Свидетельства очевидцев восстания

Воспоминания санитарки харцерского батальона АК „Вигры” Барбары Ганцарчик-Петровской пс. „Паук”





Барбара Ганцарчик-Петровска,
род. 18.03.1923 в Варшаве
санитарка АК
пс. „Паук”
второй взвод ударной компании
харцерский батальон АК „Вигры”



Начало войны

         Летом 1939 г. как всегда мы были на даче. Осенью я была должна начать учебу в лицее им. Марии Конопницкой. Мне было тогда 16 лет. Летом на даче царила атмосфера беспокойного ожидания. Каждый день мы внимательно слушали радио. Мы ожидали начала войны, хотя надеялись, что к ней не придет. В нашем доме на Элстерской жил итальянский журналист, господин де Андрe. Он утверждал, что войны не будет.
         Отец был офицером запаса, мы ожидали, что в каждую минуту его призoвут в армию. 1 сентября на даче в Эмове по радио мы услышали, что война началась. Отец был тогда в Варшаве. Мама решила вернуться в Варшаву, она не хотела, чтобы отец остался один. Она на это решилась, несмотря на слухи о бомбардировках и реальной угрозе.
         Мы собрали манатки на крестьянский воз. Помню, что хозяин, который всегда нас возил, не очень хотел рисковать езду в Варшаву. Однако, в конце концов, он решился, наверное за высшую оплату. Не помню, каким путем мы ехали. Наверное, мы ехали Валом Медзышиньским над Вислой, но я в этом не уверена.



Барбара Петровска в 1939 г.


         Мы доехали в Варшаву 4 сентября. В нашей окрестности уже были бомбардировки. Мы жили недалеко Ронда Вашингтона. Аллеями Вашингтона отступали на восток польские военные отряды и перемещалось гражданское население. Толпы гражданского населения с узлами, женщины с детьми, с детскими колясками. Все шли Аллеей через Мост Понятовского и далее, направляясь к Грохову.
         Беженцы часто останавливались в нашем доме. Конечно, всегда мы их угощали чем-то горячим. Мы удивлялись, зачем, собственно говоря, они туда идут, наудачу. Особенно матери с маленькими детьми. Мы их даже уговаривали остаться у нас. Однако, люди не хотели остаться, сбегали дальше.
         Аллея Вашингтона и мост Понятовского были уже бомбардированы, собралась толпа людей и войско. Бомбы упали, между прочим, на гараж наших соседей на противоположной стороне улицы. Тогда, отец решил 7 или 8 сентября вывести семью подальше от ронда. Он связался со своим знакомым, господином Мойковским, у которого был дом на Ирландской. Вся семья переехала к нему, пожалуй, 8 сентября. Мы переселились, забирая самые нужные вещи.
         Приближался фронт. Немцы подошли от стороны Праги под Саску Кемпу, пожалуй, уже 10 сентября. 10 сентября был сбомбардирован наш дом, который превратился в развалины. На долгие годы войны мы остались, собственно говоря, ни с чем, без крова. Позже мы нашли небольшую квартиру на Саской Кемпе, несколько дальше от нашего дома.
         Саска Кемпа была обстреливана артиллерией, а также бомбардирована из самолетов. Жители района начали сбегать через мост Понятовского к Средместью. Мы тоже около 15 сентября отправились за Вислу. Мост был обстреливан, в нем было много дыр. Во время перехода через мост погибло много людей. Во время похода в Средместье погибла, между причим, жена дирижера Гжегожа Фителберга, Галина Шмольцовна, известная танцорка.
         Остаток осады мы провели в Средместьи. Сначала мы находились в Прудентяле на Площади Наполеона. Некоторое время там работал отец, а его знакомый, господин Мойковски, был директором. Нам казалось, что будет безопасно. Были там великолепные несколько ярусныe убежища. Но, здание было очень бомбардировано. Вспыхнул пожар, а в убежище, в котором мы находились, начала протекать вода. Пожарные советовали покинуть это место, неизвестно, что будет дальше, а вдруг перекрытие обрушиться.
         В этой ситуации мы переселились в Сельскохозяйственный Банк, в котором также работал отец. Банк располагался на Новогродской, напротив Ромы. Там мы находились в сокровищнице. У сокровищницы были особенно прочные перекрытия и стены, поэтому это было безопасное место. Там было очень тесно, люди сидели один на другом. Спалось на стульях, но полу. Здание было относительно мало разрушенo во время военных действий. Там мы просидели до конца осады.
         Хочу еще добавить, что отец не был призван в армию, вероятно, что не успели. Во время осады принимал участие в перемещении боеприпасов. Когда осада Варшавы окончилась, мы вернулись на Саску Кемпу. Это было около трех дней после капитуляции, в первые дни октября 1939 г.
         Мы пережили сентябрь 1939 г. Вернулись на Саску Кемпу в маленькую, пустую квартиру. Надо было ее постепенно благоустроить. Несмотря на то, что наша семья потеряла все, что мы остались нищими, никто об этом не заботился. Самое главное, что никто из нашей семьи не погиб, все спаслись во время бомбардировки.



Барбара Ганцарчик – Петровска

oбработал: Мацей Ианашек-Сейдлиц

перевод с польского языка: Марта Будаш



      Барбара Ганцарчик-Петровска
род. 18.03.1923 в Варшаве
санитарка АК
пс. „Паук”
второй взвод ударной компании
харцерский батальон АК „Вигры”





Copyright © 2012 SPPW1944. All rights reserved.