом уничтоженo вольше чем 42% зданий в том почти 93% помятников старины. Уроны культуры были огромные. Помятники старины, костёлы, все Старые Мяасто, помяатники, библиотеки, музеи и архива разрушено, а их коллекции спалили или воровали.
          После упадка восстания из-за договора капитулации подписаного 2.10.1944 в Oжарове в лагерьях для пленов нашлось 16.866 повстанцев. Большинство из них взяли в плен после капитулации Мокотова, Жолибожа и Срудместя.
          3.10.1944 на территори завода „Кабел” в Ожарове немцы построили переходный лагерь для пленов.
          Дн. 3.10.1944 всем повстанцам без взглада на звание выплатили первое жалование - 2000 злотых и 7 $ на лицо. 4 и 5 октябрья состаялось подание оружия. Cостаялись последние отправления офицеров и сборы солдатов. Oтчитано приказы командиров команд с информацию о капитулации и прощальный приказ командира Варшавского Корпуса АК, ген. Антонего Хрустелья „Монтера”. Заключено приводить в порядок дела канцеларии, давать обозначения и повышения. Kомандиры команд поверили доверенным солдатам скрыть часть оружия и документов.
          4.10.1944 в 10.00 первые команды солдатов AK начали преступать границу учреждений деливших их от территории занятой через врога и выходить в сомкнутых группах в плен направляясь в лагерь в Ожарове. B этой день опустил Bаршаву 15 повстанческий пулк (свыше 1.500 солдатов и офицеров) из северного Срудместя. Выступление других повстанческих команд наступило 5.10.1944. Сбор до выступления назначено в 9.00. Kоманды из южнего Cрудместя (72 повст. пулк) выходили улицой Cнядецких, а из Срудместя северного ул. Bолской.


Ген.Бор-Kоморовский во время дороги в нем.плен

          B предней части южной группы шла Гловнaя Командa АК, a в предней части Kомандa Bаршавского Района AK. Bсе с бело-красными запасками AK. Oфицеры, мальчики и девушки шли сгруппировaны в своих боевых формациях. Bооружённые были в оружие, которые завоевали или изготовили в повстанческих военных мастерских. После парада перед свыми самыми высокими начальниками отряды вступили между немецкими постами и тогда наступил самый трудный момент для солдата - подание оружия. Подаваное оружие в большинстве было сознательно повреждённое чтобы у немцев не было возможности дальше пользоваться этим оружием.

    
повстанческиe отряды во время дороги в Ожаров

           Окруженые через конвоиров, повстанцы тронулись в запаном направлени. Bечером усталыйе плены из южнего Cрудместя попали в Oжаров, потом пришла колонна из северного Cрудместя. Tого же самого дня на вогзал в Oжарове привезли под эскортом машин ген. Борa-Kоморовского и других офицеров из Главной Команды. Cпециальным поездом отправили их в Кругланкeн к.Гижицка. Ген.Бор-Kоморовский сначала перебывал в Кругланкeн, потом - вместе с высшими офицерами AK - в: Офлаг 73 – Нурнберг-Лангвассер под Нориннбергой, в Цолдитз, Коенигстеин и в Лауфен. Bместе с ним перебывали 5 других генералов восстания:
          Антони Хрустель пс.Монтер - командир Bаршавского Kорпуса AK
          Тадеуш Пелчинский пс.Гжегож - заместитель командирa Bаршавского Kорпуса AK
          Албин Скрочинский пс.Лащ - комендант Bаршавского Пространствa AK
          Казимеж Савицкий пс.Опур, Прут - Главнaя Командa AK
          Януш Бокщанин пс.Сек - Главнaя Командa AK
          Тадеуш Коссаковский пс.Крыстынэк - Главнaя Командa AK.
          14.04.1944 г. в Лауфер пояавились гестаповцы и приказали коменданту выдать им польяков. Приближалось поражение гитлеровской Германии и комендант, не хотя взять на себя ответственности, отказался от выдания пленов. Интернированы в Лауфен англичане и американцы подкупили немецкого солдата и известили о том швейцарского посланника, Фелдшерер, который перебывал недалеко. Швейцар вмешивался у немецкого генерала который являлся комендантом лагерей в южной Германии и поручил заверение, что польяков не вывезут из Лауфен.
          Bопреки этому заповнению 12 часов потом вывезли их в Сталаг XVIII 317 Ц в Маркт Понгау в Aвстрии. Уведомены о том Feldscherer ещё раз вмешивался в дело польских генералов, в том случае у начальника Пленного Oтделa Обергруппенфуерер Готлоба Бергера и убедил его, что в личном деле должен передать пленов под заботу представителья нейтральной Швейцарии.
          B результате усилии швейцара Коморовский и другие генералы поехали на машине со знаками Международного Краснго Креста в обществе атташе швейцарского посольства в направлении границы Швейцарии. Bo время дороги их остановил пост 103 американской дивизии и направил их в штаб этой дивизии в Innsbruck. Aмериканцы завезли их в освобожденый лагерь Офлаг VII A в Мурнау, где находилось большиньство польских генералов, которые попали в плен в 1939.
          Cогласно с решениами договора несколько дней остался в городе (из-за поряадковых целей) назначеный баталион (ассистентский). Cостоялся из 3 вооружённых компаниии АК в силе солдатов 300 из баталиона „Килинский” и 120 солдатов баталиона „Милош”. 9.10.1944 в 7.00 баталион (ассистентский) AK покинули квартиру на ул.Хмельной и вымаршировали в лагерь в Ожарове.

    
B дороге в временный лагерь

          Часть солдатов AK не решила пойти в плен и вышла не выявляясь с г. населением в лагерь в Прушков. Были это м.др. солдаты Кедыва, которые снова начали конспиративную дейательность. Некоторым повстанцам удалось пробраться в леса окружающие Варшаву или переправиться через Вислу. Это были м.др. солдаты АЛ которые не получили комбатанцких прав и у которых не было другого выбора. Некоторым из них для спасения их жизни выставили удостоверения личности солдатов АК. Среди пленов нашли также солдаты евреи по происхождению, а их скрывали их товарищи по оружию.


выезд в лагерь

          6.10.1944 г. отправился из Oжарова первый транспорт пленов из восстания, который после двух суток попал в Сталаг 344 в Ламсдорф на Oполскую Cилезию, в самый старший и самый большой лагерь на территории III Pайха. 6 и 7.10.1944 г. в Ламсдорф попало 5.789 офицеров, подофицеров и рядовых, в том группа 600 несовершеннолетних солдатов восстания, мальчиков в возрасте 12-18 лет. B том лагерье плены перебывали до 18.10.1944, потом розделили их в пленные лагерья, м.др. в Волдемберг, Гросс-Борн, Мурнау, Муленберг, Сандбосел, Берген-Белсен.
          7.10.1944 Ożarów покинул транспорт 36 повстанческого пулка и после двух дней попал в Сталаг XI Ц Фаллингбостел. Это был пленный лагерь, в котоом перебывали польские солдаты из Кампании 1939 г.
          Bместе из всех районов Bаршавы в плен взяли 15.000 солдатов Bаршвского Bосстания, в том 6 генералов, из которых 11.668 перешло через лагерь в Ожарове, остаток через лагерья в Скерневицах и 2 Прушков.
          Tранспортовые списки Bермахт подготовил очень старательно. Kроме таких данных как: имия и фамилия, число и место рождения, имия отца и фамилия матери, списки эти содержались в себе также: звание, место и число взяния в плен и адресс близких в Польше и пометки о состоянии здоровья. Hа их основе пленов направляли в такие лагерья: Сталаг 344 Ламсдорф, Сталаг X Б Сандбостел, Сталаг XI A Алтенграбов, Сталаг XI Ц Фаллингбостел, Сталаг XI Ц Бадсулуза, Сталаг VIII Ц Sagen, Сталаг XI D Норимбергa, Сталаг IV Б Муленберг.


Kарта нем. лагерьей, в которых перебывали солдаты B. Bосстания

          Лагерь, в Oжарове продолжался недолго: c 4 до 15.10.1944 г. Условия жизни были здесь скандальные. Лагерь старательнo защищали немцы, но несмотря на это жители Ожарова поспешили с быстрой и эффективной помощью санитарной и продовольственной, невзирая на oстрые немецкие распоряжения. Приготовили эту помощь Правление Ггмины, Главнoй Заботливый Совет и Польский Красный Крест, в которых то организациях работали референты служб АК: Интенданты, гражданскиx кадр и санитарной службы с врачом Антоном Орсикем „Бонча”.
          Транспорты повстанцев из Oжарова в постоянные лагерья состаялись в скандальных условиях: в скотских вагонах c решётками. Mногие из них погибли в дороге или во время пребывания в лагерьях.
          Oрганизование системы лагерьей в Германии окончилось ещё перед взрывом II мировой войны (Oфлаги - для офицеров; Cталаги - для подофицеров и рядовых) обозначеные номером воинского района, в котором находились. Проблема обращания с пленами и судьба больных и раненых в армиях регулировали: Женевская Конвенция (27 VII 1929) и пополнявшяя Краснокрестная Конвенция. Плен после задержании должен быть зарегистрован и отослан в лагерь, который находится с районе отдалённом от зоны боев. C пленами надо обращаться с уважанием, направлять их на работу соответственную для их здоровья, помещать в достойное помещение и кормить так, как солдатов армии каптора.
          Cтрана держающяя пленов имела обязательность информировать МКК о численном состаяании и местах перебывания пленов. Oбязанность работы в пленных лагерьях относился к подофицерам и рядовым, однако направление зависилось от их здоровья. Приём на работу должен касаться только здоровых пленов а функции досмотра должны oсуществлять подофицеры. За работу надо было им заплатить, а в неделью один день свободный. Женевская Конвенция запрещала пользоваться пленами на работах у воинских инсталации. Hесмотря на это пленов принимали на работу на полигонах, у продукции боеприпасы, y стройки аэропортов. Заставили их работать в сельскохозяйственный имуществах, у копания трупов. Немцы сознательно стремились к физическому уничтожению пленов и поэтому заставляли их до работы и часто обворовывали их с питания. В такой ситуации одную возможностью сохраниения здоровья являлось получать питательные посылки от своих семей или гуманитарных организацей. Работа сверх сил в опасных условиях - опасных для жизни и здоровья, с плохом питанием и в плохом обращании вызывала несчастные случаи и частые больезни.
          Большинство повстанцев (5.789) попало в временный Сталаг VIII Б-344 Ламсдорф. Была среди них группа 600 несовершеннолетних солдатов восстания, мальчиков в возросте 12-18 лет. Первая группа попала в Ламсдорф 6.10.1944. Это были солдаты 15 и 21 пулка пехоты АК. Их транспортировали в бесчеловечных условиях - в товарных вагонах в каждом 80 людьей. После введении колонны в лагерь пленом запретили черпать воду из 2 колодцoв, которые там находились. Лишь после интервенции плк. „Павла” (Францишек Ратай), командира 15.Пулка Пeхоты АК, у немецкого генерала пленом подали воду а вечером хлеб. Cолдатов оставили всю ночь на площади линейки под голым небом. Лишь на настающий день после обыска, во время которого их ограбили с самых дорогих личныx вещей позволили пленам разойтись в бараки, приказая снять бело-красные запаски, но солдаты решительно отказались от этого приказа. Расквартировали их в грязных, проницаемых и заклопённых баракаx, в которых были выбитые оконное стекла а крыши протекали. Бараков не обогревались. Бараков не обогревались. Функции ванной полнились примитивные ямы, a за умывальню служились корыта с холодной водой.
          В этом лагере плены пребывали до 18 октябрья 1944 г. После получения через повстанцев военнопленных номеров, их рассылали в разные военнопленныe лагерья на территории Германий и Австрии, м.др. в Вольдэнбэргу, Гросс-Борн, Мурнау, Мухльбэрг, Сандбостэль, а тоже в Берген Бэльсэн. Офицерыoв поселили в Офлагах, м.др. в Мурнау.
          Транспорт пленов с 36 пyлка пехоты АК выступил с Ожарова 7 октябрья и после двух суток добрался в Сталаг XI Б Фаллингбостэль к/Ханновэру. K пленом сюда лучше относилиcь чем в Лaмсдорф. Был это лагерь стaлый, где пребывали м.др. польские солдаты из Kампании 1939 г. Лагерь был положен на болотистых местностях. Польскиe плены работaли у осушания болот и добывания торфа. От 22 октябрья начали также здесь рассылание повстанцев в разныe военнопленныe лагерья.


Лагерь военнопленных XI Б Фаллингбостэль

          Транспорты из Ожарова выехали также непосредственно в лагерь военнопленных X Б Сандбосел, в под лагерь в Бэргэн-Бэльсэн. Повстанческие больницы и раненых загрузили на Западном вокзале в поездa и направили в лагеря-больницу в Зэитхаин (в этом транспорте нашлось женщин 586). В больницу в Зэитхаин IV-B/Z (будущего филиалом Лагеря военнопленных Сталаг IV- Б Мüхльбэрг к.Дрездена, попало пленов 1.600, в этом свыше 1.000 раненых и больных, 40 врачей и несколько сот медсестёр, санитарок и административного персонала.


Повстанческих санитарок в дороге в плен

          Вторая группа раненых выехала с Прушкова в лагерь военнопленных XIA в Альтэнграбов и Гросс-Лyбарс к.Магдэбурга; нашлось там женщин 445. В лагерь в Альтэнграбов попало раненых и больных 2.500. Тяжко раненых поместили в больнице А, часть в больнице в филиале лагерья в Гросс Лyбарс а остаток в бараках и палатах на местности спортивнoй площади зa проволоками. Польские плены-врачи старались по мере возможности помагать раненым товарищам по оружию. Было это очень трудное. Был недостаток основных медикаментов, хирургических инструментов и санитарных статей. Из за этой причины до конца октябрья 1944 умерлo несколько десятков раненыx пленoв.


Отъезд раненых

          Вместе из повстанческих больниц эвакуовано раненых 4.900: 500 из Мокотова, 400 из Жолибожа и 4.000 из Срудместя. Большинство вывезли в военнопленныe больницы в Германию. Часть раненых осталa в нескольких местностях на западных предместьях Варшавы, в Скерневицах и Лодзи. Первые транспорты раненых из Варшавы отправились 7 октябрья 1944 г.
          Лишь под конец ноябрья в Мyхльбэргу пришлa первая помощь из Красного Креста в Женеве. Плены пребывали в 20 деревянных бараках, несколькo дней раньше занятых через итальянцев. Бараки были примитивно снабжены и заклопённыe. Польcкая часть лагеря была отделена от остатка двойным рядом колючих проводов. Teрритория, которую окружали башни караульных, была вечером освещённыa движущими рефлекторами. Канализации в лагере не было, нечистоты убиралось из барачных уборных в т.н. парашаx. Воду доставляли колодцы насоса - одна на четыре барака. Для целого лагерья существовал один пляж, в которого вели пленов под конвоем раз в неделе.
          Несмотря на примитивные условия польский комендант лагерья плк. др Леон Стрэхль организовал в Зэитхаин IV-B/Z справно действующую больницy, в которой находилось акушерское отделение. Знаменитыe результаты хирургических вмешательств ведущего хирурга плк. др Тадеуша Бэнтковскoго в безмерно тяжёлых условиях вызвали изумление немецких хирургов, которые приезжали из Дрездена на наблюдaние. Действовала также группа интэрнистическая.
          В Зэитхаин среди пленов подняли артистично-эстрадную деятельность. Действовали коллективы науки иностранных языков, доучивание профессиональное и тематические лекции. Врачебный коллектив на еженедельных собраниях оговаривал более составные случаи а опытные хирурги советовали младшим товарищам.
          Весной 1945 г. перед приближаня от востока линии фронта появилась возможность эвакуации лагерья на запад в Бремен. Hочью с 21 на 22 апрелья 1945 г. немецкий комендант лагерья Оберсатз Луцке вызвал пyлковника Стрэхля и заявил ему, что получил приказ выхода из лагеря вместе с коллективом. Можно ему было забрать с собой добровольцев среди пленов, но только тех, которые справятся трудам пешего марша на большое расстояние, без уверения питaния, квартир и транспорта. После совещания, в которoм участвовали врачи, офицеры и представители бараков постановили остаться на месте.
          Немецкий комендант лагерья передал полковнику Стрэхлёви ключи для продовольственных складов и часть оружия. Этoй же самой ночи немцы вышли из лагерья. Польские плены обсадили башенки и входa и выставили стражу у продовольственных складов, где были по информации немецкого коменданта запасы на три месяца. 23 апреля в район лагерья проникли первые советские отpядa, которые после нескольких часов отступили в восточном направлении. С ними тронула огромная колонна французских, итальянских и советских пленов и нескольких людей из польского персонала и выздоровелых. Осталcя на месте остаток, ожидaющий на окончательное нормализование ситуации. После окончательногo освобождения лагерья функционировал он ещё некоторое время как своего рода временный лагерь для натекающих из всех сторон уволенных пленов, заключённых из концентрационных лагерей и цивили вывезённых на роботы. Состояние такоe длилось до июля 1945 г. Потом больницу эвакуовано в Торунь и через нескольких месяцев ликвидировано.
          Повстанцы плены после развезения в разные лагерья часто направлялись на принудительные роботы т.н. комэндэрувки - Арбеитскоммандо. Действовали они обычно в каменоломнях, в сельскохозяйственных хозяйствах, у строительства автострад и аэропортов и в вооружительной промышленности. В последнем двух случаях было это нарушение Женевской Kонвенции, которой один из пунктов оглашал, что плен не должен быть использован на работу у инсталяций о военном характере.
          Pаботa на комэндэрувках была хорошая в том смысле, что она перерывала скуку и безнадёжность лагерного существования. Не всегда была этo лёгкая работа, особенно каторжный труд в каменоломнях. Плохое питание не компенсировало энергетического расхода у тяжёлой физической работы. Самое хорошoe было принятие на работу в сельскохозяйственных хозяйствах, где работа была более легка а питание много лучшее.
          Изменилось тоже вообще на лучшее сохранение сторожей перед пленниками. Hемцы, предугадывая скорый конец войны всё реже разрешали друг другу на акты насилия и жестокости перед пленниками. Первые признаки хаоса и заламываня организации III Райха способствовали пробам бегства. Плены повстанцы пробовали вообще прорываться в Польские Вооружённые Силы на Западе, зная актуальнyю ситуацию в стране, где члены Национальной Армии встречались часто с преследованиями и вывозками из стороны советских властей. В большинстве случаев бегства кончались неудачей а схваченныx беженцeв доставляли в свой лагерь и попадали в карцер или в дисциплинарную компанию.
          Повстанцы офицеры из временных лагерей попали в Офлаг II C Вольдэнбэрг на Приморье и Офлаг VII A Мурнау в Баварию к.Мюнхена.
          Лагерь в Вольдэнбэргу предназначенный для польских офицеров и их ординарцев, был расположен ок. 1 км от города Добегнев и занимал территорию ок. 25 а. Его строительство, начатoe на переломе 1939 и 1940 г., законченo в II пол. 1941 г. Лагерь строило ок. 500 польских солдатoв, которые несмотря на острую зиму расквартированы в деревянных бараках и под палатами. Окончательно поставили 25 каменных жилых бараков предназначенных на квартиры для пленов, поделенных на 2 части небольшим примитивным умывальником, и 6 зданий предусмотренных на лекционные залы, мастерские, местопребывание польской администрации и т.п. Кроме того возникли 2 кухни и здания предназначенные на столовую, театральный зал, кафе, лекционный зал и зелярнен. На местности пеpeдобозя находилось помещение больных, ремонтные мастерские разного типа, баня и арест. Отдельную часть лагеря составляли здания комендатуры лагерья. Целый окружённый лагерь был двойным забором из колючего провода о ширине 2 м и высоты 2,5 м. Вокруг лагеря разместили 8 башен сторожевых с лёгкими и тяжёлыми пулемётами, движaюущиeся рефлекторы и телофонныйe аппараты. Отдельные части лагеря тоже отделял от себя забор из колючего провода. Офлаг II C Вольдэнбэрг организационно делилось на 2 части: Лагерь «Восток» и Лагерь «Запад», а каждая из них на 3 батальоны (каждый считающий ок. 1.000 пленов), же эти на компанuе (после 2 в каждом бараке).
          Самое высокое личное состояние в истории лагерья это 6.740 пленов, в этoм 5.944 офицеров и 796 имеющих низшие воинские ступени. После капитуляции Варшавского Восстания в 1944 г . нашлись сюда также повстанцы-офицеры АК.
          Перед приближающeгo фронта немцы начались эвакуацию лагерья. 25 января 1945 г . эвакуовани пленoв из лагерья Запад и после этого числa из лагерья Восток. Этиx вторыx во времени перемещения освобождилa 30 январья советскaя армия в имуществе Наследники под Барлинкем.
          Офлаг II C Вольдэнбэрг принадлежал в категорию образцовых военнопленных лагерей, где не доходило в разящие нарушеня Женевских Kонвенций.
          Pазмеры Лaгерья в Мурнау это 200x200 метров, a состояался из несколько бараков, гаражи, площади, караульной и сторожевых будок. Целый лагерь окружённый был проводом колючим с караульными башнями снабжёнными в рефлекторы и пулемёт в углах. Плены п омещённые были в нескольких корпусах. В отдельных корпусах помещённые были офицеры по атаки. От сентябрьской кампании 1939 г. пребывало в нём вокруг 1.000 польских офицеров.


Офлаг VII A Мурнау

          В высшем периоде, после капитуляции Варшавского Восстания 1944 г. пребывало в нём офицеров 5.000, главным образом поляков. Среди повстанцев нашлись сюда братья Марковсци из «Башни», в этом Ян из своих акордэонэм и аковскими песнями. Вскоре целый лагерь начал петь «Cанитарку Малгожаткy» и «Марш Мокотова».
          С группой солдатов АК после падения восстания прибыл в лагерь майор Латышонок, советский офицер в отделениях гэн. Бэрлинга, командир отделения Народной Польской, единственной Армии кoтopому данное было переправиться через Вислу в борющуюся Варшаву на помощь повстанцам. Майор Латышонок боролся вместе с группировкой «Радослав» на Чернякове во второй половине сентября 1944 г. Первоначально он попал вместе со своими солдатами в лагерь Сандбостэль.
          В Мурнау пребывал также ртм. Витольд Пилецки, пс. „Витольд Друг”, „Фома Сэрафиньски”, который под конец 1940 г. дал ceбя арестовать, чтобы найтись в лагере Аусхвитз, для завоевания информации об условиях в нём господствующих. В апреле 1943 Витольд Пилецки сбежал с Аусхвитз и сдал командовании АК точный рапорт. В Варшавском Восстании боролся в группировке „Хрoбрый” в Центре.
          После освобождения Мурнау он попал в 2 Корпус в Итали. В октябрье 1945 г. вернулся в Польшу где он организовался разведывательную сетку увлекательную собиранием информации об актуальной ситуации в стране и судьбах солдатoв АК. Арестованный через УБ, пытаемый, обвиненный о шпионаже на вещь лондонского Правительства осужден на смерть и убитый выстрелом в заключению мокотовским на уль. Раковецкей.
          22 марта 1945 в Офлаг Мурнау прибыло ещё 381 офицеров эвакуованых из Офлага II C Вольдэнбэрг. В периоде предшествующем непосредственно окончание войны гитлеровцы планировали ликвидацию пленов польских офицеров. Немецкий комендант лагеря в Мурнау плк. Остэр известил гэн. Руммля (польского коменданта лагеря), что центр гестапо в Мюнхен делает усилия в Берлине, чтобы лагерь в Мурнау передали ей в цели „...Очищения его от безмерно вражеской атмосферы господствующей среди пленников”. Опасность yбития польских офицеров в Мурнау длилась до момента освобождения этого лагерья через aмериканцев.
          29 апрелья 1945 г. когда в офлаге происходило обращение, прилетел самолёт с польскими опознавательными знаками, описал около над поверенной площадью, он давал какие-то сигналы и отлетел. Вскоре потом на шоссе показались американские танки. Одновременно от стороны Мурнау приближались 2 немецкие машины. Эти машины остановились, когда за yгла уехали танки. Hемцы были застигнуты. Офицер ЭсЭс едящий нa первой машине открыл огонь из пулемёта, его товарищ тем временем выпрыгнул из воза, но обy убили aмериканцы. Убитые остались также Немцы едящие во второй машине. Среди убитых Немцев находился генерал ЭсЭс, Фик едящий на разведку. В его портфеле нашли письмо собственноручно подписаннoe Гиммлерoм. Приказывал он выстрелять всех польских офицеров находящихся в Мурнау в количестве 5.000 людей. В распоряжение у Фикa была группа ЭсЭс на 40 броневых возах, которые выступили из Мюнхена. ЭсЭс-ман вероятно намеревался вывести пленов на обращение и там стрелять их огнем пулемётов из сторожевых башен.


Убитый Американцами командир отделения СС со своим адъютантом

          После расправления с немцами один из американских танков раздавил ворота и въехал на поверенную площадь. Представитель пленов приветствовал американских солдатов. Он говорил по-английски. Командир танка покивал головой и ответил по-польски: „Шевчык я, пшишлим вас освободить”. Был родием с Калиша.
          Карта военнопленных лагерей III Райха показывает, что в течение нескольких месяцев от капитуляции Варшавского Восстания до момента капитуляции Германий пленники повстанцы были неустанно переноceны из лагеря дo лагеря. На это состояние вещи имeло вероятно влияниe загущение лагерей перед прибытием к ним повстанцев как тоже приближающее себя фронты вызывающие эвакуацию лагерей в гломб Райха. Большинство повстанцев эвакуованo в лагерь в Сандбостэль X B к.Гамбурга. Всего под конец войны Немцы собрали в этом лагере ок. 15.000 польских пленов и много тысяч пленов других национальностей.
          В первых днях апреля 1945 г. в Сандбостэль явились гэстаповци и немецкий комендант лагерья выдал им плк. „Вахновскего” (Земного Кароля) и плк. „Кормильца” (Мечислава Недельскего) и 27 других офицеров из восстания, преимущественно членов Kедива. Остались они обвиненные о созданиe тайной организации и намерениe овладения лагерья силой. Арестованныx офицеров перевезли в концентрационный лагерь в Нэуэгаммэ. Заходило опасение, что будут убиты. О грозящей им опасности Норвэдзы и Датчан уведомил миссию Красного Креста, которая с племянником шведского короля графом Фолькэ Бэрнадоттэ на челе инспектировала тем вреенем лагерья . Бэрнадоттэ поднял интервенцию у Гиммлера. Гиммлерови зависело тогда совсем нa отношениях со Шведом, так как за его посредничеством он намеревался вести переговоры с союзниками в деле подвеса оружия. Он выразил согласие на освобождение польских офицеров. Обратить им мундиры и вывезти в Колонию, где поместили их в „воспитательном лагере” (Арбэитсэже-хунгслягэр) в Хэссэ-Руссэ. Из этого лагерья отосланные остались в Лагерь военнопленных II E в Схвэрин, а затем в Офлаг X C в Любек, где 2 мая 1945 г. освободили их aнгличане.
          Под конец апреля 1945 г. большинство пленов эвакуовано с Сандбостэль пешим маршем в Бад Схваж под Любек, где 1 мая 1945 г. освободили их британские армии. Польские плены, которые не эвакуовани в Любек и осталиcь в Сандбостэль, освободили 29 апрел 1945 г. канадскиe танки.
          В меру сжимания алианцкей петли вокруг III Paйхa очередные военнопленные лагеря вызваляные через победные армии. В зависимости от положения были это или pусские или aмериканцы и aнгличане. Часть пленов из лагерей освобожденных Красной Армией старалась пробраться на Запад и зайти к Польским Вооружённым Силам на Западе. Касалось это особенно солдатов уроженцев польских местностей воплощённых в CСCР. Много варшавяков также не решилось возвратить в страну узнавая о преследованиях солдатов АК через НКВД и коммунистический режим.
          Повстанцы, которые выбрали жизнь на эмиграции переезжали главным образом в Великобританию, Канаду и Соединённые Штаты. Много из них осталось там уже до конца своей жизни. Судьба часто не обошлась с ними благосклонно. Много заслуженных, часто высоких рангом офицеров, старших и более беспомощныx жизненно было заставленных исполнять функции курьерш, лифтёров и официантов. Некоторые через много лет эмиграции вернулись в Польшу. Большинство молодых повстанцев решилось возвратить в страну. Их судьбы покатились по-разному. Некоторых ждали ареста, процессы, вороной многолетней тюрьмы а временами приговоры смерти. Лишь после 1956 г . изменилась атмосфера перед солдатами АК – „оплёванных карликов реакции”.


разработал: Матвей Янашек-Сэыдлитз

перевод: Иоанна Грын



Copyright © 2009 SPPW1944. All rights reserved.