Санитарная Служба в Варшавском Восстании

Воля

          Освобождение повстанцами Воли имело ключевое значение для дальнейшего хода Восстания. Воля защищала город с запада, обеспечивая связь с Жолибожем и Кампиноской Пущей. Такое же важное значение она имела и для немцев. Немцам было необходимо оттеснить повстанцев с оси улицы Вольской до моста Кербедзя, чтобы окрыть немецким отделам пути сообщения с войсками на правом берегу Вислы и одновременно разделить Средместье на изолированные очаги сопротивления.
          В отличие от Охоты, в районе Воли перед восстанием не было крупных и сильных немецких соединений. Однако непосредственно перед началом восстания туда прибыли танки танковой дивизии "Герман Геринг", которые расположились в районе садов Ульриха между улицами Князя Януша и Гурчевской, в районе Бемова, Боернерова и Горцув. Тяжелые немецкие танки перемещались с запада на восток по Иерусалимским Аллеям и по мосту Понятовского на Прагу, чтобы поддержать фронтовые отряды. Часть осталась в садах Ульриха.
          Этот факт оказался роковым для повстанцев, так как в садах Ульриха хранилось в подпольных складах оружие для I и III района округа АК "Воля". В сложившейся ситуации достать его было невозможно.
          Соединенные силы Округа составляли около 2.600 повстанцев, вооружение составляли 2 станковых пулемета, 16 ручных пулеметов, 132 винтовок, 23 автомататов, 310 пистолетов и около 1.000 гранат. Округом руководил майор Ян Тарновски псевдоним "Валигура". Поздно отданный приказ привел к тому, что мобилизация повстанцев на Воле не была проведена успешно. 1 августа на сборные пункты пришло 40% солдат - около 1.000.
          На территории Воли, в фабрике Камлера на улице Дельной 72, располагалась штаб-квартира Главного Командования АК. Ее защиту обеспечивало отборная Группировка Кедива (Руководство Диверсии) Главного Командования АК "Радослав". Это были отборные отряды Армии Крайовой: батальоны "Парасоль", "Чата 49", "Зоська", "Кулак", "Метла", Танковый взвод "Вацек", Отряд Коллегии A, Женский отряд "Диск". Группировку также можно было использовать в качестве резерва для поддержки отрядов Округа Воля. К сожалению, боевые планы округа не учитывали непосредственного взаимодействия отрядов. Общие мобилизационные проблемы коснулись также Группировки "Радослав". К моменту начала Восстания на сборные пункты пришло лишь 900 солдат.
          Силы немцев на Воле составляли 4.000 танкистов и гренадеров танковой дивизии "Герман Геринг", летчиков с аэродрома в Боернерове, солдат Вермахта и СС, которым помогали части военной охраны железной дороги "Bahnschutz" и фабричной охраны "Werkschutz". Немцы были отлично вооружены, их поддерживали танки и артиллерия.
Повстанцам удалось добиться определенных успехов, в частности занять трамвайное депо, казармы СС в школе святой Кинги и фабрику Пфайфера. На пути немцев были построены многочисленные баррикады. К сожалению, диспропорция сил привела к тому, что уже со 2 августа инициатива перешла в руки немцев.
          3 и 4 августа в Варшаву из Познани прибыли полицейские и военные резервы, а также СС. Командование ими было поручено генералу Хайнцу Райнефарту. В Варшаву также была направлена бригада СС под командованием СС-оберфюрера Оскара Дирлевангера, состоящая из уголовников, а также бригада колаборантов, так называемая РОНА (Русская Освободительная Народная Армия) под командованием генерала СС Бронислава Каминского, ренегата и предателя. В Штурмовой группе Дирлевангера были азербайджанцы из I батальона 111 полка "Азербайджан" и II батальона "Бергман"; были советские военнопленные, которые прославились исключительной жестокостью во время боевых действий на Воле в первые дни августа 1944. Население Варшавы называло их украинцами, монголами или калмыками.
          Начались тяжелые бои, сопровождаемые массовыми убийствами гражданского населения. В течение нескольких дней на Воле было убито 50.000 человек. Повстанческие отряды Округа III Воля понесли большие потери и рассредоточились либо перешли в отряды Средместья, сражающиеся вдоль улицы Товаровой. Отряды Группировки "Радослав" с тяжелыми боями пробились через руины гетто на Старувку (Старе Място), где продолжали сражаться. 11 августа немцы захватили Волю и достигли окрестностей Мировской площади, прерывая связь Старого Мяста со Средместьем.

          Воля была наиболее подготовленным в санитарном отношении районом Варшавы. На ее территории находились четыре городские больницы: Вольская, святого Лазаря, святого Станислава и Кароля и Марии. Каждая из них могла оказать помощь сражающимся. На Чистом располагался крупный больничный комплекс, покинутый Вермахтом. Кроме того, во время боев действовало несколько санитарных пунктов, размещенных непосредственно при фронтовых отрядах.
          Вольская больница на улице Плоской, которой руководил доктор Юзеф Мариан Пясецки, была хорошо оснащена и подготовлена к началу Восстания. Больница располагала необходимым количеством перевязочных материалов, лекарств, белья и продовольствия. Там работал коллектив выдающихся хирургов. В больнице было 480 мест. Вольская больница очень скоро оказалась на передовой линии. Уже 2 августа на его территорию вошли танкисты из дивизии "Герман Геринг". Они предупредили о следующих за ними отделах пехоты, состоящих из сброда разных национальностей. С 4 августа начался наплыв большого количества раненых. Больница находилась под обстрелом стоящего над железнодорожным виадуком бронепоезда. Опасаясь взрывов, персонал переместил раненых из палат на коридоры.



Вольская больница


          5 августа к директору больницы прибыл связной от постанческого командования с распоряжением немедленно эвакуировать раненых в Средместье, что было совершенно неисполнимо. Около полудня в больницу ворвались первые немцы. Директор доктор Пясецки, профессор Януш Зейланд и капеллан ксендз Казимеж Тетерски были расстреляны в кабинете директора. Больных и персонал выгнали во двор, построили в колонну и погнали Плоцкой и Гурчевской в направлении железнодорожного виадука. За виадуком толпа остановилась в фабричном цеху на Мочидле. По дороге немцы вывели из толпы доктора Леона Мантейффеля и доктора Стефана Весоловского, а также двух медсестер и направили их в больницу святого Станислава, где создавали немецкий санитарный пункт.
          Остальные пациенты и персонал были убиты в массовой экзекуции. Расстреляно примерно 60 сотрудников больницы и около 300 больных-мужчин. На территории больницы остались около 100 тяжелораненных и больных и один врач, доктор Збигнев Возьневски, за которого вступился пациент-немец. В сумерки расстрелы прекратились, и оставшиеся на территории Вольской больницы предположительно уцелели. Кроме 98 раненых и больных, в больнице были только один врач и одна медсестра-монахиня.
          Утром 6 августа на территории больницы был развернут немецкий перевязочный пункт, который занял весь первый этаж. Гуманное отношение руководящего пунктом немецкого врача позволило полякам продолжить работу и спасло больницу от дальнейших грабежей и насилий. В тот же день в Вольскую больницу прибыла часть уцелевшего персонала из Детской больницы Кароля и Марии и больницы святого Лазаря. Они привели с собой небольшую группу раненых и больных, уцелевших в погромах. Всех прибывших немцы оставили в Вольской больнице, которую предназначили для раненых из других районов. Доктор Возьневски при поддержке группы уцелевших врачей из других больниц Воли организовал работу в разграбленной больнице. Немцы не вмешивались в их работу, ограничившись наблюдением. Доктор Возьневски организовывал походы за картофелем и помидорами на близлежащие поля, немного продовольствия было получено из сожженного дома шариток на улице Гурчевской 9. Позже доктор получил разрешение на дополнительные поставки продовольствия для больницы. Привозившие продовольствие подводы забирали с собой часть раненых, которых, минуя лагерь в Прушкове, размещали в подваршавских населенных пунктах.
          После падения Старувки в больницу начали прибывать раненые, санитарки и врачи, уцелевшие в зверских погромах, устроенных немцами в больницах Старого Мяста. В первую очередь 15 августа прибыли 34 раненых и больных, 2 врача и ксендз из эвакуированного Мальтийского госпиталя.
          9 сентября в Вольскую больницу прибыл доктор Мантейффель с женой и занял пост главного хирурга. Это был период, когда немцы признали повстанцам права в соответствии с Женевской конвенцией.
          4 сентября с Вольской больницей связался доктор Эдвард Ковальски, прибывший с группой варшавян со Старувки в вольский костел святого Войтеха, где был устроен временный лагерь для выселенных варшавян. Вместе с несколькими помощниками он организовал там w пресвитерии санитарный пункт, а затем, угрожая немцам возможностью эпидемии, добился отправки многих людей, разыскиваемых гестапо, в больницу, после чего их эвакуировали за город, минуя лагерь в Прушкове. Эта система действовала до массового исхода жителей столицы после капитуляции восстания 2 октября 1944г. Оставшиеся члены персонала Вольской больницы выехали из Варшавы во временный госпиталь в Пшчелине 3 ноября 1944г.
          Больница святого Лазаря первоначально располагалась на улице Княжеской, а во время оккупации была перенесена на Волю, где заняла просторное здание на углу улиц Лешно и Карольковой. Ранее в этом здании находилось Заведение для Еврейских Детей и Старцев, перенесенное на территорию гетто. 1 августа в больнице было несколько десятков больных, около 150 человек персонала с семьями и два дежурных врача. Потом по распоряжению повстанческих властей дополнительно прибыли три врача для организации перевязочного пункта. На месте оставляли легкораненых, остальных отсылали в Детскую больницу Кароля и Марии. 5 августа больница оказалась на пути атакующих немецких войск. В больнице было около 300 пациентов, в том числе раненые немцы, которых повстанцы взяли в плен. Во второй половине дня повстанцы вынуждены были оставить больницу. Вечером на территорию ворвались солдаты одной из групп Восточного легиона, входившего в состав Штурмовой группы Дирлевангера – азербайджанцы.
          Началась резня раненых, больных, персонала и их семей, а также искавших спасения в больнице жителей Воли, среди которых было много детей. Солдаты стреляли из автоматов в подвальные окна, бросали гранаты, выгнанных во двор людей убивали выстрелами в затылок.
          В больнице погибло около 1.200 человек, некоторых сожгли живьем в подожженных после резни зданиях. Благодаря вмешательству немецких раненых, которых лечили в больнице, около 50 человек медицинского персонала отвели в больницу святого Станислава. Было убито несколько врачей и около 30 медсестер, в том числе монахинь, а также санитарок повстанческой санитарной службы, в том числе девять 16-, 17-летних харцерок.
          Инфекционная больница святого Станислава находилась на улице Вольской 37. Учитывая ее характер, в первые дни восстания брольница сохраняла полный нейтралитет. Доктор Павел Кубица, который руководил больницей, велел приходящим на перевязки повстанцам оставлять оружие снаружи, следил, чтобы больница сохраняла гражданский характер. 5 августа немцы подожгли находящуюся по соседству фабрику Франашка и потребовали открыть главные ворота. Ворвавшись внутрь, они застрелили открывшего им ворота сотрудника и начали беспорядочную стрельбу по окнам. В результате погиб ксендз Нечуперович. Прекрасно знавший немецкий язык доктор Кубица смог объяснить немецкому офицеру, что это инфекционная больница, в которой нет ни операционной, ни хирурга. Ему удалось остановить экзекуцию.
          В больнице был развернут немецкий санитарный пункт с врачами СС. В тот же день в больницу привели докторов Мантейффеля и Весоловского, уцелевших во время резни в Вольской больнице, которые помогали перевязывать раненых немецких солдат. Потом больница стала штаб-квартирой бригады Дирлевангера, остававшегося там и после завершения боев.
          После капитуляции в октябре 1944г. больница была эвакуирована в подваршавские населенные пункты.
          Детская больница Кароля и Марии на улице Лешно 136 состояла из ряда корпусов, тянувшихся вплоть до улицы Житной. Больница была назначена санитарным пунктом Группировки "Радослав" и поддерживала контакт с больницей святого Лазаря. Здесь также располагалось санитарное руководство Кедива. В момент начала Восстания в больницу прибыла группа санитарок из личного состава патрулей и санитарных пунктов.
          Почти сразу в больницу начали поступать многочисленные раненые. Сперва их укладывали на разложенных на полу мартасах. На второй день прибыл транспорт захваченного у немцев белья, матрасов и кроватей, что позволило организовать дополнительные палаты для раненых. В операционных работали без перерыва две-три бригады хирургов. Им помагали местные врачи.
          5 августа после тяжелых боев вечером и ночью врачи Кедива покинули больницу. Вместе с ними ушел повстанческий санитариат, несколько человек вспомогательного персонала и легкораненые. С тяжелоранеными остался доктор Кмитикевич, прибывший из Вольской больницы. Ночью немцы подожгли больницу святого Лазаря, находящуюся в 200 метрах от больницы Кароля и Марии.
          6 августа в больнице лежало 60 больных детей и около 150 раненых, в том числе несколько немцев. Немецкие солдаты, заняв больницу, выгнали большинство персонала на улицу, приказав оставить больных и раненых. Часть раненых удалось вывести, часть погибла в подожженных зданиях. Часть персонала и больных детей оставили в хозяйственном корпусе. Остальных погнали в торону улицы Гурчевской. На углу Млынарской было расстреляно несколько человек. Немцы искали коменданта больницы. Выступившего вперед доктора Кмитикевича немедленно расстреляли. Вероятно, это спасло от смерти остальных врачей.
          Уцелевших привели в Вольскую больницу. Там врачей и медсестер отделили, а всех прочих погнали назад. Позже они были расстреляны перед больницей. Группа детей и медсестер из хозяйственного корпуса на следующий день прибыла в Вольскую больницу. В группе было 36 детей и около 50 больных и раненых. Остальные дети в панике разбежались по округе. На следующий день удалось найти только одного из них. Вторую группу, в которой было 60 человек, из больницы направили в Форт Бема, где отпустили медицинский персонал и пожилых людей.

          В отрядах Группировки "Радослав" была организован собственная санитарная служба.
          Батальон "Метла" еще до начала Восстания подготовил полевой госпиталь на улице Вольность 14. Там было три помещения: узкая комнатка, предназначенная на операционную, приемный покой и палата для раненых na 10 мест больничная палата. Комендантом был лейтенант Стефан Следзевски псевдоним "Альгайер", в качестве врача работал студент V года мединститута Януш Анижевски. Медперсонал состоял из 20 девушек. Во время боев тут оперировали легкораненых с использованием внутривенного или ингаляционного наркоза. Тяжелых раненых в первые дни Восстания отправляли в больницу Кароля и Марии. Санитарный пункт батальона "Парасоль" был орагнизован в Доме престарелых, угол улиц Житной и Карольковой, с полным санитарным оснащением и возможностью делать перевязки и несложные операции. Перед Восстанием у всех солдат "Парасоля" была определана группа крови, однако на Воле количество солдат увеличилось на треть, поэтому уход за ранеными с учетом подготовленных ранее инструкций был невозможен. Батальон располагал на Воле тремя автомобилями, которые, после того, как немцы заняли больницу Кароля и Марии, могли возить раненых в больницу Яна Божьего на Старе Място.
          У батальона "Кулак" был санитарный пункт в Доме престарелых возле Евангелического кладбища. Для батальона "Зоська" 1 августа был открыт санитарный пункт в районе фабрики Телефункен, на улице Мирецкого. Комендантом был старший лейтенант доктор Зигмунт Куявски "Бром". Для нужд батальона использовался также пункт в Муниципальном Санитарном учреждении на улице Спокойной 15.
          6 августа сражающиеся на Воле повстанческие отряды остались без больничной санитарной базы. Отделы Кедива начали переносить свои санитарные пункты в направлении Старого Мяста. 6 августа полевой госпиталь батальона "Метла" получил приказ эвакуироваться. Сперва он был перенесен в Мальтийский госпиталь, а потом в больницу Яна Божьего. Дольше всего на Воле держался Главный Перевязочный Пункт батальона "Зоська" в школе святой Кинги на улице Окоповой, которым руководил доктор Зигмунт Куявски "Бром". Последние раненые были эвакуированы 11 августа, в тот момент, когда последние повстанцы отступали с Воли. Здание подвергалось артобстрелу и беспрерывным авианалетам. Всех раненых удалось переправить в Больницу Яна Божьего.

          Санитарная служба отрядов Группировки "Валигура" опиралась прежде на санитарные патрули и санитарные пункты. С учетом количества стационарных больниц не планировалось организовывать полевые госпитали. К немногочисленным открытым в этом районе относился полевой госпиталь, предназначенный для солдат "Валигуры" на улице Гурчевской, кроме того, Владислава Мартыновска открыла пункт на улице Обозовой 85, расположенный на 2 этаже в большом помещении здания администрации Рабочего Поселка "ТОР". Большую помощь оказали жители поселка, благодаря которым через два часа была готова полностью оснащенная палата на 50 кроватей и операционная. К работе, кроме четырех врачей, приступили две медсестры.
          На улице Огродовой ближе к Средместью повстанческий госпиталь был организован в эвакуированном немецком госпитале. Госпиталь работал до 6 августа, затем раненых и персонал эвакуировали в больницу Яна Божьего и Мальтийский госпиталь.
          Санитарный пункт также был организован в доме священника костела святого Вавжиньца на улице Вольской 140. 5 августа немецкий патруль растрелял там приходского ксендза, капеллана АК Варшавского Округа, Мечислава Кригера. Группе санитарок удалось спастись.
          После 8 августа в результате немецкого наступления большинство пунктов прекратило свою деятельность, в том числе пункт, расположенный в Городском Женском Доме, на улице Лешно 96.
          10 августа немцы заняли Муниципальное Санитарное учреждение на улице Спокойной 15. Там была застрелена санитарка Владислава Буковска, одетая в халат с повязкой Красного Креста.
          Трагедии больниц Воли, к сожалению, суждено было повториться также в других районах Варшавы.

Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова


Copyright © 2015 SPPW1944. All rights reserved.