Свидетельства очевидцев восстания

Воспоминания санитарки батальона АК "Метла" Халины Енджеевской, псевдоним "Славка"






Халина Енджеевска-Дудзик,
род. 19.10.1926 в Варшаве
капрал подхорунжий, санитарка АК
псевдоним "Славка"
рота "Ежики"
батальон "Метла"
группировка АК "Радослав"
№ военнопленного 224292



Детство

         Я родилась 19 октября 1926 г. в Варшаве. Мои родители: Матеуш Дудзик и Мария, урожденная Стшалка, первое время жили в Миланувке, где родилась моя сестра Ванда, старше меня на 6 лет, зато Данута, старше меня на полтора года, родилась уже в Варшаве. Отец был служащим в Министерстве Транспорта, мама занималась домом и воспитанием детей.





родители Матеуш и Мария Дудзик


         В середине 20-х годов на Охоте, в рамках кооператива, начали строительство нового квартала возле площади Нарутовича. Мои родители были учредителями этого кооператива. Дома строились на улице Вавельской. При строительстве использовались интересные архитектурные решения – дома образовывали замкнутые кольца с внутренними двориками. Мои родители поселились в здании на улице Университетской 1, которое во время Восстания 1944 г. стало частью повстанческого Вавельского Редута. В этом доме я родилась и провела детство и молодость до 1944 г. Позже, после долгого перерыва, мне удалось сюда вернуться в конце 70-х годов.

         Мое детство было счастливым. Я ходила в школу недалеко от дома, играла с подружками на детской площадке на улице Вавельской. Окончив начальную школу, я поступила в женскую гимназию имени Юлиуша Словацкого на улице Вавельской.
         Там же я училась в лицее и закончила первый класс в 1939 г. Это была хорошая школа, с патриотическими традициями. Помню празднование 3 мая, а также необычную церемонию, связанную с годовщиной смерти маршала Пилсудского.
         В эту школу ходили также мои сестры, это была наша семейная традиция. Самая старшая сестра Ванда после окончания лицея имени Словацкого поступила в Варшавский Университет. В 1939 г. она окончила первый курс археологии и истории искусства.

         Каникулы мы всегда проводили вне Варшавы. С раннего детства я помню какие-то места под Варшавой, может, это было в окрестностях Свидра. Во всяком случае, была какая-то речка, был песок. Когда я стала старше, наша семья выезжала на каникулы в более отдаленные места. Папа выезжал раньше и нанимал помещение. После отпуска отец возвращался в Варшаву и потом время от времени навещал нас. А мы все лето жили на даче вчетвером.



на каникулах в Жегестове (Халина на плечах отца)

         Помню два пребывания на Виленщине. Раз мы жили у какого-то старосты, у которого был очень большой сад. За оградой, в которой впрочем были дыры, был лес. Мы с Данусей выходили через дыру в заборе, хотя мама просила этого не делать. Мы ходили по лесу, собирали землянику. У меня была привычка, которая осталась у меня до сих пор – я очень рано вставала, рано просыпалась. Видимо, это было заложено генетически, потому что моя мама делала так же. До сих пор я помню, как на рассвете я вылезала через окно, а мама уже ждала меня с мисочкой земляники. Это просто осталось у меня в памяти.

         В другой раз, тоже на Виленщине, мы жили в доме над озером, на пригорке. Позади дома был лес. По тропинке мы сходили к озеру, где всегда была лодка. Нам конечно нельзя было самим ею пользоваться, но Ванда с утра плавала по озеру. Мы с Данусей ходили гулять в лес. Нас сопровождала собака, какое-то время даже собака и кот. Это конечно были животные хозяина. Они обычно сопровождали нас до какого-то места в лесу, где бежал ручеек. Это было недалеко от дома. Мы доходили до этого ручейка, с нами собака и кот. Потом кот возавращался домой, но собака ждала нас.
         Родители прекрасно знали, где мы находимся. К тому же мы хорошо знали этот лесок. Мы играли там с Данкой, устраивали приемы. Помню, как на больших листьях были приготовлены земляника и черника для всей семьи. Сидели мы на мху. Я с удовольствием вспоминаю эти каникулы, хотя однажды я там заболела, и у родителей были проблемы. Им пришлось привезти врача. Я заболела скарлатиной. Правда, это не слишком тяжелая болезнь, но в такой ситуации достаточно затруднительная, поэтому папа сходил с ума от беспокойства.
         Мы с Данусей играли с местными детьми. Мы пробовали также помогать местным хозяевам во время жатвы. Они косили рожь, укладывали снопы. А мы бегали рядом и тоже старались что-то делать. Местные хозяева не слишком радовались нашей помощи. Мы пытались участвовать в их жизни. С Вандой в это время мы общались мало. Она была гораздо старше нас, и у нее были другие интересы.
         Мама каждую неделю ездила с нашим хозяином на рынок. Мы с бьющимся сердцем ожидали ее возвращения. Мы с Данусей высматривали, когда она появится, потому что она всегда привозила нам что-нибудь замечательное. Какие-то свистульки, какие-то игрушки. А кроме того привозила свежие продукты, настоящие, с рынка. Их хватало на несколько дней.

         В школе имени Юлиуша Словацкого дейстовали три хорошо организованных харцерских дружины - Тройки: Красная, Черная и Золотая. Я записалась в "Красную Тройку", Данка была в "Золотой".



харцерки из "Красной Тройки; первая справа Халина Дудзик

         Летом 1939 года мы поехали в лагерь в Свентокшиских Горах. Мне тогда было 12 лет. Моей вожатой была Ирка Смоленьска, а звеньевой Дзидка Гавиньска, обе прекрасные девушки.
         Лагерь я вспоминаю с большим удовольствием, как сказку. Кроме нашей дружины по соседству было еще несколько других лагерей. Первый раз я проводила каникулы в таких условиях. Признаюсь, что в первую минуту я была немного испугана. Мы должны были сами приготовить лагерь, расставить палатки. Наверно нам помогали ребята, потому что в нескольких километрах был мужской харцерский лагерь.
         Мы сами готовили еду. Помню, как однажды вместе с подругами мы должны были приготовить макароны. У нас с собой был большой котел, надо было разложить костер. Я это делала первый раз в жизни. Я очень старалась: налила воды в котел, бросила макароны и начала готовить. Я старательно мешала содержимое большой ложкой. Через некоторое время я заглянула в котел и с изумлением увидела, что макароны куда-то пропали. Наверно кто-то их съел. Причина была прозаической. Я бросила макароны в холодную воду, и поэтому все разварилось. Я здорово тогда осрамилась.
         Во время пребывания в лагере мы участвовали в разных играх, упражнениях, приобретали разные умения. Вечером у костра были интересные беседы. Нашa звеньевая приглашала гостей. Приходили другие дружины, которые располагались по соседству. Были дискуссии, песни. Ребята из мужских лагерей играли на каких-то инструментах, вроде бы на гармонии.



в харцерском лагере

         Из лагеря мы приехали 30 июля 1939 г. Мама ломала руки, увидев нас. Мы были худые как щепки, сильно загоревшие. Возможно, немного недомытые, хотя мы, конечно, мылись, не все было так плохо. Однако это нельзя было сравнить с купанием в ванне.
         А через месяц началась война.



Халина Енджеевска-Дудзик

обработка: Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова




      Халина Енджеевска-Дудзик
род. 19.10.1926 в Варшаве
капрал подхорунжий, санитарка АК
псевдоним "Славка"
рота "Ежики"
батальон "Метла"
группировка АК "Радослав"
№ военнопленного 224292





Copyright © 2015 SPPW1944. All rights reserved.