Свидетельства очевидцев восстания

Воспоминания санитарки харцерского батальона АК "Вигры" Янины Грущиньской-Ясяк, псевдоним "Янка"








Янина Грущиньска-Ясяк,,
род. 11.12.1922 в Варшаве
санитарка AK
псевдонимы "Поженцка", "Янка"
второй взвод ударной роты
харцерский батальон AK "Вигры"



Начало Восстания

         1-го сентября в 5 часов утра я отправилась на Прагу передать товарищу, чтобы он явился к поручику "Прокопу". Переходя через мост Кербедзя, я увидела открытые люки, возле которых сидели немцкие солдаты. В отверстиях были видны какие-то уложенные свертки и провода, значит, мост был заминирован. Это меня не удивило, подтверждались слухи о приближающемся советском наступлении. В 16 часов с санитарной сумкой я явилась на место концентрации на Старом Мясте, на улице Килиньского 1. Этот адрес был мне знаком, потому что перед Восстанием, вместе с моей подругой Хальшкой Быковской мы привезли сюда пролеткой две большие пачки перевязочных материалов. Просторная квартира принадлежала профессору Хемплю. Сразу же после прибытия вместе с подругами мы начали организовывать санитарный пункт.
         После 17 раздались звуки выстрелов. Нам всем, как девушкам, так и парням, было запрещено покидать квартиру. Состояние вооружения нашего батальона было катастрофическим. Ночью с 1 на 2 сентября, к нашему удивлению, мы получили приказ возвращаться домой, который объяснялся отсутствием оружия, ребята должны были идти в Кампинос, чтобы получить там оружие.
         Вместе с подругами Басей Петровской и Исей Селюжинской мы покинули Старе Място. После долгих блужданий, видя, что бои продолжаются, мы включились в организацию повстанческого госпиталя в здании Социального страхования на улице Марианской угол Паньской. Первые дни мы ходили с Басей по ближайшим дворам и просили жителей пожертвовать что-нибудь на госпиталь. Это не был зажиточный район, но люди были очень самоотверженны. Они давали постель и продовольствие, особенно ценное в то время.
         Вскоре в госпиталь стали поступать раненые. Мои подруги работали медсестрами в двух палатах, а я принимала и записывала раненых. Помню молодого парня, ему было лет 16. Его принесли на носилках, которые поставили возле моего стола. Он лежал с закрытыми глазами, ран не было видно, сам же он весь был обсыпан каким-то желтым порошком или краской. Я встала на колени возле носилок, надеясь узнать его фамилию и что с ним случилось. Раненый не реагировал на вопросы. Спустя какое-то время он, наконец, открыл глаза и прошептал:
         - "Только ничего не говорите маме".
         Его голова упала на бок. Умер.
         3-го сентября мы пережили первую бомбежку. Только мы трое остались на втором этаже с ранеными. Остальные раненые вместе с медсестрами в панике спустились в подвалы.
         К работе в госпитале мы относились как к временному занятию. У нас не было квалификации медсестер, нас готовили к участию в боях вместе с солдатами, так что когда подруга Баси из Средместья заверила нас, что мы получим назначение в ее отряд, мы неимоверно обрадовались и решили попрощаться с госпиталем на Марианской. 7-го сентября мы пошли на Старе Място за нашими санитарными сумками. К сожалению, оказалось, что со Старувки уже невозможно выйти. Старе Място было окружено врагом.
         Наш батальон "Вигры" стоял на улице Длугой 7, в бывшем Министерстве Юстиции. Из добровольцев была создана первая рота. На Килиньского 1 мы застали нескольких подруг из санитарной службы, вскоре вернулись ребята, которым не удалось пройти в Кампинос. Они сражались на Воле и Повонзках (кладбища).
         Мы получили назначение во 2-й взвод ударной роты батальона "Вигры". Вместе с нашим взводом мы были на баррикадах в разных местах Старувки, поскольку наш батальон был резервным. Это означало, что наши солдаты сражались там, где опасность была наиболее велика.
         После возвращения на Старе Място я узнала, что меня ищет мой товарищ, с которым мы дружили. Я нашла его отряд, к сожалению, Владка Макулы там не было. Он был ранен на баррикаде, на улице Электоральной, когда отряд возвращался с Воли. Владек был в Мальтийской больнице на улице Сенаторской. Он лежал на какой-то лавке, ноги были согнуты в коленях. Владек был ранен в живот. Через несколько часов его забрали на операцию - 12 пуль в кишках.
         Во время операции подъехал танк и обстрелял фасад больницы. Я была возле Владка все время. Физиологический солевой раствор и несколько уколов – вот и все лечение. Владек очень мучился и знал, что умирает. Он просил меня сообщать родителям. Владек умер на четвертый день. Он был из Келецкого воеводства, был единственным сыном, очень хорошим человеком. Мне было тяжело выполнить его последнюю просьбу.
         Мальтийская больница находилась на линии фронта. Однажды, когда я была в палате, вбежала медсестра с криком:
         - "Немцы! Прячьте немецкие вещи!"
         Несколько раненых начали торопливо прятать опасные трофеи. Я свою пантерку сунула в печь и закрыла дверцу. Немцы ходили между кроватями, всматривались в лица раненых, было видно, что они не сомневаются, кто эти молодые люди. Однако "посещение" не имело никаких катастрофических последствий. Оказалось, что в больнице было несколько раненых немцев, которые подтвердили, что к ним хорошо относились, и их заступничество спасло наших солдат.
         После возвращения в свой отряд я нашла командование, своих товарищей и подруг в здании школы на улице Бароковой. Наш взвод был охраной штаба ген. Бора. Здание все время сильно бомбили и обстреливали. 13-го сентября утром мы вышли с Бароковой и вернулись на Длугую 7 и Килиньского 1.


Янина Грущиньска-Ясяк

обработка: Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова




      Янина Грущиньска-Ясяк
род. 11.12.1922 в Варшаве
санитарка AK
псевдонимы "Поженцка", "Янка"
второй взвод ударной роты
харцерский батальон AK "Вигры"





Copyright © 2015 SPPW1944. All rights reserved.