Защита Воли в сентябре 1939 г.

          30 января 1933 г. канцлером Германии был избран Адольф Гитлер. За короткое время он ввел диктаторский стиль власти и стал фюрером – вождем III Рейха. С первых дней своей власти Гитлер начал осуществлять идею гегемонии Германии над Европой и распространения немецкого жизненного пространства на восток - «Drang nach Osten».
          21 октября 1933 г. Германия вышла из Лиги Наций, в состав которой вошла в сентябре 1926 г. Лига Народов была создана после окончания I мировой войны в 1920 г. В состав ее входило несколько десятков государств и имела она целью обеспечение гарантии всемирного мира.
          После выхода из Лиги Наций Германия открыто начала увеличивать свою военную силу пренебрегая решения Версальского трактата. В марте 1935 г. в Германии был принят так называемый военный закон, трехкратно увеличавший численность Вермахта и вводивший обязательную военную службу для призывных. В июне 1935 г. Германия заключила с Великобританией так называемый морской пакт, который делал возможным явное развитие «Kriegsmarine». Вооруженная промышленность начала производство многого количества пушек, танков и боевых самолетов.





Производство немецких тяжёлых пушек и истребителей


          13 марта 1938 г. произошел «Anschluss» (присоединение) Австрии. 14 марта 1938 г. Гитлер издал закон о включении Австрии в Великий Рейх как Восточной Мархии («Ostmark»). Таким образом выполнились стремления некоторых политических кругов обоих государств излаганы уже вскоре после окончания I мировой войны.
          Осуществляя свои планы дальнего действия, Гитлер предъявил свои претензии к Чехословакии. В первую очередь он потребовал присоединения к Германии Судет, расположенных на территории Чехословакии, но заселенный в большой степени немецким меньшинством.
          Немецкие притязания были представлены на конференции в Монахюм 29-30 сентября 1938 г., в которой, кроме Германии (А. Гитлер), приняли участие представители Италии (Б. Муссолини), Франции (А.Н. Чамберлайн). 30 сентября 1938 г. без участия Чехословакии заключили договор по этому делу. Под нажимом западних держав Чехословакия была вынуждена согласиться на возврат Германии Судетской области.





Немецкое меньшинство приветствует, входившие в Судетскую область, отряды Вермахта


          Это не обозначало конца разбора Чехословакии. Пользуясь случаем, Польша принудила Чехословакию к возврату Заолзия, о который ссорились с 1919-1920 г. Заолзие, после предъявления ультиматум, было перехвачено польским войском во время 2-11 октября 1938 г. 2 ноября 1938 г. Венгрия захватила Словакию и Закарпатскую Русь. 16 марта 1939 г. остальная часть территории Чехословакии, как покровительство Чехии и Морав, вошла в пространство III Рейх. На территории Словакии возникла пронемецкая Первая Республика Словакии.


немцы на праских Храдчанах

          Германия, захватывая Судетскую область, приобрела хорошо укреплены территории, а также промышленные предприятия, в том числе военные предприятия «Skoda» о производитеоьной способности ровной тогда вооруженной промышленности Англии.

          Сейчас на очереди была Польша. Польское правительство не согнулось под немецкими притязаниями на статус Гданьска и так называемого гданьского коридора. Немцы завязали разговоры с восточным соседом Польши, ведущие к разработке совместного политического и военного образа действий по отношению к Республике Польши. 23 сентября 1939 г. в Москве был подписан «Пакт о ненападении между III Рейхом и Сою́зом Сове́тских Социалисти́ческих Респу́блик, известен как «пакт Риббентроп-Молотов». В пакт включили секретный протокол о разделении полос воздействия. Прибалтийские страны: Латвия, Финляндия и Эстония, а также румынская Бесарбия должны были оказаться поясе влияний СССР. Что касается Польши, линия разделения пролегала вдоль рек Нарвия, Сан и Висла.


Сталин с министром Риббентропом

          Вспышка войны с Польшей была делом буквально дней. 23 августа на отправке командиров Вермахта в Оберсалзберге Гитлер сказал:
          «...Уничтожение Польши на первом плане. Нашей целью является разрушение живих сил неприятеля, а не достижение определенной линии... Я дам пропаганде какой-то повод для обоснования вспышки войны, это неважно, будет он достоверным. Никто не будет позже спрашивал победителя, говорил он правду, или нет.
          Начиная и разгрывая войну речь идет не о законе, но о победе. Сострадание исключить из сердца. Поступать жестоко... Закон принадлежит сильнейшему...
          Потому я подготовил мои воинские части черепов с приказом убивания без милосердия и пардону всех мужчин, женщин и детей польского происхождения.»


1 сентября 1939 г. на рассвете, немецкие войска, осуществляя «Fall Weiss» (Белый План), напали с севера, запада и юга на польские земли. Немецкие наземные войска проводящие атаку насчитывали 1,8 млн солдатов, 11 тыс. пушек, 2,8 тыс. танков и около 2 тыс. самолетов.


Броненосный военный корабль «Schlezwig-Holstein» обстреливаяет Вестерплатте

          Поляки выставили ок. 950 тыс. солдат, 4,3 тыс. пушек, 475 танков и 463 самолетов. Пропорция сил в любом отношении являлась невыгодной для Польши. Она еще больше ухудшилась, когда 17 сентября 1939 г. в войну включилась Красная Армия, совершая нападение с востока. Результат конфронтации был однозначен – у Польши не было никаких шанс в этой стычке. Два большие тоталитарные государства, насчитывающие слитно 270 млн жителей, выступили против насчитывающей лишь 35 млн Республике Польши.


Немецкий и советский генералы на параде победы в Бресте 22 сентября 1939 г.

          Немецкие войска стремили вперед, используя количественное и снаряженное преимущество. Польские армии отступали в тяжёлых боях. Фронт постепенно приближался к Варшаве. С первых дней войны Варшава подвергала бомбардировке. Против немецких бомбардировщиков и истребителей воевало около 50 польских боевых самолетов. В первых днях сентября они сбросили около 50 машин врага и 20 следующим нанесли ущерб. К сожалению собственные потери вынесли 38 машин, что практически лишило Варшаву авиационной защиты. Обуза защиты перед налетами сошла на противовоздушную артиллерию. Ее Обслуживание хорошо выполнило свое задание, сбивая во время защиты Варшавы 106 немецких самолетов. К сожалению, несмотря на усилия польских летчиков и артиллеристов не было возможности защитить столицу перед бомбардировками, которые повлекли серьезные уничтожения военных и прежде всего штатских объектов.

          2 сентября силы XVI Броневого Корпуса немецкой 10 Армии после переломания польской обороны в районе Честоховы, двинулись в сторону Варшавы. После борьбы 5 и 6 сентября под Петрковем Трибуналским и Томашовем Мазовецким для корпуса дорога к столице была свободной. 4 Броневая Дивизия, которая являлась частью Корпуса под командованием gen. Georga Hansa Reinharda начала броневой пробег на Варшаву. Дивизия распоряжалась около 260 танками, 4 батальонами мотопехоты и около 36 пушками. Gen. Reinhardt не предусматривал более сильной защиты Варшавы.


Немецкая броневая полоса под Варшавой

          4 сентября приняли решение с частичной эвакуацией правительства и центральных учреждений с Варшавы до Люблина и округов. Вечером 5 сентября из Варшавы выехал президент Игнацы Мосьцицки, направляясь в сторону Любартова. Ночью с 6/7 сентября около 2.00 ч. Варшаву опускает правительство, отправляясь в Луцк. Верховный главнокомандующий маршал Эдвард Смиглы-Рыдз уезжает в Бжесть над Бугом, оставляя в Варшаве своего начальника штаба ген. бригады Вацлава Стахевича.

          Тем временем в Варшаву прибывали очередные подкрепления. Между прочим 7 сентября 1939 г. дошли два батальона: 2 и 3 40 полка пехоты «Львовских Детей» под командованием командира полка подполковника Юзефа Каландыка.


Значок 40 полка пехоты «Львовских Детей»

          Их спешно направили в район "Варшава Запад", охватывающий Раковец, Охоту и Волю. 7 компания 40 полка пехоты вместе с батареей артиллерии обсадила позиции по обеим сторонам ул. Гурчевской.


Польские саперы на ул. Гурчевской

          5 компания обсадила отрезок между ул. Вольской и железнодорожной дорогой. 8 компания, в свою очередь, командующая поручиком Здзиславем Пацаком с взводом броневого орудия Редуту 56, известную как Редута Совинского, в месте пересечения улиц Вольской, Выборной и Редутовой. На юго-западном крае редуты, кроме усиленной обмуровки стоял небольшой костелок святого Вавжынца.


Костёл святого Вавжынца на Редуте 56

          После прибытия на место, поручик Пацак немедленно начал подготовку отрезка к защите. С командирами взводов он точно обсудил направления огня, размещение броневого орудия, пулеметов, гранатометов и отдельных солдат. С командиром компании пулеметов - огненная поддержка тяжёлого машинного оружия и ступ. С командирами артиллерии – артиллерийскую поддержку.


Поручик Здзислав Пацак

          Вспоминает поручик Здзислав Пацак:
          «На предполью открытые, широкие овощные поля, при большаке линия закромов. Вал редуты достаточно высок, вокруг шести метров, считая от дна, бегущего вдоль рва. Вблизи одноэтажные постройки, небольшие каменные домики и сады. Сзади приблизительно двух и пол мэтра за валом, который окаймляет православное кладбище, стоит каменный забор... Вправо от валов начинался уже отрезок 7 компаний.. Броневая пушка имела здесь очень широкое пространство обстрела.
          С левой стороны улицы Вольской принципиальным.. пунктом был... завод «Dobrolin»... Оттуда, от улицы Яна Казимежа, начинался отрезок 5 компаний II батальона. Тут же при улице Вольской находился завод велосипедов (Каминского)».



Отрезок, который защищал отряд поручика Пацака (расположение карты с 1939 г.)

          На улице Вольской, на линии завода «Dobrolin», (ул. Вольская 157/163), была построена баррикада из двух трамваев, составленных поперёк улицы и преисполненных камнями. С обеих сторон были вкопаны железные кипы а посредине баррикады был поставлен узкий проезд на ширину единочного автомобиля. Сапёры готовили закрома и противотанковые рвы. Позади, напротив костёлка, были размещены гнезда тяжёлых пулеметов и две броневые пушки.
          Население Воли прекрасно сотрудничало с войском. Является огромное количество добровольцев, которые по получении оружия пополняют подотделы, обсаживающие отрезок. Созданы коллективы для пожаротушения, вооруженные патрули с повязками на руках обеспечивают покинутые дома и квартиры перед кражей. Созданные рабочие коллективы выслеживают диверсантов и саботажников, которые могут достаться на территорию отрезка с натекающими толпами беженцов. Много жителей-добровольцев помогает при рытье рвов или построении противотанковых заграждений. Добровольцев столько, что недостаточно снаряжения.

          На территории химического завода «Dobrolin» находились большие количества полных бочек скипидара.


Завод «Dobrolin»

          В случае авиационного налета представляли они угрозу для расположенных около укреплений и жилых домов. Поручик Пацак в неконвенциональный способ использовал их к защите предполья Редуты 56.


Бочки скипидара

          Командир отрезка принял решение, чтобы перекатить их вдоль ул. Вольской далеко на предполье, где во время боя будут находится позиции неприятеля. В общем перекатили около 100 бочек. Оказалось, что в заводе находятся дополнительно огромные резервуары со скипидаром. Но с этим никак было справиться.
          Во время перекатывания бочек на предполье надлетели немецкие самолёты и сбросили бомбы в округе завода. Загорелись бочки оставшиеся на территории завода. Поручик Пацак поручил немедленно удалить войско с территории завода. Отряды, занимавшиеся ликвидацией пожара, умело провели акцию и за короткое время огонь был обуздан.

          В столицу беспрерывно попадали волны беженцов. Они буквально вливались на территорию Воли проходом в баррикаде. Это вызывало опасность для защиты, ведь с беженцами мог вторгнуться неприятель. Поручик Пацак, несмотря на указания командования, чтобы закрыть баррикаду, принял риск. Он не мог позволить, чтобы толпы беззащитных людей пребывали на предполье без никакой охраны. Не прекращались горячечные работы при укреплянию отрезка. Таким образом прошёл 7 и 8 сентября.

          После стокилометрого марша 8 сентября 1939 г. головная группа 4 Броневой Дивизии напала на юго-западные предместья Варшавы. Немцы были уверены, что возьмут Варшаву немедленно.


немцы на Воли

          Танки были украшены флагами со свастикой. Нападение было совершено на Охоту вдоль улицы Груецкой. Атака пала в сильном обстреле польской артиллерии и броневых пушек. Нескольким танком нанесли вред. Остальные вместе с пехотой отступили.

          Немцы напали опять 9 сентября. После бомбардировки в 4:45 ч. и артиллерийской подготовки, в 7:45 ч. имела место следующая атака, в которой участие приняло от 1925 до 1930 танков. Бои проходили на улице Груецкой, Жвирки и Фигуры, Щенсливитской, пл. Нарутовича. Все атаки были отбиты. Немцы потерпели тяжёлые потери в оснащении и людях. В случае отсутствия успеха на Охоте генерал Рейнхардтх попытался напасть на Волю. Сильнейшие борьбы имели место в линии защиты 8 компании.

          Поручик Здислав Пацак вспоминает:
          «Наступал рассвет 9 сентября. Беженцы сообщают, что враг приближается ... Боевая готовность ... Предупреждаю, что открытие огня возможно только по моему приказу. Сигналом будет трубка, одновременно будут использованы другие средства связи ... Я принял позицию за баррикадой, на валу у костёлка. Со мной трубач-наблюдатель. Телефонный аппарат под рукой ....
          Солдат ждет. ... Полная боевая готовность... Возвращает разведка. Я получаю прописку: броневая колонна приближается, гная перед собою волну беженцев ...
          Беженцы мчатся галопом. Пешеходы спешат к подворотням домов. Вдали мелькнуло буро-зеленое пятно. Одна. Вторая. Танки. Я посмотрел на трубача. Он дрожал от волнения.
          Передняя часть колонны врага, гная перед собою толпу беженцов, на наших глазах открыла огонь из пулеметов ... На улицу пали первые трупы... Танки и машины брызгают потоками пуль. Люди в панике, гная, что есть силы, переворачиваются, толканы ехавшими машинами и галопирующими конями, пытаясь, любой ценой, достичь спасительной баррикады. Броневая колонна более быстрая.... Чудовищные, стальной цилиндры достигает и переливается через толпу бегущих в панике. Гусеницы и колеса вбиваются в людей, сокрушая покинуты повозки, тачки, детские коляски... Будто перевернуты куклы исчезают под тяжело дышащей огнем сталью внезапно застывшие человеческие и животные тела...
          Наибольшое желание - броситься спасать умирающих. Но мы должны допустить врага как можно ближе. Грызу губы, глядя на убийство десятков людей .... Броневая колонна становится все ближе ... Я смотрю и оцениваю огневые силы неприятеля... Мстительно подтверждаю в душе, что мои предположения были правильны. Враг в небольшом отрезок накопил слишком много огневой силы – он не сможет их развиваться. Способно к этому только передняя часть колонны ... Танки все ближе. Как ближе ...
          Колонна напирает на толпу с убийственной силой... Пехотные солдаты спрыгивают с машин, бегут за толпой ... Враг "очищает" пространство перед уничтожением последнего препятствия, которой по его мнению будет, поднимающаяся красными грудами сброшенных трамваев, машин и тюков, баррикада.



Немецкие танки во время атаки на Волю

          Толпа тает. Струи огня постоянно раскрывают в ней новые просветы. Броневых танков и машин всё больше. Они начинают замедлять и расти в наших глазах. Мы ещё ждём. Секунды волочатся. Я не спускаю глаз с врага. На всей линии с нашей стороны не падает ни один выстрел. Трубач совсем близко меня, во рву, словно не доверяя своему мастерству, нервно прикладывает мундштук к губам. Он горячечно всматривается в меня...
          Первые танки мотоциклисты находятся уже в расстоянии около ста метров от нашей линии. Дольше ждать не надо. Последний раз смотрю на видневшую, будто на параде колонну агрессора, которая пыхтит силой и уверенностью в себя.
          -Трубач! Сигнал!
          Стало жарко. Не раздались первые такты сигнала, казалось, что на Вольскую ринулся ад. Ураган снарядов броневую колонну придавил к земли. Атака оказалась настолько неожиданной, что вся передняя часть колонны, ударяемая залпами, резана вдоль и поперёк потоками железа, замела в бездействии.
          Не могло быть и речи о каком-нибудь более тщательным целении, не могло быть и речи о выборе цели. Цель была большая. Он захватывал всю ширину улицы, достигал далеко в глубь. Надо было торопиться. Торопиться!!!
          Артиллерия, броневые пушки и ступы горячечно выбирали цели. Солдат, бивший с винтовки метал целыми сериями, пуля за пулей через всю широту колонны – так как попадал везде.

          Артиллерия сразу пересекла огнем и возможность, чтобы подтянуть подкрепление, и вывода назад тяжёлего немецкого снаряжения. Взвился огонь. Уже три танка остановились в передней части колонны, загораживая дорогу. Сыпнулись из них немецкие солдаты, мелкая между машинами, в панике иская защиты от напора обстрела за стальными стенами. Пересекли воздух первые немецкие стоны и крики.
          Я им не сострадал. Под нашими снарядами выли те, которые несколько минут назад рубили залпами беззащитную толпу. Ситуация обернулась... Наши солдаты, которые только что видели резню соотечественников и ожидали минуту отплаты, теперь свертывались, удваивали и утраивали...
          Немцы в конечном итоге остыли из захвата врасплохе. Первую их мыслью было форсировать баррикады. Они приняли это намерение, которое оживляло перед ними беспомощных метающихся штатских. Автомобили тронулись вперед, плюнули немецкие пули.. Напор на линию баррикады отчаянной передней части колонны увеличивался. Под прикрытием и при поддержке огня броневых автомобилей начинает прыжки пехота..
          Неожиданно зажигаются перекатены нами на предполье бочки со скипидаром. Стреляет пламя в танках и броневиках. Редкое изначально пламя начинает соединяться в языки огня, карабкаться вширь и вверх, пока целое скопление остановленных броневых автомобилей не заливает красная лавина. Пламя гудит. Мы видим, как пожаром охватывает убитых и раненных. У немцев нет времени выскочить из открыванных в панике лазов, в пол прыжка достигает их пламя. Каждый раз более громки крики о помощи. Пламя не знает жалости. Сечет также без перерыва польские пули.
          Увеличивающийся жар пламени и сила артиллерийских взрывов выбрасывает вверх бочки со скипидаром, которые свалаясь на землю, стреляют столбами новых огней. Уже от моря скипидара, которое разливается, стали гореть боеприпасные автомобили врага. Грохот автомобилей, которые взлетают на воздух, заглушает наш огонь...
          Враг прекратил наступления. Напуган, оглушен он искал уже только спасения... Атакующая махина потеряла разгон. Разгроменой передней частью колонны правил один приказ: спасать собственную жизнь.

          Горит уже и часть домов... Наша артиллерия, устанавливая огненное заграждение, делает невозможным побег назад колонны, сделав это настолько точно, что прибывающие непрерывно со стороны марявицкого костёлка транспортные средства, экипажи которые не знали о погроме и стремились участвовать в борьбе, вкатывались дословно в пропасть. Яр смерти втягивает постоянно новые машины. Расширяется пространство, застеленное сокрушенными броневыми машинами.
          Над грохотающим стрелами отрезком, из-за красных дымов, закутывающих нас адским клубом, тут же над крышами слышно самолеты врага. Они Снижаются, высматривают, но не в состоянии определить положения польских огненных гнезд, следовательно улетают. За ними следующие с таким самим результатом...
          Немцы, лишены наблюдательных пунктов и условий к эффективному ведению огня, хотя стреляют крепко и густо, однако неметко. Сгонены в кучу между домами, преследованы сериями снарядов, метаются между мощными броневыми «тушами», напоминая не превосходно обученных солдат, а испуганные животные.
          Сзади непрерывно пытаются поддержать наступление подъезжающие танки. Не испытав еще силы и меткости огня наших совершенных артиллеристов, они валятся дорогой, продираясь через сокрушенное собственное снаряжение, раздавляя своих раненных и убитых солдат, чтобы застрять поражены пулей или в панике трогаться обратным ходом, ударяя подъезжающее сзади машины. Немецкое наступление взламывается бесповоротно.
          Я охватывая взглядом шоссе от баррикады просто где-то по новые, вкатывающиеся автомобили. Кроме удушливых клубов дыма и зловония гари, я глубоко вздохнул... Происходил кульминационный момент. Вот у нас была возможность полного уничтожения немцев... Я решился на это. Грянул приказ: Атака! Штык на винтовки!
          Приказ перекатился по линии. Пехота выстраивается к прыжку, прикрепляя штыки. Подбрасывается из окопов.
          - Ура! Ура! Ура!
          Одновременно трещали все пулеметы, защищающие атаку пехоты. Солдаты с блестящими штыками стремились вперед... Закипели короткие вспыльчивые стычки. Агрессоров, оказывающих сопротивление, ликвидировано без пардона. До атаки пошли все...
Мчались офицеры, помешанные с солдатами, однако крича и дрожа от стремления стычки с врагом.. Каждый дом, каждый двор, а часто даже излом был отдельным полем столкновения...»



Мемориальная доска на Редуте 56 (фот. Янина Маньковска)

          Немецкие наступления 9 сентября на Охоте и Воли закончились совершенной неудачей. Оставлены без защиты танков небольшие группы пехоты были сгонены на предполья. На протяжении двух дней (8 и 9 сентября) немцы потеряли всего 45 танков. Останвленных было 40 следующих, часть из которых немцы правдоподобно взыскали и отремонтировали. 4 Броневая Дивизия потеряла 1/3 танков, с которыми совершила атаку. Настолько большие потери принудили генерала Рейнхарда прекратить наступление и вывести войска на исходные позиции. Он пришёл к выводу, что без тяжёлой артиллерии, огнеметов и специального сапёрского снаряжения нет может быть и речи, чтобы вторгнуться в город.

          Немцы пытались найти другие слабые пункты польской защиты. В связи со следующими неудачами, немцы отказали от шторма на столицу и приступили к осаде Варшавы. 15 сентября немцы начали закрывать кольцо окружения вокруг Варшавы. Началась систематическая бомбардировка и артиллерийский обстрел. Некоторое время царил относительное спокойствие. Свои усилия немцы сосредоточили на уничтожении польских сил над Бзурой, с которыми генерал Кутжеба пробивался в Варшаву. 17 сентября в город дошла весть, что на польские Восточные пограничные области вторгнулась Красная Армия. Польша стала объектом атаки двух агрессоров. Не оказало это влияния на настроение жителей Варшавы, заметно ухудшило в свою очередь ситуацию сражающихся постоянно польских войск в стране.

          Утром 20 сентября, со стороны Ласек Вулки Венгловой попали в Варшаву остатки армии «Poznań», командованой генералом Кутжебой. Кольцо окружения вокруг Варшавы было окончательно закрыто и немцы начали генеральную подготовку к атаке на город.

          24 сентября президент Варшавы Стефан Стажынски произнес с известное радиовыступление, в которым сказал:
          «Я хотел, чтобы Варшава была великой. Я верил, что она будет великой. Я вместе с сотрудниками, начертал планы, осуществлял эскизы великой Варшавы.
          И Варшава является великой. Скорее это наступило, чем мы полагали. Не через пятьдесят лет, не через сто, но сегодня вижу великую Варшаву.
          Когда сейчас я говорю к вам, вижу её через окна, в полной величине и славе, окруженную клубами дыма, покраснелой пламенами огня, великодушной, несокрушимой, большую, сражающуюся Варшаву...»


          25 сентября немцы начали, о не встречаемой до сих пор силе, бомбардировку Варшавы. В акции приняло участие свыше 400 немецких бомбардировщиков. На город сбросили 560 тон разрушающих бомб и 72 тоны бомб зажигающих.


Пикирующие немецкие бомбардировщики

          Бомбардирующие лётчики не руководились ни гуманитарными соображением, ни международными конвенциями. Целью атаки они имели, главным образом, штатские объекты. Они нещадили ни зданий, ни памятников старины, ни костёлов. Уничтожаны были целые кварталы домов. В деле разрушания помагала также немецкая артиллерия. Огонь сконцентрировали на электростанции, фильтрах, станции водопроводных насосов, газовым заводе, телефонной сети.





Пылающая Воля


          Акция имела целью устрашение жителей Варшавы, полного лишения её духа сопротивления. Бомбардировка длилась непрерывно с 8 до 18 ч. Немцы отнеслись к Варшаве, как к экспериментальному полигону для проверки в практике предположений теории воздушной войны итальянского генерала Хулио Доухата. В меньшим маштабе в 1936 г. проверили её на небольших испанских городках Дуранго и Гуэрника.





Уничтожены дома на Воли и Коле


          26 сентября немцы следующий раз попытались преодолеть преграды столицы. Настойчивый бой продолжался на многих отрезках защиты. Акция немецкой армии не принесла ожиданных результатов. Польские позиции в большинстве были сохранены, линия главной защиты не была прорвана. Однако польское командование приняло решение завершить борьбу и начать капитуляционные разговоры. Причииой данного решения оказалось трудное положение штатских жителей, вследствие бомбардировки лишённых пищи, воды и санитарного ухода. Затяжка осады могла угрожать непредвиденными последствиями.


Обстановка Варшавы 27 сентября 1939 г.

          27 сентября начались капитуляционные разговоры сначала в Сулеювке, затем на выдвинутой позиции командования немецкой 8 Армии в Раковце возле Окентия. С польской стороны принял в них участие генерал Кутжеба и подполковник Прагловски. 28 сентября 1939 г. в 13.15 ч. Был подписан акт капитуляции. Защита Воли длилась непрерывно к концу осады Варшавы, то есть 28 сентября 1939 г.


Подписание акта капитуляции

          29 сентября 1939 г. с Варшавы в плен стали выходить первые колонны польских солдатов. Последняя колонна командования экипажа Варшавы с генералом Румлем, Кутжебой и Чумой отправилась днём 1 октября 1939 г., когда последние пленные колонны покидали Варшаву, в Срудместье вступали немецкие отряды. В 15.00 ч. Немцы создали главный караул возле Команды Города и через мегафоны объявили, что их войска захватили Варшаву.


немцы входят в Варшаву

          В защите Варшавы с 1 по 28 сентября 1939 г. пало около 5 тысяч солдатов, около 16 тысяч было раненых. Погибло около 15 тысяч штатских жителей столицы, несколько десятков получило ранения. В немецкий плен попало около 5 тысяч офицеров и около 97 тысяч рядовых.


Защитники Варшавы выходят в немецкий плен

          Разрушенных было около 12% зданий, в том числе национальных памятников старины самой высокой категории. Материальные потери в городе были оценены на около 3 млд. тогдашних польских злотых. Над Варшавой и её районом Воля на свыше 5 лет погружилась в темной ночи гитлеровской оккупации.

          В день капитуляции произошло ещё одно важное событие в истории Польши. 28 сентября в Москве Молотов и Риббентроп подписали «Немецко-советский договор о границе и дружбе», санкционирующий четвёртый раздел Польши. В секретном присоединенном протоколе была определена линия разграничения интересов для обоих агрессоров на территории Польши. Любельщизна и часть Мазовша, Восточные пограничные области были присоединены к СССР. Взамен отречения от Любельщизны советы получили согласие на распространение своего воздействия на Литву. Кроме того в протоколе была помещено заявление о совместном преодолевание польских независимых стремлений. Вследствие раздела с немецкой стороны границы нашлось 48,5% территории Республики Польши и около 20,4 млн жителей. Советская Россия перехватила 50% территории и около 14,3 жителей. Советский Союз передал Литве Вильнюс с ближайшей территорию, которая захватывала около 1,5% поверхности Польши и около 500 тыс. жителей. Через несколько месяцев эта территория вновь попала в СССР после аннексии Литвы в августе 1940 г.

          Командир защиты Редуты 56 на Воли, назначен на должность каптана в сентябре 1939 г., Здислав Пацак вместе с другими польскими солдатами после капитуляции Варшавы, попал в немецкий плен. Его поместили в пленном лагере в Волденберге. Он три раза пытался сбежать. Третья бравурная попытка в марте 1942 г. оказалась успешной. Капитан с четырьмя коллегами офицерами, после будто киноприключений, счастливо добрался до Варшавы. Он немедленно начинает службу в Отечественной армии «АК», принимая псевдоним «Кузьмирски». В ноябре 1942 г. его назначают заместителем и операционным руководителем Организации Специальных Акций «Osa». В 1943-1944 гг. исполняет обязанность командира Партизанской Карпатской Дивизии львовского округа «АК». Продвинут к званию подполковника. Кавалер Золотого и Серебряного Ордена «Virtuti», Креста «За отвагу» и других военных знаков отличий. Арестован «NKWD», посаден на Лубянке, дает показания в качестве свидетеля в московском процессе шестнадцати. В 1946 г. возвращается на родину. Вновь арестован, теперь «UB» проводит 6 лет в тюрьме в Равиче и Вронках. Умирает 27 января 1981 г. в Кракове.

          11 апреля 2005 г. Совет столичного города Варшавы в связи с предложением совета района решил дать скверу, располагающемуся в месте разветвления улиц: Вольской и Каспжака, законченному на востоке ул. Ордона, имя подполковника Здислава Пацака-Кузьмирского.




Сквер подполковника Здислава Пацака-Кузьмирского

          Сквер находится в близким соседстве Редуты 56, между двумя артериями внедрявшими в Варшаву движение о запада.




обработал:
Мацей Ианашек-Сейдлиц
Ежи Яновски
Янина Маньковска

перевод с польского языка на русский: Малвина Липска



Copyright © 2010 SPPW1944. All rights reserved.