Свидетельства очевидцев восстания

Воспоминания санитарки харцерского батальона АК "Вигры" Янины Грущиньской-Ясяк, псевдоним "Янка"








Янина Грущиньска-Ясяк,,
род. 11.12.1922 в Варшаве
санитарка AK
псевдонимы "Поженцка", "Янка"
второй взвод ударной роты
харцерский батальон AK "Вигры"



13 сентября - "Черное воскресенье"

         День 13-го сентября - воскресенье – был прекрасный, жаркий. После полудня, около 17-18 часов, на перекресток улиц Подвале и Килиньского въехал маленький танк, который оказался транспортером, предназначенным для разрушения баррикад и стен, с взрывным зарядом огромной силы. Этот тип машин не был известен нашим солдатам. Я как раз вернулась на квартиру на Килиньского 1. Я очень устала и легла на полу комнаты, окна которой выходили на улицу, чтобы отдохнуть. Сначала я не реагировала на восторженные крики, которые доносились через открытые двери, но когда услышала:
         - "Танк захвачен!"
         вскочила и выбежала на балкон.
         Со всех сторон бежали люди, в окнах счастливые лица, на танке ребята – харцеры с польским флагом. Баррикаду, которая преграждала путь, быстро разобрали. Танк проехал пару метров и остановился. Спереди высунулось нечто вроде ящика. Из танка выскочил водитель и вместе с несколькими молодыми людьми начал суетиться вокруг. Я стояла, опираясь о парапет каменной балюстрады на балконе, возле меня несколько ребят и девушек. Вдруг к небу взметнулся огненный столб. Я не услышала звука, не почувствовала удара, просто потеряла сознание. Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я очнулась.
         Я ничего не видела, меня придавила огромная тяжесть. Убедившись, что руки и ноги действуют, я начала энергично освобождаться. Я была убеждена, что в нас попал "шкаф" и надо бежать, прежде чем прилетят следующие снаряды. Наконец мне удалось выбраться. Тем, что меня придавило, оказалось человеческое туловище без головы, рук и ног, а также обломок стены. В воздухе висела серая пыль и отвратительный смрад горелого мяса и тротила. Этот смрад чувствовался еще весной 1945 г.
         Я вскочила, споткнулась о вырванный дверной косяк, выскочила на лестничную клетку. За мной бежал какой-то парень. Он тоже упал в дверях балкона, прежде чем выскочил на лестницу. Видя его изодранную одежду, я посмотрела на себя. От блузки остался только воротничок, с пояса юбки свисали изорванные лохмотья, волосы, склеенные чем-то липким, облепили голову словно шлем. Хуже всего, что я не видела на правый глаз.
         - "Что это было? Посмотри, у меня есть глаз?" – спрашивала я.
         Медленно я спустилась к воротам и села на ступеньках. Вокруг с криками метались страшно искалеченные люди. Только теперь я услышала пронзительный вой, крики. Из здания Министерства прибежали товарищи. Они принесли мне немецкую рубашку и большие брюки "пантерки" (трофеи со Ставок), помогли одеться и отвели на перевязочный пункт. Я увидела улицу - разрушенный каменный дом на углу улицы Подвале, мостовая усеяна кусками человеческого мяса, кости словно препарированные в лаборатории, к стенам приклеены мозги и куски мяса.
         За поворотом улицы Килиньского, на маленьком газоне, в выкопанные ямы сгребали лопатами человеческие останки. На маленьком кладбище на Килиньского 3 (во дворе) также прибавилось могил.
         Сколько людей погибло? 200? 300? Составлялись списки убитых, пропавших, тяжелораненых. Из тех, кто уцелел и лежал в госпиталях, многих расстреляли немцы, когда 2 сентября вошли на Старе Място.



Остов разорванного Боргварда (фот. Л.Семполиньски)





Янина Грущиньска-Ясяк

обработка: Мацей Янашек-Сейдлиц

перевод: Катерина Харитонова




      Янина Грущиньска-Ясяк
род. 11.12.1922 в Варшаве
санитарка AK
псевдонимы "Поженцка", "Янка"
второй взвод ударной роты
харцерский батальон AK "Вигры"





Copyright © 2015 SPPW1944. Wszelkie prawa zastrzeżone.