Повстанческие сообщения свидетелей

Повстанческие воспоминания Януша Гундермана

Пролог





Януш Гундерман,
род. 24 ноября 1926 в Познани
капрал Национальной воинской организации и «AK»
пс. «2671», «Януш»
батальон «Густав-Харнась»
рота «Анеля»
пленный номер 140334





         Пролог – перёд до Восстания

         Я родился 24.11.1926 г . в Познани в районе Ежице. Я был самым молодым ребёнком Казимежа Гундермана и Ванды, девичья фамилия Волиньска (отец ее, адвокат Адам Волиньски был защитником в процессе «Детей Вжесиньских» [забастовка против германизации, которая началась в городе Вжесня 20 мая 1901 г. – М.Л.] во время «заборов». У меня были две старшие сёстры - Барбара и Александра. До взрыва войны я окончил 6 класс всеобщей школы (где я был членом харцерской команды) и сдал в гимназию. Когда началась II мировая война мне было 13 лет.
         01 сентября 1939 г . - Познань - мой семейный город. Сюда застаёт меня война. Отец посылает нас, т.е. Маму, мои 2 старшие сестры и меня, в Варшаву, а сам, впрочем безуспешно, старается стать добровольцем в армии, путешествуя на велосипеде под самую Варшаву. Мы выезжаем на рассвете по первой бомбардировке. Под Кутном мы убегаем в поле перед бомбардировкой. Мы окончательно доезжаем до Радости под Варшавой и там пребываем до конца борьб.
         Продолжающееся несколько дней наше возвращение в Познань оканчивает нашу первую эпопею. Познань включили в Рейх и начинается акция выгоняния из него поляков. Зимой 1940 г. из жительства выселили нас в течение 15 минут. Первый раз начали это делать днём. До сих пор делали это по вечерам ок. 22.00-23.00 ч., когда ежедневно упакованные мы ожидали на вывозку. На этот раз осуществляли это в полдень, во время обеда, когда всё было распаковано. В панике мы выбрасывали всё на задние лестницы, а затем шли к родственникам, которые приняли нас под свою крышу.
         На первую Пасху мы уехали в Варшаву, имея фальшивые пропуски, добытые отцом. В связи с этим не обошлось без страха, но окончательно мы счастливо нашлись у семьи, прямо за пасхальным столом. После неких пертурбаций, мы поселились на Дольным Жолибоже на ул. Дыгасиньского 20.
         В 1940-41 гг. я был учеником 7 класса Всеобщей школы, (перед войной я окончил 6 классов частной Всеобщей школы и сдал в Государственную гимназию и Лицей им. Кароля Марцинковского), а позднее весной 1943 г. учился в Механической гимназии на Мокотове. Переезд через целый город, в том также через Гетто, во время многочисленных тогда облав, стал настолько опасным, что я не окончил 2-го класса. До вспышки Восстания, во время тайного обучания [поль. tajne komplety – тайное обучание в Польше в 1939-1945 гг. – М.Л.], я проработал 3 класса Общеобразовательной гимназии.
         Подпольную деятельность я начал в марте 1941 г. Одним из мест, где организовалась подпольная деятельность, были места тайного обучания. Молодёжь встречалась не только для того, чтобы учиться, но также имея целью независимость Польши. Я не помню, кто ввёл меня в ряды Польских отрядов, а позднее в Национальную воинскую организацию [поль. NOW, Narodowa Organizacja Wojskowa – М.Л.] (подчиненной командованию «AK»). Мог это быть мой друг, ровесник, Цезары ,«Чарек» Килиман, который был моим командным (тогда уже курсантом) во время Восстания, а позднее, до самого освобождения, товарищем неволи. Мы удерживали с собой контакт, до его смерти, несмотря на то, что я жил в Познани, а он в Варшаве. В конспирации мы проходили обучение обслуживанию оружия, топографии, ориентации, что связывалось также с практическими занятиями на периферии, а также ознакомляли нас с заданиями, какие ждут нас в возрожденной Польше. Занимательным фрагментом нашей деятельности, ещё молодых мальчиков, было наблюдение за немецкой армией, после взрыва немецко-советской войны в 1941 г., направляющихся на восточный фронт. Следовательно мы дежурили на площади Вильсона, где нашим заданием было точное инвентаризирование всех немецких дорожных столбов, а также идентификация воинских единиц, идущих на фронт. Вопреки видимостям не было это занятие безопасное. Очерки и заметки мы передавали нашему командованию. Читая после войны сообщения о работах разведки, я установил с внезапностью, что регистрировались даже настолько маленькие информации и в соединении с другими, использовали их для принятия решения.
         В Национальной воинской организации обязывали цифровые псевдонимы. Моими поочерёдно были «212» и «2671».
         В Восстании была в этом свобода выбора, итак я принял псевдоним от имени «Януш».
         Вспышка восстания прекратила не только мою науку, но также воинское обучение.


На практических занятиях. 1944 г.

         На конец я хотел бы упомянуть об активном участии нашей семьи в борьбе с оккупантом. Отец, насколько я догадываюсь,(потому что, принимая во внимание безопасность, он никогда не признавался) работал в организации, готовящей кадры для возрожденной Польши {«Родина» ?), сёстры принадлежали к I Полку шволежеров и во время Восстания боролись на Чернякове, зато Маму, которая занималась дом, во во время Восстания вывезли в Равенсбрик и там пропала без вести, когда эвакуировали лагерь.

    
Билет АК




Janusz Gunderman


       Януш Гундерман
род. 24 ноября 1926 в Познани
капрал Национальной воинской организации и «AK»
пс. «2671», «Януш»
батальон «Густав-Харнась»
рота «Анеля»
пленный номер 140334

обработал: Maciej Janaszek-Seydlitz

перевод: Malwina Lipska




Copyright © 2011 SPPW1944. All rights reserved.