Санитарная Служба в Варшавском Восстании

Охота

          Округ IV Охота защищал город с юго-западной стороны и граничил с районами Мокотув, Средместье и Воля. Освобождение повстанцами Охоты для немцев было очень невыгодно, поскольку перекрывало пути сообщения с юго-запада и юга к центру города и мостам через Вислу. Это значительно усложнило бы сообщение с фронтовыми отрядами, находящимися на правом берегу Вислы.
          В границах Охоты располагалось несколько сильно укрепленных немецких объектов, таких как казармы немецкой полиции в студенческом общежитии на площади Нарутовича, казармы СС в здании Дирекции Государственных Лесов на улице Вавельской 56, казармы СС на улице Тарчиньской 8 и прочие.
          Повстанческие отряды полковника "Гжималы" были слабо вооружены. К моменту концентрации из личного состава более 1.800 солдат и офицеров на назначенные сборные пункты прибыло едва 50-60% состава. Начатое 1 августа в 17 часов наступление на предназначенные цели сорвалось после того, как атакующие отряды понесли тяжелые потери. Несмотря на отвагу и мужество, повстанцам не удалось захватить ни одного из ключевых объектов. В этой ситуации командир собрал рассеянные отряды в квадрате улиц Асныка, Немцевича, Груецкой и Фильтровой и организовал оборону. После проведения совещания было решено вывести уцелевших людей в Хойновские и Сенкотиньские леса, чтобы после получения вооружения начать боевые действия извне.
          Ночью с 1 на 2 августа от домов на улице Немцевича 7/9 под охраной патрулей выдвинулась колонна более 500 человек. Впереди шла хорошо вооруженная группа из 50 солдат, остальные были полностью безоружны. На Охоте осталось три отряда, которые не получили сообщения о концентрации и выступлении.
          Колонна дошла до района Регул, где местные жители, раненые и часть женщин получили приказ рассредоточиться. Остальные двинулись в направлении усадьбы Пентице. Тут, в результате неравного боя, отряд потерял 91 человека, в том числе 60 расстреляных или убитых. Уцелевшая от разгрома группа из 300 человек достигла хойновских лесов, откуда после довооружения ночью с 18 на 19 августа двинулась к Варшаве через Виланув.
          Оставшиеся на Охоте повстанцы создали 2 пункта сопротивления: Калиский Редут – в квартале улиц Калиской, Йотейки, Бялобжеской и Копиньской, а также Вавельский Редут – комплекс домов между улицами Вавельской, Плуга, Мяновского и Университетской.
          Калиский Редут защищался до 9 августа, отражая атаки превосходящих сил противника, в том числе отрядов РОНА - Русская Освободительная Народная Армия (российских ренегатов под командованием бригаденфюрера СС Бронислава Каминского), которые прославились исключительной жестокостью. Во время боев повстанцы уничтожили немецкий танк. После того, как были исчерпаны все возможности обороны, ночью 9 сентября повстанцы, используя бреши между отрядами РОНА, вышли из района Охоты, направляясь в Сенкотиньские и Хойновские леса.
          Также успешно защищался Вавельский Редут. Здесь повстанцам тоже удалось уничтожить немецкий танк. После падения Калиского Редута немцы бросили все силы на последний пункт сопротивления на Охоте. 11 августа был предпринят последний штурм. В это время повстанцам удалось разведать путь отступления каналами в направлении Средместья до Колонии Сташица. Во второй половине дня, 11 августа, началась эвакуация защитников редута. Каналами прошло более 80 солдат, большинство достигло Средместья в районе боевых действий батальона "Гольски".
          В районе Калиского Редута действовал крупный санитаный пункт на территории Фармацевтической фабрики Хацеровского, на улице Калиской 9; места для раненых были также в зданиях на улицах Барской 5, Груецкой 45 и Спиской. В каждом филиале было несколько кроватей и постоянный медперсонал. 2 августа, после занятия Табачной Монополии, на Калиской 1 был открыт полевой госпиталь. Госпиталь w Монополии оказался в центре боев и подвергался частым бомбежкам. Ночью с 7 на 8 августа он был перенесен в помещения в домах на улице Йотейки 6 и 8. Там разместили около 50 раненых. 8 августа во время обстрела позиций повстанцев один из снарядов разорвался возле здания на улице Калиской 9. Ущерб был так велик, что вечером пришлось перенести раненых из фабрики Хацеровского в двухэтажную виллу братьев Соколовских на улице Йотейки 5 и в дома под номерами: 2, 4, 6, 7.
          После падения Калиского Редута было подожжено здание на Йотейки 5, где находились тяжелораненые. В огне погибло несколько десятков человек. Легкораненые и санитарки вместе с гражданским населением были вывезены в Прушкув.
          Санитарный пункт Вавельского Редута располагался в подвалах дома на улице Вавельской 60 с входом с улицы Плуга. В пункте была открыта амбулатория, а также операционная, в коридорах расставлено 30 кроватей; таким образом, пункт был превращен в госпиталь. Перевязочные материалы и лекарства были получены из аптеки Мартинковского на улице Университетской, а также Социальной Страховой кассы на улице Вавельской. Госпиталь работал до 11 августа. Часть легкораненых удалось эвакуировать каналами. В госпитале остались 14 санитарок и 3 женщины-врача, опекавшие 20 тяжелораненых. Несмотря на вывешенный белый флаг, здание по-прежнему подвергалось обстрелу. В сумерках соладты РОНА ворвались на Вавельскую, убивая больных и тяжелораненых, погибло 80 человек.
          Первым был расстрелян ксендз доктор Ян Саламуха, капеллан Округа Охота, который в духовном облачении вышел навстречу солдатне из РОНА. Оставшихся в живых погнали во временный лагерь на Зеленяк. Группа из 8 раненых и ухаживавшая за ними санитарка, 15-летняя харцерка Тереса Кодельска, скрывалась на улице Вавельской 16 до капитуляции Восстания.
          На Охоте был еще один санитарный пункт. Он размещался в частном доме на улице Лангевича 1 в Поселке Сташица. Дополнительные пункты также были открыты в доме №13 на этой же улице и на улице Есёновой. Организационно территория входила в Округ I Средместье и была районом боевых действий батальона "Гольски" и батальона "Возмездие II". Вечером 1 августа пункт был заполнен ранеными. Пункт на Лангевича 5 был переоборудован в госпиталь, раненые лежали на первом и на втором этаже виллы, на носилках и на полу. Не хватало физиологических растворов, их производили, растворяя 4,5 грамм соли в 500 граммах воды, и после кипячения вводили раненым внутривенно шприцами. Пункт на улице Лангевича 5 действовал до 4 августа, затем больных перенесли в дома № 4, 11, а также на улицу Есёнова 13. 11 августа, накануне обещанного выселения, две санитарки в белых халатах, с повязками Красного Креста пришли к командиру немецкого отряда, заявляя, что под их опекой находятся раненые из числа гражданского населения и требуя защиты от жестокого отношения солдатни из РОНА и помощи в транспортировке раненых в госпиталь. Благодаря их отваге немецкие солдаты помогли перенести тяжелораненых на носилках в больницу Младенца Иисуса и больницу в Варшавской Школе Медсестер. Легкораненых медсестры вывели вместе с эвакуированными из колонии жителями. Медсестра Ванда Квятковска псевдоним "Орловска" вышла с последней группой жителей 23 августа, забирая с собой раненого в ногу солдата "Возмездия". Таким образом удалось спасти ему жизнь.
          На территории Охоты находилось единственное стационарное лечебное заведение – Институт Радиотерапии имени Марии Склодовской-Кюри на улице Вавельской. В первые часы Восстания он начал оказывать помощь раненым. Вечером 1 августа на территорию Института ворвались немцы, выгоняя часть персонала. Некоторые врачи и медсестры остались с больными и ранеными. На территории больницы находились также гражданские лица и беженцы. До 5 августа здесь было относительно спокойно.
          Утром 5 августа територию больницы заняла большая группа солдат РОНА. Начался грабеж, было убито несколько человек. Всех встреченных выгоняли на Зеленяк. Роновцы выпили весь запас больничного спирта, после чего изнасиловали многих женщин, не щадя даже тяжелораненых. Во второй половине дня из Института выгнали всех врачей и часть медсестер. В больнице осталось около 90 больных и 8 медсестер, которым удалось спрятаться в котельной. Затем здание было подожжено. Роновцы застрелили около 30 человек, пытавшихся спастись бегством.
          Оставшиеся в живых скрывались до 19 августа, когда были обнаружены роновцами. Всех больных выгнали во двор, где растреляли трех тяжелобольных женщин. Прочих больных и персонал отправили на Зеленяк. Там отделили 3 медсестер, а больных расстреляли и сожгли их тела.
          Через Зеленяк по дороге в Прушкув прошло 60.000 человек. Находившиеся среди них медсестры и врачи старались помочь толпам выселенных из домов жителей. В маленьком грязном сарае был организован пункт ПКК. Из собранных досок и соломы были устроены примитивные нары и открыта больничная палата. Несмотря на явный запрет немцов, там собирали больных и раненых, старясь оказать их хоть какую-то помощь.
          Невозможно установить количесво умерших и убитых. Страдания жителей Охоты и работающего там персонала здравоохранения не были исключительным явлением во время Восстания. Подобная участь была суждена также другим районам. Это была целенаправленная и сознательно реализованная система, целью которой было сломить дух жителей Варшавы и привести к биологическому уничтожению народа. По этому вопросу Гитлером и Гиммлером была издана специальная директива.

Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова


Copyright © 2015 SPPW1944. All rights reserved