Свидетельства очевидцев Восстания

Ян Романьчик "Лата" – парень из "Метлы"

Первые годы "свободы"








Ян Романьчик,
род. 01.05.1924 г. в Волоине
сержант подхорунжий Армии Крайовой
псевдоним "Лукаш Лата"
Главного Командования АК
взвод "Торпеды" батальон "Метла"
Группировка "Радослав"




         После окончания Восстания многие товарищи вернулись в подполье, чтобы продолжить борьбу, часть пошла в плен, а многие не вернулись уже никогда. Так мы дожили до освобождения от гитлеровской оккупации. Когда пришла "освободительная армия", мы увидели на стенах плакаты следующего содержания: "Бандит из АК", "АК заплеванный карлик реакции". Начались аресты. Для аковцев был создан лагерь в Рембертове, откуда польских патриотов вывозили в Сибирь. 17 января 1945 г. после вступления советских войск подпоручик "Торпеда" организовал перевозку оружия, спрятанного после восстания на территории наших боевых действий. Начали происходить какие-то странные вещи. 18 января героический командир нашего взвода подпоручик Казимеж Яцковски, псевдоним "Торпеда" был застрелен в собственном доме. Узнав об этом, я решил скрыться, полагая, что удар нанесен советской строной. Однако от семьи "Торпеды" я услышал, что он был ликвидирован якобы за сотрудничество с немцами. На мой взгляд, это было абсурдное обвинение. Этот человек выполнил смертные приговоры, вынесенные нескольким десяткам немецких агентов, а за свое мужество во время Варшавского Восстания был награжден крестом Ордена Виртути Милитари V класса. Я не понимал, что произошло, но мне в голову приходила мысль, что дело нечисто. "Торпеда" был похоронен на кладбище в Голомбках. На переломе 60-х и 70-х годов, при переделке участка на Военном Кладбище на Повонзках он был эксгумирован и похоронен на участке "Метлы".
         Примерно через три недели после смерти подпоручика "Торпеды" ко мне обратился один из новых людей "Торпеды" и спросил, разговариваает ли он с "Латой". Когда я подтвердил, он сказал, что "Торпеда", когда его отстранили, приказал ему вместе со своими людьми обратиться ко мне. Я знал этого человека, но не знал, что у него был контакт с "Торпедой". Я договорился встретиться с ним позже, а сам связался с "Анатолем" и доложил, что ко мне обратился отряд "Торпеды". Мне было приказано принять отряд и ждать дальнейших распоряжений. Солдаты отряда перешли под мое командование. В создавшейся ситуации мы оставались в конспирации. Это был трудный период.
         На территории Механической фабрики "Урсус" был размещен Польский Отдельный Автомобильный батальон. Командовал этим соединением русский, который жил на квартире у моей знакомой. Я познакомился с ним. Он очень охотно рассказывал о себе. В советской армии он был сержантом и принимал участие в обороне Ленинграда. По его рассказам было понятно, что он порядочный человек. Он выписывал ребятам командировочные предписания и давал возможность возить муку в Варшаву из Замостья. Проводя со мной время, он сориентировался, с кем имеет дело и посоветовал мне бежать отсюда, потому что эти мерзавцы не дадут мне спокойно жить. Я объяснил ему, что я должен достойно похоронить своих товарищей, потому что они отдали жизнь за Отечество. Он ответил, что желает мне удачи.
         За привезение муки в Варшаву он был арестован и сидел на Раковецкой. В июле 1945 г. его выпустили, и он пришел ко мне. Он получил пропуск на две недели и хотел ехать на Западные Земли. Он спросил, может ли после возвращения прийти ко мне. Я согласился. Он приехал вместе с товарищем. Я помог им продать мелочи, которые он привез, потому что он знал, что забрать их с собой не удастся. Он сказал, что их везут за Урал в совхоз и им нельзя будет расказывать о том, что они видели и слышали, а тем более общаться с кем-то за границей. Они уехали со слезами на глазах.
         Одним из важных дел, которое мы начали реализовываать, была эксгумация погибших товарищей. Мы делали это нелегально до момента выхода из конспирации Центрального района АК. От командования я получил приказ обеспечить безопасность людей при проведении эксгумаций погибших во время Варшавского Восстания товарищей. Мы эксгумировали останки из временных могил, расположенных на газонах, а в некоторых случаях из тех мест, где они погибли, но не было возможности их похоронить. При эксгумациях всегда присутствовал представитель Красного Креста. С нами всегда была графиня Анна Пиа-Мыцельска.
         Тем временем я получил приказ провести вооруженную операцию в Коморове. Нас прибыло несколько человек, не помню уже, четверо или пятеро. Мы были на месте, но операция не состоялась, потому что был плохо организована. Не появилась вторая часть группы. Мы возвращались через Пашкув с намерением пристрелять оружие, которое перевезли из Варшавы. После нескольких выстрелов и осмотра оружия из-за кустов внезапно вышел советский солдат с ППШ. Он крикнул нам: "Руки вверх", держа нас все время на мушке. Когда он забрал у нас оружие, мы начали объяснять, что мы представители гражданской милиции и показали фальшивые удостоверения.
         Солдат заявил, что он не понимает по-польски, и мы должны пойти с ним в часть. Там есть еврей, который все переведет. Нам никоим образом не улыбалось туда идти. Ситуация осложнилась. Солдат заметил на дереве чистый листок бумаги, по которому мы стреляли, и подошел, чтобы его снять. Когда он повернулся, то увидел направленное на него оружие. Он не отреагировал на призыв: "Руки вверх" и, захваченный врасплох, потянулся за оружием. Раздался выстрел с нашей стороны, пуля рикошетом ударила его в затылок настолько сильно, что он зашатался. Товарищи бросились на него и обезоружили.
         Я подошел к нему и сказал, что отдам ему оружие, только выброшу боеприпасы, чтобы он не мог стрелять нам вслед. Он не хотел согласиться на это и все время повторял, что должен отвести нас в часть, что было для нас равно смертному приговору. У меня не было выбора. Я взял "Молнию" и выстрелил в него. Мне было жаль человека, но товарищей и себя мне было жаль еще больше. Я столько пережил во время Восстания, а теперь из-за такой глупости должен погибнуть? Мы покинули место происшествия, забирая ППШ и два магазина. О происшествии я доложил моему командиру Лешеку Нижиньскому.
         Вскоре после этих событий Лешек Нижиньски устроил встречу, на которой был Анджей Совиньски, псевдоним "Заглоба" из "Зоськи" и сказал, что моим командиром с этой минуты будет "Заглоба". Первой моей операцией было покушение на офицера Народной Армии полковника Гроша. Когда я подготовился к операции, она была отменена. Потом я получил приказ забирать оружие у советских и польских офицеров и солдат. Такого рода деятельность мне не нравилась. Мотивируя свое решение желанием выехать в другой город, я попросил об увольнении, на что получил согласие. Моим заместителем был Антони Ольшевски, псевдоним "Волк", которого я сконтактировал с "Заглобой".
         В этот период постоянно проходили эксгумации. По поручению полковника "Радослава" эксгумациями занимался поручик Тадеуш Яницки, псевдоним "Черный". С некоторых пор мы занимались этим легально. В эксгумациях я участвовал до августа, потом наступил перерыв. Полковник "Радослав" был арестован. В начале сентября было объявлено об акции выхода из конспирации. Я зарегистрировался 17 сентября 1945 г. Эксгумации продолжались на новых условиях, которые выторговал полковник "Радослав". Теперь эксгумации проходили открыто и быстро.



Группа солдат "Метлы", 1946 г.
Третий справа стоит Ян Романьчик


         С момента выхода из конспирации начало действовать общество "Метлы". Мы занимались сохранением памяти о наших товарищах и этосе Армии Крайовой. В результате этих стараний было открыто Кладбище Варшавских Повстанцев, поставлен и освящен памятник в честь Погибших Солдат Армии Крайовой 1939-1944 "Gloria Victis" ("Слава Побежденным") на Военном Кладбище на Повонзках. Главным вдохновителем этих работ был полковник/генерал Ян Мазуркевич "Радослав". Общества получили от полковника "Радослава" деньги на организацию производственных мастерских, чтобы поддержать молодежь во время обучения. Торжественное освящение и открытие памятника произошло 1 сентября 1946 года. Это была демонтстрация населения Варшавы в честь солдат Армии Крайовой.



Открытие памятника Gloria Victis, 1946 г.
Третий справа Ян Романьчик


         Одновременно это стало началом недовольства тогдашних властей, которые решили вычеркнуть историю Армии Крайовой из истории Польши. Начались репрессии. К концу 1948 года начались аресты наиболее активных бывших солдат Армии Крайовой под предлогом их участия в конспирации. В сущности, арестованных обвиняли в прославлении Армии Крайовой. Арестованные получали большие сроки, а также смертные приговоры.
         Проявление патриотизма, верность своим идеалам и стремление к учебе, потому что большинство начало обучение, не нравилось тогдашнему режиму. Они сориентировались, что в такоей ситуации могут потерять власть и начали искать возможность предотвращения "неизбежного поражения". На партийных собраниях говорили о вычеркивании Армии Крайовой из истории Польши.
         Моя судьба была похожа на судьбу многих других солдат Армии Крайовой. Я начал учебу в Варшаве. В Студенческом отделении Союза Инвалидов Войны ПР я познакомился с Зофией Бабулевич. Она также была солдатом АК, псевдоним "Бися". Когда началось Варшавское Восстание, она сражалась в повстанческих отрядах на Праге, потом переправилась через Вислу и с 16 августа 1944 года сражалась в группировке "Кампинос". Во время прорыва кампиноских отрядов она была тяжело ранена под Якторовом, лечилась в госпитале в Жирардове. На Рождество 1947 года состоялось наше бракосочетание.

         


Ян Романьчик, 1947 гr.                          Зофия Бабулевич, псевдоним "Бися"


         Затем я выехал в Краков. Продолжая семейную традицию, я начал обучение в Горно-Металлургической Академии на металлургическом факультете – литейное отделение. Я поселился в общежитии военных инвалидов. 1 декабря 1948 г., будучи студентом II курса Академии, я начал работать в Центральном Институте Металлургии и Литья в Борке Фаленцком. Казалось, что я смогу после жестоких лет оккупации начать нормальную жизнь.


Ян Романьчик

oбработка: Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова



      Ян Романьчик,
род. 01.05.1924 г. в Волоине
сержант подхорунжий Армии Крайовой
псевдоним "Лукаш Лата"
Главного Командования АК
взвод "Торпеды" батальон "Метла"
Группировка "Радослав"





Copyright © 2015 SPPW1944. All rights reserved.