Свидетельства очевидцев Восстания

Ян Романьчик "Лата" – парень из "Метлы"

Акция под Якторовом








Ян Романьчик,
род. 01.05.1924 г. в Волоине
сержант подхорунжий Армии Крайовой
псевдоним "Лукаш Лата"
Главного Командования АК
взвод "Торпеды" батальон "Метла"
Группировка "Радослав"







         В апреле 1944 г. "Метла" провела под Якторовом акцию взрыва военного поезда, который вез снаряжение для немецкой армии на востоке. Возле этого маленького селения, расположенного между Гродзиском и Жирардовом, проходила железнодорожная трасса, по которой шло снабжение немецкой армии, ведущей тяжелые бои на восточном фронте. Движение поездов на этой трассе было огромным. Днем и ночью проходили нагруженные товарные вагоны, цистерны и платформы. Восточный фронт пожирал тысячи тонн снаряжения. Для охраны железной дороги немцы предназначили серьезные силы. Поезда шли под конвоем, вдоль путей постоянно ходили вооруженные патрули, вокзалы охраняли сильные гарнизоны.
         Существующие условия требовали от солдат подполья предпринять попытку парализовать немецкий военный транспорт. Вдоль железнодорожной линии Варшава-Прушкув было размещено несколько боевых групп, входивших в состав Руководства Диверсии (Кедив - Komendа Dywersji, Kedyw) ГК АК. Это была группа "Анатоль", а затем "Метла". Это были группы, занимавшиеся саботажем и ликвидацией - "выметанием" предателей и немецких агентов.
         Эти группы проводили разведку движения поездов на трассе и разрабатывали планы для проведения удачных саботажных и минёрных операций. Одним из выбранных мест был участок путей между Якторовом и Неборовом, примерно в 1 км от остановки Якторув, в 36 км от Варшавы.



Место акции


         В начале апреля 1944 г. от командира "Метлы" капитана "Неборы" Францишка Мазуркевича пришел приказ взорвать немецкий военный эшелон на выбранном предварительно участке путей возле Якторова. Командиром операции был назначен поручик "Кулеша" Витольд Пшиборовски. В состав группы входило 10 человек из боевой группы Казимежа Яцковского "Хавелана", будущего "Торпеды", и из отряда "Сармака".

         Из группы "Хавелана" были:
         "Хавелан" Казимеж Яцковски – командир отряда
         "Хенрик Латка" Тадеуш Бартосевич
         "Анджей Бабинич" Адам Хуберт Домин
         "Борута" Станислав Титус Домин
         "Стефан Боньча" Ежи Гневковски
         "Адам Хорски" Зенон Яцковски
         "Дверницки" Тадеуш Познаньски
         "Лукаш Лата" Ян Романьчик
         "Станислав Квятковски" Роман Станевски
         "Кубрынь" Юзеф Высоцки

         Из отряда "Сармака" в операции принимали участие:
         "Ежи Прондзыньски" Ежи Цесьляк
         "Земборак" Ромуальд Свёнтек.

         Участники акции 6 апреля 1944 г. в 18.00 прибыли на перрон в Урсусе. Там, разделившись на маленькие группки, они ждали поезд до Жирардова. Некоторые солдаты были сильно нагружены, им пришлось взять с собой подготовленные ранее мины, провода, шнуры, детонаторы и оружие (автоматы и гранаты). Ожидание поезда длилось бесконечно. Поезд, который, наконец, пришел, был настолько забит, что командир решил его пропустить. Поездка в толчее большой группы вооруженных людей была слишком опасна.
         Наконец следующим поездом примерно в 22.00 группа "Метлы" доехала до Якторова, причем в весьма необычной компании. Как оказалось, немцы использовали этот поезд, чтобы развезти вдоль железной дороги патрули железнодорожной охраны. На остановке Якторув кроме ребят вышли также 20 немцев с винтовками и легкими пулеметами. Такая же группа немцев поехала дальше. К счастью, охрана не заметила ничего подозрительного, и, построившись в колонну по двое, отправилась вдоль путей в сторону Гродзиска. Освободившись от нежелательного товарищества, группа "Кулеши" отправилась по дороге в сторону Мендзыборова. Целью была поляна метрах в 300 от путей. На поляне состоялось последнее совещание перед операцией.
         Две группы должны были охранять основную группу, заданием которой было заложить мины и взорвать заряды. Охраной со стороны Варшавы командовал "Лата". В состав его группы входили: "Кубрынь", "Земборак" и "Прондзыньски". Охраной со стороны Жирардова командовал "Хорски", у которого также было трое солдат.
         Наступил трудный момент закладки мин. В полной темноте были выкопаны углубления под внутренним рельсом пути, идущего в направлении Варшавы. Место было выбрано так, чтобы при повреждении путей сошедший с рельсов поезд заблокировал оба направления. В этом случае для ремонта потребовалось бы гораздо больше времени, поскольку железнодорожному крану было бы труднее подъехать к месту аварии.
         Планировалось заложить 3 заряда на небольшом расстоянии друг от друга, всего примерно 10 кг "пластита". Это был заряд большой силы - 100 граммов хватало для того, чтобы разорвать рельс. Однако, как выяснилось во время предыдущих операций, самого разрыва рельса могло быть недостаточно для того, чтобы пустить поезд под откос. Поэтому использовались заряды большей мощности. Заряды были приготовлены перед операцией, однако их следовало разместить под рельсом, соединить шнурами, вложить детонаторы и провода.
         Чтобы защититься от возможного нападения партизан, немцы пускали поочередно пассажирские поезда с поляками и военные товарные эшелоны. В скорых поездах два первых вагона были предназначены для поляков, и только следующие для немцев. Кроме того, паровозы, как правило, обслуживали польские машинисты.
Принимая все это во внимание, в ходе операций не использовались мины с импульсным взрывателем. Они бы взрывались под паровозом или первым вагоном, чтобы было бы причиной жертв среди поляков. Во время саботажных акций использовались мины, взрывавшиеся вручную. Пассажирские поезда пропускались, в товарных поездах мину взрывали после прохождения паровоза (из-за польских железнодорожников), а в скорых под третьим пассажирским вагоном.
         Командир группы, минеры и охрана заняли свои позиции. Было совершенно темно и дул легкий ветерок. В полной тишине, стараясь не стучать о рельсы, минеры заложили мины, работа шла четко и быстро под присмотром командира. Надо было спешить, потому что в любую минуту мог подъехать поезд. Заложили шнуры, а электрические провода и шнур от детонатора провели к огневой позиции. Командир обратил особое внимание на правильное размещение проводов, которые должны были проходить под рельсом, чтобы колеса поезда их не перерезали.
         Наконец все было готово. Командир выбрал место для размещения взрывной машинки, взрывающей заряды. Как основная группа, так и группы охраны отступили от путей. От основной группы отделился "Борута", который, будучи наблюдателем, выдвинулся несколько дальше в сторону Жирардова.
         Наступил самый мучительный и раздражающий период ожидания. Миновала полночь. Уже наступила Страстная Пятница, 7 апреля 1944 года. От земли тянуло сыростью, было холодно, дул северный ветер. Солдаты ожидали в полной тишине, курить было запрещено.
         Проехали две электрички. Участники операции волновались, опасаясь, что сотрясение, вызванное проезжающими вагонами, может спровоцировать случайный взрыв. К счастью, ничего такого не произошло. Сильные эмоции испытали бы пассажиры поездов, если бы знали, что под мчащимися вагонами покоится смертоносный заряд.
         01.15. Слышен тяжелый грохот приближающегося поезда. Тишина. Оказалось, что дым от паровоза заслонил сигнал наблюдателя. Наблюдательный пункт пришлось несколько отодвинуть от путей.
         01.30. Снова слышен приближающийся поезд. В этот раз наблюдатель решил его пропустить. В вагонах была прессованная солома и складные бараки. Было малоправдоподобно, чтобы при таком легковоспламеняющемся грузе в других вагонах перевозили что-то ценное. Для такого поезда жаль было мин.
         Через минуту со стороны Мендзыборова раздались шаги. Приближался немецкий патруль, задачей которого было обеспечивать безопасность путей. Опасность была велика, поскольку немцы шли вдоль того пути, под которым были заложены мины. Правда, они были замаскированы, но из-под рельса свисали электрические провода и шнур от детонатора.
         В полной тишине немцы миновали наблюдателя и группу охраны, приблизились к основной группе, минам и проводам. Быть может, это был тот патруль, который приехал раньше вместе с группой "Метлы" в Якторув. Ситуация была напряженной.
         Если бы немецкий патруль подошел во время закладки мин, охране пришлось бы принять неравный бой. Однако теперь была другая ситуация. Каждый шелест, щелчок предохранителя, выстрел был бы ошибкой. Поручик "Кулеша" держал в руке провод от зажигания и ждал.
         Рано или поздно немцы должны были подойти к мине. Заметив ее и желая ее обезвредить, они должны были на минуту остановиться. Трудно было ожидать, чтобы патруль охраны железной дороги пришел вдоль заминированного пути, переступил через шнур и провода и пошел дальше, не проявив ни малейшего интереса.
         Поручик "Кулеша" решил подпустить патруль к самой мине и тогда взорвать заряд. Взрыв 10 кг "пластита" должен был нанести немцам серьезный урон, а тогда было бы время для использования автоматов и гранат.
         В этот момент произошло нечто неожиданное. Почти в последнюю минуту, за несколько метров до мины, патруль свернул, перешел на другую сторону путей и пошел дальше в сторону Якторова, провожаемый с расстояния всего в несколько метров дулами автоматов группы охраны со стороны Варшавы. Случайность? А может благоразумие?
         Надо помнить, что в то время одинокие немцы и даже патрули все чаще проявляли равнодушие относительно временами вполне явных враждебных действий, если можно было таким образом избежать столкновения с вооруженным противником. Было заметно падение боевого духа немецких солдат, которые осознавали, что война идет к концу, концу необязательно выгодному для них.
         01.47. Минуту назад затихли шаги 20 охранников Великого Рейха, которые еще наверняка не успели дойти до станции в Якторове. Самое время было завершить операцию. Слышен шум приближающегося поезда. Блеснул красный фонарик наблюдателя. Капрал "Хавелан" скомандовал: "Огонь!". Поручик "Кулеша" соединил провода машинки, а "Боньча" потянул за шнур детонатора.
         Прижавшиеся к земле члены группы увидели сильную вспышку и услышали протяжный отзвук детонации. Поезд ехал дальше, словно ничего не произошло. Однако через секунду паровоз свернул, раздался скрежет и лязг нагромождающихся друг на друга вагонов. Был слышен звук взрыва и грохот падающих камней.
         План операции не предусматривал рысканья по вагонам или обстрела эшелона. В связи с этим группа немедленно отошла от путей полями в южном направлении. Еще минуту слышен был свист пара из разбитого котла паровоза. Теперь у немецкого патруля не должно было быть ни малейших сомнений относительно того, что произошло. Звук взрыва был слышен на расстоянии нескольких километров.
         Однако благоразумие и осторожность не покинули храбрых представителей Herrenvolk (расы господ), и группу "Кулеши" никто не преследовал. Только двадцать минут спустя над местом операции вспыхнули осветительные ракеты. Участники операции тогда были уже далеко.
         Стало светлее, месяц освещал окрестности. Группа широкой дугой обогнула с юга Якторув и Гродзиск. Впереди шли двое солдат, потом остальные. Через 10 километров солдаты "Метлы", измученные форсированным маршем, сделали привал в ближайшем перелеске. Некоторые натерли ноги немецкими сапогами, выданными командованием "Метлы". Чтобы утолить жажду, ели снег, который еще сохранился в этом месте.
         Возвращение в Варшаву было таким же опасным, как сама операция. Существовала большая вероятность, что немцы сориентировались в том, что нападение было совершено группой из Варшавы. В данной ситуации можно было быть уверенным, что дороги в город и железнодорожные пути могут быть окружены. Поэтому не следовало привлекать к себе внимание. Также не могло быть и речи о появлении глубокой ночью большой группы молодых людей на одной из станций под Варшавой.
         Пока что к счастью дороги и поля были совершенно пусты. Единственным человеком, встреченным по дороге, была женщина, которая несла молоко на продажу. Ребята купили у нее несколько литров молока. Продавщица была скорее удивлена, чем испугана неожиданной встречей.
         Около 3-х часов утра была "захвачена и занята" усадьба супругов Имрот в Казимерувке. Эта усадьба часто использовалась в качестве базы для разных операций "Метлы" на этой территории. Несмотря на немецкую фамилию, хозяева были поляками и патриотами, а визиты солдат подполья всегда приветствовали очень сердечно, невзирая на опасность. Только из-за посторонних необходимо было создавать видимость "нападения".
         В гостях у супругов Имрот группа провела несколько часов, потратив их на еду и приведение в порядок одежды. К счастью, все были целы и здоровы. Только поручика "Кулешу" ударил в спину камень, который от взрыва мины взлетел в воздух. На рассвете участники операции маленькими группками поочередно отправлялись на остановку пригородной электрички, откуда без помех доехали до Михаловиц. Затем группа разделилась.
         В тот же день на месте операции была проведена разведка. Поезд с боеприпасами, ехавший на восточный фронт, сделал "внеплановую остановку" на 14 часов. Был полностью уничтожен вагон с 25 охранниками и 3 вагона с боеприпасами. С рельсов сошли следующие 14 вагонов. Польские машинисты не пострадали.
         Все участники операции под Якторовом принимали участие в других многочисленных вооруженных операциях "Метлы", в период перед началом восстания. Все сражались во время Варшавского Восстания, восемь из них погибли.


Ян Романьчик

oбработка: Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова



      Ян Романьчик,
род. 01.05.1924 г. в Волоине
сержант подхорунжий Армии Крайовой
псевдоним "Лукаш Лата"
Главного Командования АК
взвод "Торпеды" батальон "Метла"
Группировка "Радослав"





Copyright © 2015 SPPW1944. All rights reserved.