Свидетельства очевидцев Восстания

Воспоминания Збигнева Дембского из батальона "Килиньски"


Оккупация








Збигнев Дембски
род. 29.11.1922 г. в Ласине
подпоручик Армии Крайовой, псевдоним "Збых-Правдиц"
командир 7 отделения 3 роты "Серые Шеренги-Юниор"
Батальон АК "Килиньски"
№ военнопленного 298383




         Я родился в 29.11.1922 г. на Поморье в городе Ласин возле Грудзёндза. У моего отца Эмилиана была там аптека. Мать Мария воспитывала меня и двух моих младших сестер Ирену и Александру. Начальную школу я окончил в этом городе.



Збигнев Дембски в 1932 г.

         Поскольку здесь не было гимназии, родители отправили меня учиться в другой город. Сначала я посещал гимназию в Александрове Куявском, которой руководили ксендзы-салезиане, потом меня перевели в Гдыню-Орлово. Там я учился в гимназии, которой руководили иезуиты. В этой гимназии в 1939 году я получил свидетельство об окончании гимназии.



Свидетельство об окончании гимназии

         Город, в котором я родился и провел детство, находился примерно в 12 км от границы с Восточной Пруссией. Из-за соседства Грудзёндза, где было много военных частей, кавалерии, у отца было много знакомых военных, которые нас посещали. К концу августа 1939 г. ситуация в стране была довольно неопределенной. Однако офицеры, которые к нам приезжали, включая коменданта Пограничной Охраны этого участка, утверждали, что волноваться незачем, что ничего не случится. Тем не менее, отец на всякий случай отправил всю семью в Торунь, а сам остался в Ласине, по-прежнему занимаясь аптекой.



Университетский диплом отца

         1 сентября в 5.00 служанка сообщила отцу, что приближаются немцы. Отец сбежал вниз к автомобилю, чтобы ехать в Торунь. Оказалось, что спустило колесо. Поэтому отец сел на велосипед и спасся, благополучно добравшись до Торуни. Он поступил очень разумно, потому что наша семья принимала активное участие в общественной жизни.

    

Награды отца

         В окрестностях Ласина жило много немцев, не всем нравилась позиция отца. Один из них, врач, ранее сказал отцу, что ему стоит отсюда уехать. Как позже оказалось, у немцев были приготовленные заранее списки польских патриотов, с которыми следует расправиться. После вступления немецких войск все люди из этих списков уже в первый день были расстреляны. В списке были мой отец и я.
         На семейном совете мы решили перемещаться на восток по мере продвижения немецких войск. Мы погрузили в два автомобиля всю семью и отправились в путь. Отец очень нервничал и с трудом мог вести автомобиль. Я заменил его, потому что в августе, будучи в Торуни, сдал экзамены и получил водительские права.

    

Водительские права

         Ночью с 9 на 10 сентября мы проехали через Варшаву и направились дальше на восток. Всем известно, что творилось на дорогах. К счастью, нам удалось избежать очередных бомбежек. Мы доехали куда-то в район Седлиц.
         С топливом было хуже день ото дня. После очередного совещания мы решили, что все жещины: бабушка, мама, сестры и семья двоюродного брата останутся, а мы втроем: отец, двоюродный брат и я, на одном автомобиле поедем дальше на восток с намерением по возможности добраться до Залещик. С большими трудностями, пережив по дороге разные приключения и бомбежки, 16 сентября мы добрались до Луцка. В Луцке у отца был брат, Инспектор Государственных Лесов в волынском воеводстве. На следующий день, 17 сентября 1939 г., на территорию Польши вошли русские.

    

Паспорт, выданный в 1937г. 15-летнему Збигневу Дембскому.
На оборотной стороне документа печать советского Комитета Помощи Беженцам, поставленная в сентябре 1939 г. в Луцке. Как выглядела советская "помощь" полякам, можно узнать на основе дальнейшего фрагмента свидетельства

         Мы снова оказались в трудной ситуации. Дальше ехать было невозможно. Мы пытались повернуть, нас остановили фронтовые отряды. Ситуацию осложнял факт, что мы везли с собой в автомобиле охотничье оружие. В нашей семье исстари существовали охотничьи традиции. Отец хорошо знал русский язык. Какое-то время он учился в Киеве, хотя в результате окончил фармацевтику в Кракове. Он начал разговаривать по-русски с солдатами. Те пошли к начальству, чтобы спросить, что с нами делать.
         Я с интересом рассматривал агрессоров. Первый раз я встретил русских. Когда часть из них пошла советоваться, что с нами сделать, привезли так называемый обед. Вот как это выглядело: привезли бочку соленых сельдей, солдаты по очереди подходили к ней, брали селедку за голову и счищали с нее излишек соли. Потом каждый получал кусок темного хлеба. Обед дополнила вода из насоса. И это все.
         В обеденном балагане нам удалось сбежать. Мы вернулись в Луцк. Там мы наблюдали новый показ мод: жены офицеров, прибывших с востока, щеголяли по улицам в ночных рубашках, словно в вечерних платьях. Автомобиль у нас, конечно, забрали, оружие мы раньше закопали где-то в лесу, там оно покоится до сих пор. Мы решили постараться как-то вернуться за Буг. Мы пережили много разнообразных приключений, ехали поездом через Ровно, Ковель, Костополь, Пинск и наконец добрались до Белостока, который был тогда в руках большевиков. Мы искали возможности перейти границу.
         Там были разные "проводники". Один из них пообещал перевести нас через границу. Мы вышли ночью. Мы шли за проводником, неся остатки нашего имущества в маленьком рюкзачке. Проводник сказал, что нам наверняка тяжело, и предложил помочь нам нести рюкзак. Он завел нас в лес и сказал, что граница совсем рядом, и нам надо идти вперед. Внезапно мы остались в лесной темноте одни... но без рюкзака. Какое-то время мы блуждали по лесу, наконец, нам удалось из него выбраться, но тут нас схватили русские солдаты.
         Нас посадили в тюрьму в Жабинке. Там мы сидели примерно две недели. Еды нам давали немного, зато я очень хорошо познакомился с местными паразитами. Потом нас перевезли в Кобрин. Здесь мы снова какое-то время сидели в тюрьме. Как-то нас вызвал на беседу начальник тюрьмы. Отец разговаривал с ним по-русски, а начальник в это время просматривал наши документы, которые прислали вместе с нами из Жабинки. Это давалось ему с трудом, поскольку он изрядно наклюкался. В результате русский, потеряв терпение, отдал отцу наши бумаги и сказал, что мы можем идти.
         С огромной радостью мы вышли оттуда. Мы решили пойти что-нибудь съесть, потому что за несколько недель, проведенных в ужасных условиях, сделали свое. Сидя в ресторане в ожидании заказа, отец начал приводить в порядок документы, чтобы отдать их двоюродному брату и мне. В это время из документов выпал листок с надписью по-русски. Это была инструкция от тех, кто нас задержал, начальнику тюрьмы. Из нее следовало, что двоих старших следует расстрелять, а молодого отправить на восток. У нас пропал аппетит. Как можно скорее мы сбежали из Кобрина.
         Потом мы встретили в Белостоке порядочного проводника, который за некоторую плату помог нам перейти границу недалеко от Малкини, точнее в Зрембах Костельных. Из Малкини мы добрались до Варшавы. Здесь мы нашли знакомых и постарались связаться с семьей. Как оказалось, мама с остальными родственниками вернулась в Ласин. Через некоторое время отец забрал их в Варшаву. Здесь мы сначала жили у знакомых, потом отец нанял квартиру. Мы жили поочередно на Красивой, Новогродской, Налевки, Сулькевича и Гжибовской 47.



Збигнев Дембски с родителями и сестрами, 1942 г.

         Обосновавшись в Варшаве, я начал учиться на тайных курсах в гимназии имени Адама Мицкевича, а также в Строительной школе II уровня на улице Новый Свят 72, которую окончил в 1943 г. Строительная школа давала профессию строительного техника. По окончании этой школы я ходил на улицу Снядецких 10 на архитектуру на так называемые Курсы Технического Рисунка Ягодзиньского.
         Контакт с подпольем я установил очень рано. Уже на переломе ноября и декабря 1939 я был связным и курьером в подпольной организации, так называемой Голубой Дивизии, которую создал товарищ отца, офицер Пограничной Охраны. Это была одна из многих организаций, которые независимо друг от друга возникали уже с первых дней оккупации. Не знаю, какова была ее дальнейшая участь, была ли она распущена или влилась, как другие, в ряды Польской Вооруженной Организации.
         Потом с помощью товарищей с тайных курсов и строительной школы я продолжал подпольную деятельность в СВБ (ZWZ, Związek Walki Zbrojnej – Союз Вооруженной Борьбы). Я принимал участие в военной подготовке в основном объеме, особое внимание уделялось боям в городских условиях. Кроме теоретических занятий, проходивших на разных явочных квартирах, мы ездили на практические занятия на отвоцком участке, а как-то также под Вышкув. Я окончил школу младших командиров, а потом с согласия начальников моего отряда подпольное военное училище под кодовым названием "Бельведер". Я закончил его в звании капрала подхорунжего под № 1030.



Збигнев Дембски весной 1944 г.



Збигнев Дембски

oбработка: Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова



      Збигнев Дембски
род. 29.11.1922 г. в Ласине
подпоручик Армии Крайовой, псевдоним "Збых-Правдиц"
командир 7 отделения 3 роты "Серые Шеренги-Юниор"
Батальон АК "Килиньски"
№ военнопленного 298383





Copyright © 2015 SPPW1944. All rights reserved.